Китай не считает Россию ровней

20.05.14

Китай не считает Россию ровней

Эксперты МГИМО: Воскресенский Алексей Дмитриевич, д.полит.н., PhD, профессор

Президент России Владимир Путин 20 мая прибыл в Китай с официальным визитом. Вместе с ним в Шанхай прилетела масштабная делегация из членов правительства и топ-менеджмента десятков крупных российских корпораций.

Поездка в Китай стала первым зарубежным визитом Путина после присоединения Крыма и последовавшего за этим охлаждения отношений России с США и ЕС. Сможет ли она стать первым шагом к стратегическому союза Москвы и Пекина в противовес Вашингтону и Брюсселю.

Александр Коновалов, президент Института стратегических оценок:
— Насколько я знаю, поездка президента в Китай и подписание соглашений планировались задолго до того, как наши отношения с Западом стали ухудшаться. Ведь Китай интересен нам как партнер — у нас с ним протяженная граница и быстрорастущая экономика, мы близкие соседи. Мы можем использовать его для развития экономики Дальнего Востока и Приморья. Расширение сотрудничества необходимо нам независимо от отношений с другими странами.

При этом не стоит ожидать, что КНР может заменить нам Европу и США в качестве партнера или станет нашим союзником в противовес им. Китай не стремится стать геополитическим союзником России. Это принципиальная позиция КНР — не вступать в военно-политические объединения. Для него мы интересны как поддержка в споре с Японией из-за Тайваня, но нужно понимать, что этот вопрос китайцы так или иначе решат и без нашей помощи.

Для нас Китай продолжит оставаться если не оппонентом, то объектом для пристального наблюдения из-за возможных проблем в отношениях. Например, с российской стороны в приграничных с Китаем зонах плотность населения в десятки раз ниже, чем с китайской. Это создает угрозу обострения обстановки на границе, несмотря на то, что территориальных споров с КНР у нас нет.

Если бы мы сейчас начали попытки так или иначе объединиться с Китаем, то смогли бы рассчитывать максимум на статус «младшего брата». Учитывая наше нынешнее экономическое отставание, КНР явно играл бы в получившемся союзе лидирующую роль. Не надо думать, что «русский с китайцем — братья навек», что мы объединимся и покажем «козью морду» Америке. Этого не будет.

Алексей Арбатов, руководитель Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН:
— Нужно очень четко понимать, что союз России и Китая в виде военно-политической организации как НАТО или союз стран Варшавского договора, невозможен. Мы не будем воевать за китайские интересы на Тайване или в Японском море, а Китай не будет воевать за нас в Крыму.

Да, у нас много общих политических позиций, по Ирану и Сирии, есть большие совместные экономические планы. У нас приличные экономические связи, хотя их и нельзя назвать достижением. Мы и Китай имеем 4000 километров общей границы, но связаны с ним в плане экономики в 5–6 раз меньше, чем США или Евросоюз. В том числе и поэтому какого-либо объединения России и КНР против Запада ожидать не стоит.

Кроме того, китайцы не считают Россию ровней и уверены, что далеко ушли вперед в своем развитии. Они воспринимают нас как младшего партнера, но союз на таких условиях нас не устраивает. Мы должны действовать, исходя из сугубо личных интересов, но нужно понимать, что мы не получим из Китая больших инвестиций, потому что он обычно вкладывается в развивающиеся страны. Высокие технологии, которые нам нужны, мы не получим так же — Китай сам получает их из Японии и США.

Алексей Воскресенский, профессор, декан Факультета политологии МГИМО (У) МИД России:
— Вопрос о том, возможен ли союз России и Китая, а особенно если мы говорим о военном союзе, вообще не стоит на повестке дня. Это жупел, который с одной стороны используется, чтобы нагнетать международную обстановку, а с другой — может говорить о непрофессионализме тех, кто его поднимает. Если мы посмотрим на повестку визита президента в Китай, то увидим, что все темы, которые там обсуждаются, старые. Это касается и экономики, и газовых договоренностей, и даже маневров. Главные вопросы, которые стояли на повестке дня — вопросы сотрудничества.

Поворот в сторону военно-политического союза не нужен никому, и в первую очередь, самому Китаю. Мы можем спорить о том, какие приоритеты для себя выстраивает Россия. Но для Китая цели на международной арене сейчас — расширение экономического присутствия в мире, повышение собственной доли в международной торговле и в перспективе выход на позиции торговой державы номер один. А с агрессивной военной державой никто не будет торговать. В документах китайских партийных съездов, начиная с реформ Ден Сяо Пина начала 70-х годов, текущая эпоха обозначается как «эпоха мира и развития», и на такое определение Китай ориентируется и сейчас.

Не нужно забывать и то, что Китай гораздо сильнее, чем Россия, связан с остальным миром в плане экономики и не хочет прерывать эти связи. Не хотят этого и в России. Я не помню в последнее время ни одного выступления российских лидеров первого эшелона, где говорилось бы о том, что мы отворачиваемся от Запада.

Василий КОЛОТИЛОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Профиль»
Распечатать страницу