Украина пытается придерживаться принципа симметрии

23.07.14

Украина пытается придерживаться принципа симметрии

Эксперты МГИМО: Коктыш Кирилл Евгеньевич, к.полит.н.

МВД страны возбудило уголовное дело против Сергея Шойгу.

Помимо министра обороны, в числе фигурантов дела оказался российский бизнесмен, основатель инвестфонда Marshall Capital Константин Малофеев. Политолог, доцент кафедры политической теории МГИМО МИДа Кирилл Коктыш обсудил тему с ведущей Натальей Ждановой.

Шойгу и Малофеев проходят по уголовной статье о создании незаконных вооруженных формирований. По словам главы МВД Украины Арсена Авакова, Сергей Шойгу отвечал за их организацию на востоке Украины. Константина Малофеева подозревают в финансировании этих групп.

— Как вы можете расценить решение украинских властей завести дело на Шойгу и Малофеева? Это своего рода ответ на соответствующие уголовные дела, которые заведены в России на Авакова и Коломойского?

— Абсолютно, это полная симметрия. С нашей стороны в списке фигурирует один человек и один бизнесмен. Естественно, они тоже постарались составить аналогичный список, — один человек и один бизнесмен. В этом плане Украина просто пытается придерживаться принципа симметрии и тем самым настаивать на паритете и равенстве Киева и Москвы. Когда любые санкции, любые шаги соответствуют принципу симметрии.

— А почему именно эти люди, как вы считаете?

— Мы обвинили министра внутренних дел Авакова, они обвинили министра обороны Шойгу, мы обвинили Коломойского, который, кроме того что губернатор, является достаточно крупным олигархом, они обвинили Marshall Capital, его бывшие сотрудники на самом деле присутствуют в самопровозглашенных ДНР и ЛНР.

— Вы имеете в виду Бородая и Гиркина?

— Да. В этом плане резон, конечно, определенный есть, и тем самым Киев демонстрирует, что он в равной степени субъектен, как и Москва. По крайней мере, хочет ощущать себя в равной степени субъектным.

— Как вы считаете, есть ли какие-то перспективы уголовного дела украинского и российского?

— В случае нормализации отношений Москвы и Киева эти дела естественным образом симметрично прекращаются и готовятся в этом случае под размен. А в случае отсутствия нормализации они так и останутся символическим ресурсом, потому что здесь Киеву можно было просто отстоять символически свое равенство, что не только в отношении него могут вводить какие-то санкции, уголовные дела, но и он может в аналогичной степени на это симметрично отвечать и тоже заводить дела. В случае продолжения нарастания конфронтации, — а это будет, — останется символическим эпизодом.

Мы, конечно, знаем, что уголовные дела заведены, но Следственный комитет не собирается десантироваться, не собирается арестовывать Авакова и Коломойского, привлекать к реальному судебному процессу. Примерно так же останутся и украинские декларации, ну, а как дальше будут развиваться события, посмотрим.

— А отразятся эти уголовные дела на отношениях России и Украины. Будет иметь какое-то значение для отношений двух стран это обстоятельство?

— Я думаю, что нет. Отношения в достаточной степени испорчены, чтобы эти эпизоды могли их осложнить. Появляются юридические претензии одной стороны к другой, вторая сторона выдвигает ответные юридические претензии, и вряд ли это может существенно осложнить сегодняшние отношения или стать фактором осложнения этих отношений.

— Есть более серьезные вопросы, да? Расследование дела по малайзийскому Boeing.

— Да. Есть более серьезные вопросы. А здесь можно говорить, что это тот ответ, о котором думала украинская сторона, каким образом она симметрично может ответить на те уголовные дела, которые завел СК России.

— Ночью появилась новость: спецслужбы США дали пресс-конференцию, сообщили, что пассажирский самолет был сбит над Украиной ополченцами. И это произошло, вероятнее всего, по ошибке. Что вы можете по этому поводу сказать? И российские СМИ выносят в заголовки, что вроде как признали: российские власти не имеют прямой причастности к случившемуся. Но при этом, как заявили спецслужбы США, Россия создала условия, которые привели в конечном счете к этой авиакатастрофе.

— Соединенные Штаты пытаются как можно быстрее закрепить ту интерпретацию, на которой они настаивают. Дело в том, что новых фактов приведено не было. Более того, брифинг Министерства обороны, которое даже выложило видеозапись с радаров полета, который запечатлел последние пять или семь минут полета этого несчастного малайзийского Boeing, это было просто проигнорировано.

Госдеп просто заявил, что комментировать это не будет, а Государственный департамент США и российские ведомства должны пользоваться разной степенью доверия. Это верх журналистского мастерства, когда звучат такого рода заявления. Пока можно говорить о продолжении информационной войны, потому что факты игнорируются. Хотя они, наоборот, должны были бы добавляться. И по мере появления новых фактов картина должна все-таки обрастать какой-то непротиворечивой интерпретацией. Здесь мы видим отсечение некоторых фактов, которые портят изначально презентованную картину, повторение изначальной картины, того сюжета, который озвучивался с самого начала. Не самая благодарная стратегия. Но — какая есть.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Коммерсантъ FM»
Распечатать страницу