Культурный мартиролог Сербии

04.06.14

Культурный мартиролог Сербии

Эксперты МГИМО: Пономарева Елена Георгиевна, д.полит.н., профессор

В год 15-летия натовских бомбардировок Югославии мартиролог сербских историко-культурных и религиозных памятников все еще насчитывает более сотни страниц. Их уничтожение было следствием не только прямых бомбовых ударов, но и последующего преступного попустительства со стороны КФОР — международных сил под руководством НАТО, отвечавших за обеспечение стабильности в Косове.

Гуманитарную, в том числе культурную катастрофу в Сербии политолог, профессор МГИМО Елена Пономарева называет «преступлением против всего человечества, которое хочет считать себя цивилизованным и нравственно ориентированным».

«Бомбардировки Второй мировой войны, как это ни странно, не принесли такого колоссального разрушения и вреда, которые сделали акции агрессии в 99 году. После 78 дней войны НАТО против Союзной Республики Югославия последовало массированное, целенаправленное уничтожение всех культурных памятников, которые оставили сербские жители на территориях под властью оккупантов и их пособников. Турецкое иго, фашистское нашествие, атеистический социалистический период культурные памятники пережили благополучно. В начале XXI века мы получаем выжженную пустыню на Балканах. Каменный век», — сказала Елена Пономарева в эфире «Голоса России».

Список культурных потерь охватывает огромный исторический пласт — от построек X до начала XX века, возведенных в том числе и русскими архитекторами. В нем и исключительно важный для сербов памятник «Башня черепов». Она напоминала о борьбе сербских повстанцев с войсками Османской империи и была построена турками из черепов убитых сербов. В нем и археологический комплекс Медиана. И десятки сербских храмов, которые уничтожались прямо в присутствии миссии ООН и КФОР, как, например, церкви в городах Джаковица, Брняча, Подуево, Бело-Поле и многих других. То, что не было разрушено до основания, становилось легкой добычей мародеров: сплошь и рядом случаи кражи и вывоза из страны икон, церковной утвари наблюдались в ныне албанском Косове. Поведение «миротворцев» на Балканах было вопиющим противоречием их миссии. Так считает руководитель Центра по изучению балканского кризиса Института славяноведения Елена Гуськова:
«Я знаю, что миротворцы занимались перепродажей вещей, бензина, например, на мусульманскую либо хорватскую сторону. И сербам продавали. За деньги выводили людей из осажденных городов — например, из Сараева. Это было! А в 2004 году миротворческие силы — немецкие, французские, американские батальоны — расступались перед албанцами, которые набрасывались на сербские храмы, монастыри, уничтожали их при стечении народа: огромная толпа наблюдала, улюлюкала…».

Как считает Елена Гуськова, неслучайно первыми страдали религиозно-культурные памятники в Косове и Метохии:
«Албанцы поставили цель создать этнически чистые территории — без сербов, черногорцев, горанцев, цыган. Им нужно доказать, что это территория исконно албанская. Доказательством является отсутствие памятников культуры других народов. Поэтому, когда не будет ни одного сербского памятника, а их в Косово и Метохии более двух тысяч, тогда будет легко сказать, что никакой другой народ на эту территорию не имеет права. Хотя мы прекрасно понимаем, что именно здесь зарождалось средневековое Сербское государство, отсюда началась Сербия».

В отличие от войн времен Римской империи или Средневековья, современные военные конфликты — это не просто меряние силами двух сторон. Как заметила Елена Гуськова, начиная с 1990-х годов, эти процессы управляемы извне. «Международный фактор расставляет силы по своим собственным интересам, — говорит историк. — Управляемость кризисом позволяет управлять и методами ведения войны, в том числе и против памятников культуры».

Аудио

Ольга БУГРОВА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «РИА Новости»
Распечатать страницу