Диалоги о финансовой карьере для студентов МГИМО: Три секрета финансового рынка

13.05.14

Диалоги о финансовой карьере для студентов МГИМО: Три секрета финансового рынка

Эксперты МГИМО: Миловидов Владимир Дмитриевич, к.экон.н., доцент

Как заманчив, привлекателен и соблазнителен мир финансов! Многих он увлекает и притягивает. Однако не ко всем оказывается благосклонен. Он капризен и непостоянен в выборе своих фаворитов. Именно поэтому финансы обросли легендами и слухами, о них написаны учебники, романы, мемуары и даже… обвинительные заключения. Финансам даны и строгие определения, и красочные эпитеты. Финансам учат как предмету, финансы выбирают в качестве карьеры, но они остаются загадкой, которую человек всякий раз пытается разгадать в свою пользу. В этой области нет простых ответов. К финансам можно подступиться только с неожиданной стороны. Вот три секрета финансового рынка, которые стоило бы иметь в виду, вступая на это зыбкое поприще…

Секрет 1: Финансы — потерянный рай.

Финансы — изощренное изобретение человека. И оно имеет свою историю. Прародитель людей Адам был изгнан из рая за совершенный грех, за нарушение заветов своего Создателя. Изгнание из рая стало началом хозяйственной деятельности человека. Райские кущи, где произрастало и цвело для человека все, он вынужденно сменил на тяжелый труд в поте лица, чтобы выжить. Выживание стало его и бременем, и повинностью ведь, вкусив от Древа познания, человек потерял бессмертие.

Выживая, человек не забыл о рае. Он всячески стремился вернуться туда или по крайней мере обрести его в земных условиях. Он отправлялся в скитания то по земле, то по морю, он строил себе жилища и добывал пищу, он стал преобразовывать мир так, чтобы обрести рай земной. Будучи изгнанным из рая, человек создал материальный мир. Сам человек, и предметы его деятельности наполнились материальным смыслом. Мир материализовался благодаря человеческому хозяйствованию. Так родилась экономика. Так начали формироваться экономические отношения. Но материальность жизни и усилия по ее преобразованию не приближали человека к заветной мечте о новом земном рае. Всякий раз построенное разочаровывало человека, всякий раз он с горечью разводил руками: земная жизнь — не рай.

Можно ли вообще обрести рай, оставаясь в рамках материального хозяйства? Может стоит поискать «острова блаженных», где все блага земные доступны человеку без особых на то усилий? Либо… Поискать нечто похожее на райское блаженство в земной материальной жизни? И человек принялся осознанно и подсознательно искать дематериализованный земной рай. Уже на ранних этапах хозяйственной деятельности, человек заметил (хотя осознание этого к нему пришло не сразу), что материальные отношения и предметы могут дематериализоваться. Они могут иметь свои отражения в чем-то, что не имеет столь же явной и материальной формы. Как измерить возникающие во вполне материальном человеческом обществе отношения обязанности, долга, взаимозависимости? Как оценить материальные предметы, как сравнить их ценность, как измерить пропорциональность или непропорциональность обладания материальными предметами? Как, наконец, обменяться материальными ценностями? Создавая материальную культуру, человек овладевал понятием ценности, а постигая это понятие, учился сравнивать эти ценности и обмениваться ими. Так возникли деньги, так возникли инструменты оценки ценностей, долгов и обязанностей. Человек начал с пристрастием заниматься расчетами. Ведь материальный мир без расчетов — это замкнутый мир натурального личного потребления. А расчеты возникают в обществе.

Человек создал общество и научился рассчитываться с членами этого общества. Материальная основа мира стала прирастать нематериальными, умозрительными расчетами и оценками. И вот однажды человек открыл для себя, что эти умозрительные расчеты и оценки могут самостоятельно, независимо от их материальных оснований, иметь хождение среди людей. Причем не так важен материальный носитель ценности, сколько то, как к этой ценности относятся другие… Человек стал экспериментировать, сравнивая и оценивая субъективные ожидания и восприятия ценностей. Таких экспериментов в древней истории найдется много, более наглядных и менее наглядных. До поры их было трудно вычленить из общей хозяйственной истории. И вот однажды человек сделал изобретение, которое помогло ему организованно и постоянно заниматься «оценками оценок». Человек создал биржу.

