Внутриполитическая ситуация в Молдове накаляется

26.05.14
Эксклюзив

Внутриполитическая ситуация в Молдове накаляется

Эксперты МГИМО: Чернявский Станислав Иванович, д.ист.н.

Директор Центра постсоветских исследований Станислав Чернявский анализирует ситуацию в Молдове в преддверии назначенных на ноябрь парламентских выборов.

С учетом парламентских выборов, намеченных на 30 ноября, внутриполитическая ситуация в Молдове начинает накаляться. Во многом этому способствуют происходящие в Украине и вокруг нее события, за которыми внимательно следят все политические силы, пытаясь сделать для себя соответствующие выводы.

Опасаясь потери власти, правительственная коалиция в составе правоцентристской Либерально-демократической партии Молдовы (ЛДПМ) Влада Филата, левоцентристской Демократической партии Молдовы (ДПМ) Мариана Лупу и правоцентристской Либерально-реформаторской партии (ЛРП) Иона Хадыркэ всеми силами ускоряет процесс подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, включающее создание Зоны свободной торговли (ЗСТ). Планируется, что оно состоится 27 июня на чрезвычайном саммите «Европейский союз – Молдова».

Несмотря на то, что среди правящей верхушки в целом сложился консенсус в пользу евроинтеграции, оппозиционные партии настаивают на проведении в стране референдума как обязательного условия, предваряющего акт подписания. 14 мая с таким требованием выступила Партия коммунистов Республики Молдова (ПКРМ), 20 мая их поддержала Партия социалистов. Требование это, однако, повисло в воздухе — реакции властей не последовало.

Анализируя начавшийся всплеск политической активности, молдавское экспертное сообщество выделяет три основных группы проблем, которые займут главное место в предстоящей избирательной кампании.

1. Во-первых, окончательный выбор геополитического вектора экономического и политического развития. Молдавское руководство рассматривает европейскую интеграцию как основу политической и социальной сплоченности общества и сознательно замалчивает трудности, которые возникнут при выполнении взятых перед ЕС обязательств.

О негативных последствиях — в том числе упразднении беспошлинной торговли с СНГ, уничтожении общего экономического пространства с Приднестровьем, а также о судьбе многочисленных трудовых мигрантов не упоминает даже оппозиция. Между тем, сегодня две трети из более чем миллиона молдавских гастарбайтеров трудятся в России. Денежные переводы из-за рубежа составляют от 23% до 30% ВВП Молдовы и являются основным двигателем молдавской экономики. Ежегодно молдавские трудовые мигранты переводят на родину через коммерческие банки около 1,5 млрд долл.

Очевидно, что в вопросах евроинтеграции три ведущие партии, имеющие шансы победить на парламентских выборах (включая коммунистов), уже сделали свой геополитический выбор.

2. Вторая, не менее остро обсуждаемая группа вопросов — «лингвистическая». Речь идет не только о необходимости введения русского в качестве второго государственного языка, но и о названии ныне принятого государственного языка — румынский или все же молдавский. Эта, казалось бы, «сугубо лингвистическая» проблема остается в центре ожесточенных дискуссий, поскольку фактически вопрос стоит о выборе будущего Молдовы — сохранении независимого государства или «воссоединении» с Румынией без Приднестровья.

Давление румынского фактора на внутриполитическую жизнь Молдовы нарастает в связи с проведением Бухарестом президентских выборов, намеченных на начало ноября текущего года.

Президент Т.Бэсеску находится у власти с 2004 года и имеет сложные отношения с влиятельными политическими кругами в стране. Парламент дважды объявлял ему импичмент, а на выборах 2009 года его победа была спорной и неубедительной. Сейчас у президента нет шанса не только обеспечить избрание своего преемника на выборах, но и гарантировать личную безопасность после выборов. Бэсеску — сильная, незаурядная личность. Он понимает, что его судьбу может изменить лишь реализация «исторического объединения» Румынии и Молдавии: в румынском обществе идея «объединения» обладает широкой поддержкой населения и является частью исторически сложившейся национальной идеологии. При таком сценарии шансы на победу ставленника Бэсеску станут реальными. Только в этом случае личная безопасность нынешнего президента будет обеспечена.

