Процедура привлечения к ответственности есть

21.07.14

Процедура привлечения к ответственности есть

Эксперты МГИМО: Лабин Дмитрий Константинович, д.юрид.н.

«Направить иск, конечно, можно. Но результат будет малоэффективным», — заявил газете ВЗГЛЯД профессор МГИМО, специалист по международному праву Дмитрий Лабин. Так юрист прокомментировал решение ДНР обратиться в международные суды с иском против властей Украины. Однако некоторые реальные юридические возможности у Донецкой республики все же есть. В отличие от исков Украины по поводу Крыма.

Власти Донецкой народной республики намерены подать в международные судебные инстанции иск к действующему руководству Украины в связи с негуманным ведением боевых действий. О решении руководства ДНР накануне сообщил первый вице-премьер республики Андрей Пургин. «Мы сейчас собираем документы по обстрелу украинскими силовиками жилых районов, гибели мирных жителей, а также отказу украинской стороны предоставить гуманитарные коридоры, будем обращаться в международный суд», — заявил первый замруководителя правительства ДНР.

Поводы для такого рода обращения появляются едва ли не каждый день. В понедельник об обстрелах жилых домов в Донецке сообщило РИА «Новости» со ссылкой на свидетельства местных жителей. «Попали в авторынок, мост, супермаркет „Амстор“, жилые дома», — приводит агентство слова очевидцев. Ранее в понедельник сообщалось, что силовики начали обстрел вокзала в Донецке. Неподалеку от вокзала находится аэропорт Донецка, в котором заблокированы украинские силовики.

На прошлой неделе власти Донецкой и Луганской народных республик назвали действия киевских властей на востоке страны геноцидом, а главной целью политики Украины — «массовое уничтожение граждан Донбасса». Власти Новороссии попросили Совбез ООН и ОБСЕ ввести санкции против причастных к данным действиям, говорится в документе, опубликованном в микроблоге ДНР в Twitter.

Ранее ДНР разместила в соцсети обращение парламента Союза народных республик (СНР), в котором киевские силовики объявляются террористами, проводящими политику, направленную на «массовое уничтожение граждан Донбасса на основании политической, этнической и религиозной ненависти». Кроме того, парламент СНР называет действия вооруженных сил Украины агрессией в отношении жителей ЛНР и ДНР и предупреждает украинское правительство об ответственности за геноцид народа, которая установлена международными документами.

Киевские власти, в свою очередь, также намерены обратиться в международные инстанции. В минувшую субботу президент Петр Порошенко на встрече с министром иностранных дел Нидерландов Франсом Тиммермансом заявил, что Украина готовит международные юридические иски о признании ДНР и Луганской народной республики террористическими организациями. «Я уверен в том, что суд над террористами должен состояться обязательно», — цитируют украинские СМИ заявление своего президента.

Подача иска ДНР в международную инстанцию — вопрос весьма проблематичный, учитывая то, что государство не признано международным сообществом, отметил в беседе с газетой ВЗГЛЯД юрист-международник, бывший сотрудник МИД Финляндии Петер Иискола. «Суд может им ответить: „у вас нет юрисдикции, вы — не страна!“, — добавил юрист. — Понятно, что украинский прокурор подавать этот иск не будет. Поэтому возможны трудности».

Впрочем, отмечает собеседник, легитимность самого киевского правительства вызывает сомнения, учитывая то, что «оно пришло к власти с нарушением действующей конституции, в результате переворота, поддержанного США и ЕС, таким образом, олигархи Порошенко и Коломойский пришли к власти незаконным путем». «Украинское временное правительство использует военную силу против гражданских лиц, что является одновременно и актом геноцида, и нарушением гуманитарного права, — подчеркивает Иискола. — Уверен, что в свое время они будут осуждены в рамках надлежащих политических или правовых институтов».

На вопросы газеты ВЗГЛЯД о том, насколько реалистичным выглядит процесс «ДНР против Киева», также ответил профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин.

ВЗГЛЯД: Дмитрий Константинович, если ДНР действительно будет подавать иск, то какой международный суд имеется в виду: Международный суд ООН или Международный уголовный суд в Гааге?

Дмитрий Лабин: Если речь идет о Международном суде ООН, то он является одним из главных органов международной организации. Юрисдикция международного суда ООН распространяется только на суверенные государства. И, более того, государства, которые являются участниками ООН, признают юрисдикцию этого суда. ДНР провозгласили, но она не является участником ООН (это один из способов признания вновь возникшего государства).

Отсюда следует вывод, что даже если такой иск будет направлен, он не будет рассматриваться судьями Международного суда ООН, поскольку они не установят свою подсудность. Иными словами, не найдут юрисдикции для рассмотрения такого иска.