Что такое, например, тюльпаномания? Любовь к тюльпанам? Ничуть. Это азартная страсть, выраженная в стремлении оценить красоту будущих тюльпанов, которые только могут вырасти из неприглядных луковиц. Луковица тюльпана, а не свежесрезанные весной цветы, стали предметом поклонения и спекулятивной игры голландцев XVII века. В определённом смысле луковица — дематериализованный цветок тюльпана, хотя сама она вполне материальна. Но если можно торговать луковицами, из которых вырастают цветы, почему не торговать чем-то иным, что может дать результат только в будущем? Будущими доходами, например? С ответа на этот вопрос и начал формироваться финансовый рынок — рынок ожиданий, оценок, прогнозов, надежд. Рынок, на котором материальное дематериализуется, но выручка и возможность заработать остается вполне реалистичной. Играя относительно ожиданий будущего дохода, человек оказывается способным получить сегодняшний вполне материальный куш. Кажется, что финансовые доходы возникают из самой игры, из торговли ожиданиями. Они отрываются от материального мира, где востребован труд, где материальное тяжело и порой неприглядно. Не это ли заветный путь к утерянному раю? Благоденствие возникает само по себе, из умения оценивать то материальное, что еще должно быть кем-то и когда-то создано.

Финансовый рынок реализует мечту человека о дематериализованном источнике благоденствия, мечту об утерянном рае. Именно поэтому финансовый рынок столь притягателен и романтичен. Здесь все эфемерно, но при этом блистательно и интригующе. Это усиливается еще и тем обстоятельством, что в нематериальном мире финансов свои критерии успеха, которые требуют своих форм измерения и выражения. Ну как измерить успешность финансиста? Конечно можно рассказывать о своих заработках, но это примитивно. Да и набор нулей в отчете об удачной сделке — лишь холодные цифры. Удача в поисках утерянного рая должна быть продемонстрирована публике. Поэтому финансовый рынок превращается в пышную ярмарку тщеславия. Формируется субкультура финансового рынка. Все, чем можно доказать свой успех, идет в ход: машины, часы, одежда, манера поведения, отдых, еда…. Фондовый подъем в каждый исторический период времени рождал своих тщеславных детей, в каждой эпохе мы найдем своих «яппи»… А как без них? Как иначе доказать, что рай-то почти найден?…

Однако не все так просто. Рай, как и мираж кажется рядом, рукой падать, но приблизишься… и поймёшь, что это ускользающий за горизонт туманный образ. Сколько судеб сгубила эта иллюзия, сколько страстей из-за неё выкипело, сколько надежд разбилось! Да, наверное, финансовый рынок, воплощает мечту об обретении утерянного рая. Но это лишь один секрет. А вот и второй.

Секрет 2: Финансовый рынок делает человека личностью.

Как много случайного на финансовом рынке. Как много того, что не зависит от наших стараний и действий. Как же вести себя в этой непредсказуемой ситуации?

…Вернемся к Адаму. Как так оказалось, что он согрешил, нарушил заповеди Создателя, начал хозяйственную деятельность, став прародителем человечества и человеческой материальной культуры? Жил себе Адам в Раю и не помышлял о своей исторической миссии. О чем он думал? Да не о чем он не мог думать, так как не имел знаний. Ему было запрещено вкушать от Древа познания. Жил Адам только по завету Создателя. Сегодня мы могли бы сказать, что Адам вел себя исключительно сообразно общественному мнению, не имея своего. «Общественное мнение» для него состояло из заповедей Творца и мнения его второй половины — Евы. Она даже еще и не была его второй половиной, а просто была рядом. Но и она не обладала знаниями, и она жила по тем же заветам. Поэтому, собственно говоря, «референтное» общественное мнения сводилось для Адама с Евой только к божественным заповедям.

Все бы шло как шло, если бы не появился змей-искуситель. То ли ему повезло, то ли он все просчитал или он все знал заранее, но ему удалось внести разлад в райское общество. Он предложил свое «общественное» мнение. Путь к мозгу мужчины лежит через уши женщины — впервые в истории человечества доказал коварный змей. И внушил он Еве, что есть от Древа можно и нужно! Ева уговорила Адама, Адам вкусил плодов. Собственно так и был совершен первородный грех, за что Адам и Ева оказались первыми хозяйствующими людьми на Земле или «homo economicus».