Одним из практически шагов в направлении «воссоединения» стала спонсируемая румынами перепись населения Молдавии. Накануне ее проведения (12–25 мая 2014 года) парламент Румынии принял решение, согласно которому гражданам, указавшим в опросном листе, что они румыны, а не молдаване, будет упрощена процедура получения румынского гражданства.

Политологи считают, что такая массированная атака на идентичность молдаван приведет к тому, что после переписи доля румын в общей численности населения Молдовы возрастет до 15–20%.

«Унионистские» планы Бухареста целиком разделяет президент Молдавии Николай Тимофти, который считает, что Молдавия — часть румынского культурного и языкового пространства.

Не исключено, что оба президента рассчитывают, что Россия поставит вопрос о признании и присоединении Приднестровья, предоставив повод для реализации румынских планов.

В этом случае следует ожидать резкой активизации всех действующих в стране панрумынских унионистских структур. Не секрет, что по аналогии с украинскими событиями им предназначена роль «правового сектора» будущего кишиневского «майдана». Националистически мотивированное, идейно убежденное меньшинство может не только создать «телевизионную картинку» массовых волнений, но и осуществить физическую блокаду государственных учреждений наподобие событий в Кишинёве в апреле 2009 года. При таком сценарии центристские партии, управляемые молдавскими олигархами, вряд ли смогут мобилизовать контролируемые ими силы правопорядка.

Активизация панрумынских националистических структур может вызвать ответную реакцию со стороны Гагаузской автономии и болгар, компактно проживающих в Тараклийском районе. Как известно, 2 февраля 2014 года в Комрате состоялись два референдума (законодательный и консультативный), в ходе которых более 96% избирателей проголосовало за право Гагаузии «на внешнее самоопределение» и вступление Молдовы в Таможенный союз. Их поддержали и 12 тыс. болгар Тараклийского района. 18 марта Гагаузия объявила о создании собственных вооруженных сил.

3. Наконец, третий, наиболее болезненный узел проблем — перспективы отношений с Приднестровьем. Обращает на себя внимание, что ни один из партийных лидеров не выступает за активизацию переговоров с Приднестровьем. Былые разговоры о «федерализации» ушли в прошлое. Не исключено, что правящие круги Молдовы надеются с помощью ЕС задушить приднестровскую экономику, попавшую в тяжелое положение из-за украинских событий.

После подписания Соглашения о зоне свободной торговли между Молдавией и ЕС, в котором не участвует Приднестровье, Тирасполь может потерять 39% производства, 65% экспорта, 57% внешнеторгового оборота, 36% налоговых поступлений в бюджет и 23% ВВП.

Нельзя исключать, что в случае полного установления контроля нового украинского режима над юго-востоком Украины будут предприняты попытки организовать «майдан» в Тирасполе и других городах левобережья Днестра.

В создавшихся условиях 18 марта Верховный совет Приднестровья обратился в Государственную Думу России с просьбой предусмотреть в российском законодательстве возможность вхождения непризнанной республики в состав России, а 16 апреля направлено обращение Президенту В.Путину с просьбой о признании Приднестровской Молдавской Республики.

Разумеется, для российской стороны важно сохранить свои позиции на юго-востоке Европы, где при активном участии евроатлантических структур идет стратегическое переформатирование политических сил, преследующее антироссийские цели. Очевидно, что России необходимо разработать более четкий план своих действий с учетом, прежде всего, развития событий на Украине. Вряд ли целесообразно рассматривать подписание Молдовой Соглашения об ассоциации с ЕС как некую «красную линию», следовать принципу «все или ничего». Для нас предпочтительнее соблюдать баланс мер воздействия, среди которых, наряду с ограничителями в сфере миграции и внешней торговли, предусмотреть выдвижение компромиссных предложений по сохранению уровня сотрудничества с Молдовой, твердо отстаивая при этом наши интересы.

Каким бы ни был будущий ответ России на решение молдавского руководства об ассоциации с ЕС, нам надо исходить из необходимости выработки долговременной стратегии отношений с этим государством, предполагающей различные сценарии развития событий как в самой Молдове, так и вокруг нее.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу