События в Абхазии — не переворот, а приглашение к переговорам

28.05.14

События в Абхазии — не переворот, а приглашение к переговорам

Эксперты МГИМО: Муханов Вадим Михайлович, к.ист.н.

События в Абхазии пока нельзя назвать государственным переворотом, считает политолог, старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО Вадим Муханов.

«Однозначно говорить, что это государственный переворот пока не приходится, потому что мы не видим, что поменялась власть. Можно констатировать сильный удар по этой власти во главе с действующим президентом Александром Анквабом, по ее репутации, потому что митинги оппозиции проходили и раньше, но такого масштаба и такого движения в прошлые годы просто не наблюдалось», — сказал он РИА Новости.

Накануне в Сухуме прошел многотысячный митинг оппозиции, требующей отставки главы государства. Протестующие выступали за реформирование системы власти, выражали недовольство действиями руководства. Вечером представители оппозиции установили контроль над зданием администрации президента и заявили, что берут в свои руки временное управление республикой.

Секретарь абхазского Совбеза Нугзар Ашуба сообщил, что Анкваб находится в Абхазии и контролирует ситуацию в республике. Происходящее он расценил как попытку госпереворота.

Захват как повод для переговоров

Муханов в связи с этим признал, что хотя в Абхазии и Сухуме и раньше проходили массовые митинги, они не приводили к захвату административных зданий. В то же время он подчеркнул, что о силовом противостоянии речь пока не идет.

«Пока нельзя говорить, что не сегодня-завтра все возьмутся за оружие и это превратится в кровавое столкновение. Мне кажется, что большинство политических деятелей в Абхазии понимают, что это самый деструктивный путь — если они не придут к компромиссу», — отметил эксперт.

Он напомнил, что для Абхазии и вообще для Кавказского региона подобные действия оппозиции нельзя считать чем-то радикальным. «Радикальное — это если бы было вооруженное противостояние. Пока речь идет о том, что оппозиция пытается консолидировать своих сторонников подобными решительными действиями», — добавил он.

По его мнению, возможно, что теперь между властью и оппозицией начнутся долгие переговоры. «Переговорный процесс только начался, и говорить о том, что никаких контактов между оппозиционными силами и нынешней властью не будет, я бы не стал. Для Абхазии традиционны длительные вялотекущие переговоры, и, возможно, что все-таки крупные политические деятели, которые представляют обе стороны конфликта, смогут договориться в том или ином формате», — считает Муханов.

По его данным, посредниками в подобном диалоге могут быть влиятельные абхазские политики, такие как бывший премьер-министр, экс-глава МИД Сергей Шамба. «Сейчас, по моим данным, Шамба пытается действовать в роли посредника между оппозицией и властью, потому что он все-таки авторитетный политический деятель и не поддерживает эскалацию», — сообщил эксперт.

Он также высказал мнение, что в результате этих переговоров возможны какие-то изменения в структуре власти, но вряд ли кардинальные. «Ряд людей потеряет свои посты, это уже ясно, но говорить о том, что в Абхазии будет полностью переформатирована власть, я бы не стал», — сказал Муханов.

Украина далеко, а Крым — рядом

При этом он полагает, что, например, искать прямые привязки событий в Сухуме к украинскому майдану и последовавшему за ним кризису, не стоит. «Напрямую говорить о влиянии украинских событий я бы не стал», — подчеркнул эксперт.

В то же время он указал, что какое-то влияние на Абхазию может оказывать обстановка в Крыму: если полуостров оттянет на себя российских туристов, это ударит по экономике республики.

«Понятно, что украинский, даже не украинский, а более близкий для простых жителей Абхазии крымский фактор, конечно повлиял. Абхазская республика существует на нескольких „китах“, и один из них — российские туристы. И понятно, что любые изменения в Черноморском бассейне будут влиять и затрагивать социально-экономическую ситуацию, а от нее можно прийти быстро и к политической», — отметил Муханов.

Однако, по его словам, если такое влияние и есть, оно не определяющее. «Бесспорно, влияние есть, но я бы не стал его называть приоритетным. Это один из пятерки или десятки факторов, но точно не топ-три. Ключевое — это противостояние власти и оппозиции, это протестное движение, которое усилилось, недовольство властью», — считает эксперт.
Обещанного уже не просто ждут

Муханов уверен, что недовольство в рядах сторонников абхазской оппозиции зрело давно. «В принципе, противостояние всегда существовало, всегда была определенная оппозиция. Надо сказать, что она периодически устраивала массовые митинги, где озвучивала весьма серьезные требования. Эти требования не были услышаны властью. Некий негативный заряд наращивался», — сказал он.

Политолог напомнил, что президент Анкваб во время предвыборной кампании заявлял, в частности, что будет менять политическую систему, что возможны элементы перехода к парламентской республике.

«Конечно, Анкваб — человек, который сидит достаточно давно во власти, а те вещи, которые он озвучивал во время предвыборной кампании, демократические реформы, которые он обещал и в политическом плане, и в социально-экономической сфере, их население пока не почувствовало. Поэтому такой негатив, протестное движение постепенно усиливались, и недовольных становилось все больше и больше. Поэтому оппозиция собрала легко многотысячный митинг в Сухуме», — заключил Муханов.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РИА Новости
Распечатать страницу