Не имея знаний, не имея навыков, не совершив проб и ошибок, человек лишен опыта. Он может быть ведомым, но сам не в состоянии выбрать путь. Адам был человеком, но он не был личностью в том, смысле, что не имел внутреннего стержня, гироскопа, иного встроенного нравственного механизма, помогающего выбирать, решать, действовать. У него было сознание, но не было подсознания. Не было «проприоцепции»-то есть способности держать равновесие, не задумываясь об этом. Личностью нельзя стать в раю. Чтобы обрести личность, нужно согрешить, быть изгнанным из рая и начать трудовую деятельность по преобразованию окружающего мира.

Что было бы, если Адам и Ева не послушали змея, а продолжали следовать заветам Создателя? Не было бы греха, хозяйственной деятельности, не было осознания, что они мужчина и женщина, не было бы человечества? Нам не дано знать ответы на такие вопросы. Все не случайно. Может быть Творец, создав человека и вдохнув в него жизнь, решил сделать его личностью? По крайней мере, эта недосказанность библейской истории мне представляется интригующей. Как бы там ни было, трансформация состоялась, и человек стал обретать свою идентичность и превращаться в личность, способную совершать ошибки, исправлять их, учиться, экспериментировать, созидать и строить свой материальный мир. В человеке начал формироваться внутренний «гироскоп», позволяющий ему улавливать баланс двух воздействующих на него сил: самоуверенности и общественного мнения.

Обычный человек зачастую подобен бильярдному шару, который катиться, то и дело отталкиваясь от двух параллельных «бортов»: самоуверенности и общественного мнения. И тот и другой «борт» грозит ему заблуждениями и ошибками. Мы видим мир, отраженным в нас самих. И только наши знания и опыт позволяют нам осознавать, что мы имеем дело с отражением, а не с реальностью. Стоит едва забыться и поверить в реальность отражения, и мы окажемся в плену собственных иллюзий. Если же мы всецело полагаемся на общественное мнение или отражающее его массовое сознание, мы оказываемся в плену иллюзий других людей. Ни то, ни другое не есть оптимальный выбор.
Человек закаляет и воспитывает в себе личность, чтобы умело отличать отражения от действительности, вычленять искусственное и естественное, случайное и детерминированное. Финансовый рынок это тренировка личности. Это постоянное преодоление самоуверенности и защита от массового сознания.

Зачем, например, люди придумали алгоритмическую, высокочастотную торговлю? Прежде всего для того, чтобы осознанно или подсознательно освободить себя от тяжкого бремени делать выбор, то и дело отвлекаться на возникающие сигналы, информацию, то эйфорию, то панику. Конечно, алгоритм написан человеком, он имеет свои принципы, вводные параметры. Но в силу скорости реагирования на конъюнктуру рынка, он лишен эмоциональности человека, имеющего свойство глядеть по сторонам и слушать все и всех подряд. Алгоритмы восполняют как могут несовершенство и незрелость личности участников рынка, её неустойчивость перед силами самоуверенности и массового сознания.

Чтобы не быть сломанным случайной конъюнктурой финансового рынка, человек должен воспитать в себе личность: учиться на своих ошибках, пренебрегать самоуверенностью, не доверять общественному мнению, иметь выдержку и чувство присутствия в ситуации, четко понимать свои приоритеты и…. не пытаться обрести утраченный рай…
И что же из этого следует? Следует третий секрет финансового рынка, который не очень то и нуждается в объяснениях. Вот он.

Секрет 3: Финансовый рынок — это жизнь.

Это не карьера финансового управленца, регулятора, торговца. Это жизнь человека способного мыслить «финансово», уметь дематериализовать материальное и осмысливать его, жить этим «финансовым» настроем, быть «финансовым человеком», умеющим оценивать, считать, прогнозировать даже то, что не осязаемо и едва различимо. Для того чтобы жить этой жизнью, мало знать фундаментальный или технический анализ, мало уметь вовремя нажимать на клавишу Buy или Sell. Здесь нужны опыт, здоровая доля оптимизма, умеренный рационализм и философское отношение ко всему, что происходит. Даже если кто-то не станет финансистом по профессии, отношение к финансам как к жизни не повредит ему в других сферах деятельности.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Блог Владимира Миловидова
Распечатать страницу