Выборы без последствий

27.05.14

Выборы без последствий

Эксперты МГИМО: Воронков Лев Сергеевич, д.ист.н.

Европа стремится вправо, де-факто, к дезинтеграции, а Украина — в Европу, то есть к интеграции. И не важно, что одно противоречит другому. Выборы в Европейский парламент и отчасти совпавшие с ними по времени выборы президента Украины прошли так, как и ожидалось. С накалом страстей и непониманием последствий. К их итогам подходит увековеченная небезызвестным английским драматургом поговорка: много шума из ничего. Подробнее о результатах голосований — в интервью с профессором кафедры европейской интеграции МГИМО Львом Воронковым.

— Лев Сергеевич, итоги выборов в Европарламент свидетельствуют об усилении так называемых праворадикальных партий, выступающих за дезинтеграционные процессы в Европе. По вашему, смогут ли евроскептики изменить курс европейской политики?

— Значение результатов этих выборов не следует преувеличивать, так как возможности Европарламента влиять на интеграционную политику достаточно ограничены. Этот парламент не является законодательным органом в традиционном понимании слова, то есть в том смысле, в каком он воспринимается внутри отдельных стран.

Главным законодательным органом ЕС является его Совет, состоящий из представителей государств-членов. Парламент участвует в законодательном процессе, на стадии обсуждения он может оказать влияние на содержание законопроекта, но силой своего большинства, а праворадикальные партии таким большинством в парламенте обладать не будут. Он также участвует в утверждении бюджета Союза, избирает состав Европейской Комиссии, может отправить весь ее состав в отставку. Создан этот орган, как это декларируется, в целях обеспечения демократического контроля за деятельностью бюрократических структур (органов и институтов) ЕС, но его полномочия позволяют сделать это в весьма ограниченном масштабе.

Выборы в Европарламент — это хороший индикатор настроений населения стран-членов, но оказать решающее или даже более — менее серьезное влияние на политику ЕС и интеграционные процессы в нем, помимо стран-членов, — он не в состоянии.

Далеко не всегда к резолюциям этого органа можно относиться серьезно, нередко они носят как весьма политизированный или идеологизированный, так и не всегда квалифицированный характер.

— Результаты еще одних громких выборов, прошедших 25 мая, тоже известны. Президентом Украины стал Петр Порошенко, давший обещание своим избирателям обеспечить стране членство в Евросоюзе. Каковы перспективы реализовать этот посыл, учитывая сложности украинской экономики и нарастание скепсиса в Европе по поводу дальнейших интеграционных процессов?

— По копенгагенским критериям членства в Евросоюзе страна-кандидат должна помимо соблюдения политических условий обладать развитой рыночной экономикой, способной выдерживать конкуренцию на рынках ЕС, быть готовой принять весь внутренний экономический правопорядок, действующий в ЕС, и все его законы у себя в стране. Было бы большим преувеличением считать, что украинская экономика находится в таком состоянии. Европейская комиссия имеет право и обязана обеспечивать соблюдение этого законодательства всеми странами-членами и запрашивать новые полномочия, если имеющихся не хватает.

При вступлении в члены ЕС, что в случае с Украиной является нереалистической перспективой на ближайшее десятилетие, страна может получить право голоса в органах и институтах ЕС, но обязана следовать установленному в союзе порядку. Адаптация экологического законодательства и экологической практики стран Центральной и Восточной Европы, вступивших в ЕС в 2005—2007 гг., к нормам ЕС, по оценке Европейской Комиссии, обошлась им в 120 млрд. евро за десятилетие.

Что касается программы Восточного партнерства для Украины, то такая адаптация к нормам ЕС, по оценке прежнего премьера Украины Азарова обошлась бы стране в 160 млрд. евро. При этом членства в ЕС эта программа не обещает.

— Что обещает?

— Речь идет об открытии экономического пространства Украины для освоения его в интересах наиболее конкурентоспособных стран и компаний Евросоюза по правилам, действующим в ЕС, но без предоставления Украине права голоса в органах и институтах ЕС. Более того, предусматривается учреждение независимой (от суверенной Украины) комиссии, которая должна следить за соблюдением норм ЕС на ее рынке и обеспечивать равные возможности для иностранцев и украинцев на внутреннем рынке Украины.

Самое интересное состоит в том, что главной силой, выступившей за сдачу экономического суверенитета Украины институтам Евросоюза, выступили украинские националисты. В ответ ЕС обещает, что по мере внедрения европейского правопорядка внутри Украины постепенно будет открываться рынок ЕС для украинских товаров, которые, однако, должны быть конкурентоспособными. Ранее, в колониальные времена, подобные захваты рынков и их освоение производились колониальными державами с помощью силы, теперь это называется «политикой соседства» ЕС, призванной создать вокруг него «круг друзей». Если страна готова отказаться от экономического суверенитета и предоставить свои ресурсы и территорию для освоения компаниями развитых стран ЕС, то те такой подарок могут с большим удовольствием проглотить в короткое время. Я однако уверен, что украинские власти на такой шаг не пойдут, так как это было бы не только экономическим, но и политическим самоубийством.

Так «насолить» «москалям» могут только недруги Украины.

Наталья БЫКОВА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Наука и технологии России — STRF.ru»
Распечатать страницу