Москва не должна дружить с Ереваном против Баку

02.06.14

Москва не должна дружить с Ереваном против Баку

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

Интервью Day. Az с известным российским политологом, доктором политических наук Андреем Казанцевым.

— Азербайджан и Россия продолжают активно сотрудничать в военной и военно-промышленной сферах. В частности, Баку продолжает закупать крупные партии российского вооружения. Как вы считаете, говорит ли этот факт о некоем сближении по ряду вопросов регионального характера?

— Действительно, поставки российского оружия Азербайджану — признак того, что слова о наличии стратегического партнерства между двумя государствами — не пустой звук. В целом, это один из признаков того, что отношения неплохие. Я бы не стал их определять как союзнические, но они улучшаются.

— Учитывая эти самые неплохие отношения, стоит ли ожидать от Москвы более активной позиции в карабахском урегулировании? По крайней мере, подобные предположения делает ряд экспертов в обеих странах.

— Есть аргументы и за, и против этого предположения. В краткосрочном плане (в ближайший год) будут преобладать аргументы «против». Российскому руководству сейчас явно не до Карабаха и не до азербайджано-армянских отношений. Слишком много проблем с Украиной, в отношениях Россия-Запад, с внутриэкономической ситуацией. Но за пределами года возможна активизация российской политики в данном направлении.

Действительно, противостояние России и Запада, резко обострившееся из-за украинских проблем, довело многие международные вопросы до тупикового состояния, и решить их при нынешнем положении дел невозможно, но проблема Карабаха — не такова. Здесь компонентов противостояния России и Запада практически нет. Нет и упомянутого тупика. Соответственно, на этом направлении Россия может и проявить инициативу, и способствовать разрешению вопроса, усиливая свои позиции в мире и на постсоветском пространстве.

Кроме того, Москва оказалась в тяжелом положении в том плане, что в связи с членством Армении в ОДКБ и предстоящим вхождением в Таможенный союз, Россия усиливает влияние на это государство. Однако при этом мы находимся и в отношении стратегического партнерства с Азербайджаном. Совмещать все это очень непросто. В интересах России — сделать так, чтобы российско-армянская дружба не была направлена против интересов Азербайджана. Единственный способ сделать это на практике — предпринимать систематические усилия по сближению позиций Баку и Еревана. Поэтому данный вопрос из стратегического поля российской дипломатии просто не может уйти, в принципе.

— А как можете прокомментировать сближение сторон в энергетическом секторе?

— Да, усиление сотрудничества наблюдается. Экономическую его сторону, особенно в стратегической нефтегазовой отрасли, надо приветствовать, так как она долгое время отставала от политического сотрудничества между Россией и Азербайджаном. Но мы должны понимать, что это происходит в рамках многовекторной политики Азербайджана. От этого принципа он явно в обозримой перспективе не откажется. Скажем, у Азербайджана есть неприятие ОДКБ, Таможенного союза, и т.п. Это не изменится. Но, с другой стороны, Баку явно не хочет и попадать в зависимость от Запада. Здесь есть свои риски, которых Баку тоже выгодно избежать. Например, усиления давления по некоторым внутриполитическим вопросам. Поэтому стратегический интерес Баку к Москве всегда будет сохраняться как один из важнейших внешнеполитических векторов.

— Несмотря на официально декларированное желание Еревана вступить в ТС и стать частью евразийского пространства, официальные власти Армении продолжают делать заявления о сближении с Европой. Что это — желание усидеть на двух стульях или…? И как к такой позиции отнесется Москва?

— Армения, как и многие другие постсоветские страны, проводит многовекторную политику. Но с учетом обострения отношений России и Запада, Ереван сталкивается с очень серьезной проблемой. Все больше повестка дня на постсоветском пространстве начинает формулироваться и Россией, и Западом по принципу «кто не за нас, тот против нас». Особо уязвимыми для такого давления оказываются страны, которые экономически сильно зависимы от российской и/или западной помощи, а также — от перечислений трудовых мигрантов из России и/или Запада. Это — Армения, Кыргызстан и Таджикистан.

В случае Армении попытка проводить многовекторную политику становится в последнее время достаточно рисковой. Видимо, в период обострения российско-западных отношений один из двух «векторов» Еревану придется «приглушить». Я думаю, что «приглушить» придется именно западный вектор. Скажем, я могу напомнить, как негативно в ЕС отнеслись к попытке Еревана войти в Таможенный союз и одновременно подписать политическую часть соглашения об ассоциации с ЕС. Естественно, что и в России отношение к попытке дружить сразу со всеми не сильно отличается. Это хорошо получается, скажем, у Казахстана. Но он ни от чьей экономической помощи не зависит. Наоборот, это в нем заинтересованы. Такова же и позиция Азербайджана. Поэтому у Баку перспективы многовекторной политики лучше, чем у Еревана.

— Как в целом можете оценить 300-миллиардный газовый контракт России с Китаем? Что это может значить для Европы, и скажется ли как-то на интересах Азербайджана, который рассматривается Западом в качестве поставщика газа?

— Не следует преувеличивать экономическую значимость российско-китайского контракта для европейского рынка газа. Он имеет большое политическое значение, так как указывает на выбранное Москвой стратегическое альтернативное направление. Но объемы по сравнению с российскими поставками газа в Европу невелики. Так что этот контракт на газовые интересы Азербайджана (в плане продаж его собственного газа в Европе) мало повлияет. Конкуренция российского газа сохранится.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Day.Az
Распечатать страницу