Что касается Гааги, то есть такой международный суд. Но надо учитывать, что это международные судебные инстанции, которые учреждаются по воле государств и действуют строго в рамках тех полномочий, которыми государства наделяют такой международный орган. И опять здесь речь идет только о государствах, которые подписали римский статут в 1998 году. ДНР никакой конвенции не подписала в силу пока, скажем так, дефицита статусности. И присоединяться к конвенции они не могут. Поэтому направить иск, конечно, можно. Но результат будет малоэффективным.

Другое дело, что все доказательства негуманного ведения конфликта можно и нужно фиксировать. Есть международные организации, в частности, ОБСЕ, которые имеют полномочия мониторить такие факты и давать им соответствующую международно-правовую оценку. Они могут лечь в основу соответствующих разбирательств.

Напомню один из последних подобных случаев: трибунал по бывшей Югославии, где как раз разбирали и привлекали к ответственности военных преступников. То, что ДНР не участвует в международных конвенциях, совершенно не означает, что против ополченцев можно применять оружие в нарушение международного права. Общее международное право как раз предусматривает защиту всех, и мирного населения прежде всего. Так что процедура привлечения к ответственности есть и может быть задействована.

ВЗГЛЯД: Имеет ли право непризнанное государство на подачу исков в международные судебные инстанции? Были ли прецеденты подобных обращений от признанных государств и непризнанных государств?

Д.Л.: Как я уже сказал, тут есть правовые проблемы. Обращаться могут, но не делают. Как правило, потому, что понимают, что такие обращения при нынешнем статусе не приведут к желаемым результатам. Но практика складывается таким образом, что повстанцы пытаются привлечь внимание авторитетных международных организаций, которые, условно говоря, берут под свою опеку эту ситуацию.

ВЗГЛЯД: Первый вице-премьер ДНР Андрей Пургин или любой другой представитель власти может подать такое заявление в качестве частного лица?

Д.Л.: Нет, частные лица напрямую в суд обращаться не могут. В рамках ООН действует соответствующая комиссия по правам человека, которая собирает факты, и, уже анализируя соответствующие резолюции, ставит вопросы Генеральной Ассамблее, Совету безопасности. Опять же, это не судебный орган, это орган некоего контроля. Здесь не идет речь о прямом обращении к правосудию.

ВЗГЛЯД: Когда Украина намеревалась обратиться в международный суд ООН по присоединению Крыма, эксперты высказывали предположения, что Россия его заблокирует. Возможно ли, что подобная судьба постигнет иск ДНР (поскольку большинство из них не намерено признавать республику)?

Д.Л.: Тут надо смотреть точнее, как сформулировали свое мнение эксперты. В Международном суде по территориальным спорам таких споров рассматривается масса. У Украины есть уже один спор с Румынией по поводу необитаемого острова в Черном море. Но в данном случае, видимо, Россия будет ответчиком. Россия воссоединила Крым, и такая позиция формулировалась и заявлялась, в том числе, высшим руководством.

ВЗГЛЯД: Олигарх Игорь Коломойский пригрозил России судом в международном арбитраже за потерянные крымские активы. Как вы оцениваете его шансы? В случае, если арбитраж удовлетворит иск Коломойского, будет ли это иметь какие-то ощутимые последствия для России?

Д.Л.: Здесь вопрос немного в другой плоскости ставится. Да, процедура есть, она используется. Но здесь все тоже не однозначно, потому что процесс состязательный. И каждая сторона имеет возможность представить свои аргументы. У РФ есть несколько, чуть меньше десяти, подобных разбирательств. Это дела акционеров ЮКОСа к Российской Федерации. Но тут иностранному инвестору нужно доказывать, что это были инвестиции именно в Россию.

Нужно еще доказывать, что они были незаконно изъяты у этого лица. Поэтому, если речь идет об инвестициях в Крым, то в тот период, когда они осуществлялись, это не было территорией России, поэтому, на мой взгляд, слабая позиция у Коломойского. Причем арбитраж не может выходить за рамки требования, то есть, другими словами, арбитраж рассматривает спор так, как он поставлен, и не может его изменять. Поэтому важно, как сформулированы требования, это определяет и судьбу самого разбирательства. Если речь идет о вложениях в Россию, то я не знаю фактов инвестиций Коломойского в нашу страну.

ВЗГЛЯД: Президент Украины Порошенко требует признать ДНР террористической организацией. Насколько этот призыв может иметь серьезные последствия с юридической точки зрения?

Д.Л.: Это нацелено на формирование общественного мнения на территориях, где можно оказывать соответствующее влияние. Объявлять террористами — такой процедуры в международной практике нет. Есть сотрудничество стран по борьбе с терроризмом и по борьбе с финансированием терроризма. Есть ясные и четкие критерии отнесения лиц или их группировок к этой категории. Мы видим, что лидеры государств подходят достаточно разумно к этому вопросу.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Взгляд»
Распечатать страницу