«Заблудившиеся» десантники в контексте переговоров Москвы и Киева

27.08.14

«Заблудившиеся» десантники в контексте переговоров Москвы и Киева

Эксперты МГИМО: Токарев Алексей Александрович, к.полит.н.

26 августа в Минске прошли переговоры между Петром Порошенко и Владимиром Путиным, оформленные в виде встречи лидеров Евразийского экономического и Европейского союзов. Одновременно на территории Украины по официальной версии российского министерства обороны при патрулировании границы «заблудились» десантники.

PR-менеджеры российских госорганов не отличаются креативностью. Министерство обороны России устами неназванного источника заявило РИА «Новости»: «Указанные военнослужащие действительно участвовали в патрулировании участка российско-украинской границы, пересекли ее, вероятно, случайно на необорудованном, немаркированном участке, сопротивления вооруженным силам Украины при задержании, насколько нам известно, не оказывали». До этого официально Россия не подтверждала, что участвует в боевых действиях на востоке Украины: ни вооружениями, ни людскими ресурсами — все граждане России, управляющие ДНР и ЛНР или воюющие за них, официально назывались исключительно добровольцами. Кроме того, в условиях информационной войны и украинские власти, и украинские масс-медиа неоднократно сообщали о нарушении российскими военными границы и об их участии в боевых действиях. Информация не подтверждалась. Справедливости ради стоит вспомнить, что в марте 2014 года, когда Интернет вовсю обсуждал российские номера на военной технике в Крыму, скриншоты страниц российских граждан в социальных сетях, рассказывающие о бравых тренировках на территории тогда еще украинского полуострова, интервью нескольких российских солдат, сделанные явно за пределами расквартированных гарнизонов Черноморского флота, и президент Путин, и министр обороны Шойгу отрицали наличие российских войск в Крыму. Российский лидер тогда заявил: «Пойдите в магазин у нас, и вы купите там любую форму».

С одной стороны, украинские военные действительно неоднократно пересекали государственную границу России. Сейчас официальные спикеры, включая президента Путина, и прогосударственные медиа подают это в стиле «они к нам тоже заезжали по случайности, и мы их отпускали без проблем». «Никакой излишней шумихи по этому поводу мы не устраивали. Просто возвращали всех желающих на украинскую территорию в безопасном месте», — напомнил тот же источник РИА в Минобороны. Однако, инцидент 13–14 июня, когда на территорию России въехали две БМП российские официальные спикеры комментировали в стиле: «Российские пограничники собирались взять украинцев в плен, но не смогли, потому что вторая БМП приехала за первой, угрожая им оружием». В той же мере нельзя сравнивать с нынешним и инцидент 4 августа, когда 438 украинских военнослужащих обратились к российским пограничникам с просьбой организовать им убежище, а затем безопасный коридор для возвращения на Украину, что и было сделано российской стороной.

С другой стороны, свидетельств о том, что регулярные российские войска участвуют в операции, становится все больше. «Газета.ру» пишет о гибели на Донбассе девяти контрактников 18-й мотострелковой бригады, расквартированной в Чечне. Разведгруппу якобы перебросили на учения в Ростовскую область, а 9 и 11 августа военнослужащие погибли. 26 августа в «Новой газете» вышел репортаж о гибели двух десантников 76-й псковской дивизии, похороненных 25 августа в деревне Выбуты недалеко от Пскова. Пока история не прояснилась: журналисты, позвонившие жене одного из погибших, услышали, что он жив. Официальных комментариев от командования дивизии не поступало.

Штаб АТО представил видео допроса четырех военнослужащих из десяти «заблудившихся» на БМД 331-го полка 98-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Видеоряд, декорации, действия спикеров и время опубликования говорят о том, что украинские власти преследовали две цели. Во-первых, показать миролюбие украинских силовиков (армии, национальной гвардии, СБУ — вопреки распространенным в России стереотипам) и их гуманное отношение к пленным: с допрашиваемыми предельно вежливы, сарказма, иронии и надменного тона (как это было, например, когда в ДНР допрашивали украинскую летчицу Надежду Савченко) не допускается, явно заметно, что допрашиваемые находятся без наручников, после окончания беседы они слышат «спасибо» и спокойно встают. Во-вторых, президент Порошенко мог получить весомый, по крайней мере, моральный козырь в переговорах с президентом Путиным, дескать, теперь не отвертитесь, что ваши военные участвуют в боях на стороне сепаратистов.

Вряд ли десантники получали приказ обсуждать и осуждать действия командования и российского правительства. Тем не менее, на видео они выступают скорее в качестве политобозревателей, нежели попавших в плен (по факту) или задержанных за нарушение границы (де-юре). Гвардии сержант Генералов на допросе смотрит в одну точку, транслируя основные постулаты украинского взгляда на АТО — вероятно, глядя на экран или листы бумаги. Его коллеги сообщают об ошибочности принятия российским правительством решения об участии в операции.

На этом фоне стартовали переговоры Владимира Путина и Петра Порошенко, официально оформленные как встреча лидеров Украины, евразийской тройки (президентов Путина, Лукашенко и Назарбаева) и ЕС, от которого вместо главы еврокомиссии Баррозу была глава дипломатии баронесса Эштон. На официальной части Владимир Путин подчеркнуто не отходил от экономической повестки. Его выступление было полностью посвящено подписанию Украиной соглашения об ассоциации с ЕС и российской реакции на это. Гораздо важнее для разрешения кризиса была дальнейшая встреча российского и украинского президентов и пресс-подход Владимира Путина.

Самым важным стало утверждение российского президента в ответ на вопрос о возможности прямых переговоров Москвы и Киева относительно примирения: «Россия не может говорить об условиях прекращения огня и договоренностях между Киевом, Донецком и Луганском. Это дело самой Украины». Тем самым была подчеркнута официальная позиция России: над юго-востоком Украины признается суверенитет Киева. Что, свою очередь, означает, что Россия официально не будет вводить войска или помогать военной силой ополченцам — следовательно, дает надежду всем, кто рассчитывает на скорейшее мирное урегулирование.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Политком.RU»
Распечатать страницу