Воссоздание центральной власти в Ираке, разрешение конфликта в Сирии — это очень важно для противостояния джихадистам из «Исламского государства»

06.10.14

Воссоздание центральной власти в Ираке, разрешение конфликта в Сирии — это очень важно для противостояния джихадистам из «Исламского государства»

Эксперты МГИМО: Федорченко Андрей Васильевич, д.экон.н.

Джихадистское движение «Исламское государство Ирака и Леванта» неожиданно заявило о себе. Под напором ее боевиков 10 июня они захватили Мосул (второй по величине город в Ираке), на следующий день — Тикрит, а через несколько дней подошли вплотную к Багдаду. Мировое сообщество столкнулось с новым феноменом крайне радикального ислама. Как зародилось это джихадистское движение, каковы его цели и задачи и как мировое сообщество будет вести с ним борьбу — побеседовать с нами о всем комплексе этих сложных вопросов согласился директор Центра Ближневосточных исследований ИМИ МГИМО (У) МИД России, доктор экономических наук Андрей Васильевич Федорченко.

— Хорошо известно, что 15 октября 2006 года в Ираке путем слияния одиннадцати радикальных исламистских группировок во главе с подразделением «Аль-Каиды» в Ираке («Каида аль-джихад в Ираке») возникла группировка «Исламское государство Ирак» (ИГИ, The Islamic State of Iraq). Тогда же был принят проект «конституции», названный «Уведомление человечества о рождении Исламского государства». 9 апреля 2013 года путем слияния двух «филиалов» «Аль-Каиды» в Ираке и Сирии — «Исламское государство Ирак» и сирийской «Джабхат ан-Нусра» была образована группировка под единым названием «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) Как создавалась организация ИГИЛ, каков состав этой организации?

— Я начну с самого начала. История возникновения ИГИЛ хорошо известна из средств массовой информации. «Исламское государство Ирака и Леванта» — джихадистская террористическая организация. Название возникло в 2006 году, потом она два раза его меняла сначала на «Исламское государство Ирака и Сирии», а летом 2014 года была переименована и получила современное название «Исламское государство». Не стоит уделять много времени трактовкам изменения названия этой организации, все они связаны с территорией на которой она работает, где «Исламское государство» пытается создать свое государство Халифат.

Организация возникла в результате слияния в 2006 году 11 радикальных исламистских группировок, которые отпочковались от «Аль-Каиды» именно от иракского отделения «Аль-Каиды», то есть изначально ее материнская организация — всем известная Аль-Каида. Активное участие в ее создании принял Абу Мусаб аз-Заркави, бывший соратник покойного Бен Ладена. Штаб-квартира движения находится на территории Сирии в городе Рака. Структура этой организации, такая же как почти у всех джихадистских организаций, она достаточно типична.

— Эксперты дубайского Института военной аналитики Ближнего Востока и Персидского залива считают, что на стороне ИГИЛ сражаются от 10 тыс. до 15 тыс. боевиков. По данным британского журнала «Экономист» на июнь 2014 года, в Ираке находятся 6 тыс. бойцов ИГИЛ, в Сирии — 5 тыс., включая 3 тыс. иностранных наемников. Но эти цифры кажутся заниженными. Сколько человек, по вашей оценке удалось поставить ИГ под свои знамена? Сколько людей ИГ объединяет, какие есть подсчеты?

— До 2006 года группировка насчитывала не более 4000 человек. Впоследствии она разрослась. На начальном этапе основателями, главным звеном были бывшие солдаты и офицеры Иракской армии, а после появления боевиков «Исламского государства» в Сирии на ее сторону перешло до 80% вооруженных сирийских оппозиционеров, и в результате образовались две группы. Примерно 50 тысяч боевиков в Сирии и примерно 30 тысяч в Ираке. В общем порядка 80 тысяч человек в ИГ. Достаточно многочисленная группировка и если учитывать, что это представители если не всего мира, то очень, очень многих исламских стран.

— Но прежде всего хотелось бы уточнить, что ИГИЛ или ИГ — это сунниты? Они ведь планировали первоначально построить государство именно на суннитских землях. ИГИ при рождении в 2006 году декларировала цель захватить суннитскую часть Ирака и превратить ее в военизированное исламское суннитское государство, как только из Ирака уйдут силы международной коалиции во главе с США? И присутствует ли здесь это многовековое противоречие между суннитами и шиитами?

— Да, безусловно. Но хотя их можно рассматривать как суннитов, трактовать их действия, политику можно как хариджитство, назвать их хариджитами. Это некая секта в суннизме, которая не разделяет тот суннизм, который является государственной религией многих арабских стран.

— Мы уже упоминали, что журнал «Экономист» написал, что в ИГ сражается около 3 тысяч иностранных наемников. Что имеется ввиду? Именно прибывшие из Западных государств? И даже из нашей страны?

— Это граждане именно не исламского мира, не мусульманских стран. Прежде всего — это люди из Европы, США, бывших республик Советского Союза. Они берут себе новые арабские имена и потом их достаточно трудно идентифицировать, как участников джихадистской группировки.

— Писалось что у ИГИЛ с Аль-Каидой произошел разрыв. В чем не сошлись террористы? Что послужило причиной? Может личные амбиции руководства этих группировок? Писалось, что в феврале 2014 года Аль-Каида отмежевалась от ИГИЛ. СМИ указывают на 1800 погибших в междоусобных столкновениях джихадистов.

— Да это так. Ситуация достаточно интересная. Единое джихадистское движение время от времени охватывают внутренние распри, внутренние конфликты, вплоть до венного противостояния. И в Сирии так произошло, что в результате этого разрыва «Джабхат ан-Нусра» присоединился к Аль-Каиде и в результате разрыва ИГИЛ с Аль-Каидой и возникновения противоречий между ними вступил в военное противодействие с «Исламским государством». То есть там фактически идут боевые действия. В чем причина? Источники говорят разное может быть идейные соображения, может быть война за влияние, может борьба за спонсоров. Но эти столкновения не на идейном уровне, это не просматривается.

— Что хотело создать ИГИЛ? В 2010 году, как известно, границы государства, которое хотело создать ИГИЛ предполагалось установить в пределах провинций Багдад, Анбар, Дияла, Киркук, Салах-эд-Дин, Найнава и некоторых районов провинций Бабиль и Васит. После слияния 9 апреля 2013 года с Сирийской группировкой «Аль-Каиды» целью стало создание исламского эмирата на территории Ливана, Сирии и Ирака. А каковы цели «Исламского государства»?

— Краткосрочные, текущие цели джихадистов — это использование вакуума власти, привнесение хаоса в различные территории в арабском мире, и подготовка почвы для перехода к конечной цели их программы, а именно к воссозданию, как декларируется, могущественного теократического государства — Халифата, на подобии того, который существовал в средневековье, в период победоносных мусульманских завоеваний в 7–9 веках.

— То есть на территории Ливана, Сирии, Ирака?

— Нет, это значительно более широкое пространство… Практически от Испании до Индии.

— Да, это серьезная заявка. А как сейчас конкретно идут дела у «Исламского государства» по реализации своих планов? Какие территории они захватили? Остановили ли их американские бомбардировки? Их победоносное шествие остановилось?

— Они захватили часть Сирии и центральную и западную часть Ирака. Но тут начались американские бомбардировки. В этих условиях они занимаются перегруппировкой своих сил оттягивая их от нефтяных объектов, которые их финансируют. Это один из источников финансирования. Им сложно продвигаться в условиях бомбардировок и в основном они перетекают из одного места в другое, но это у них такая джихадистская тактика по всему их региону действий — Северная Африка, Западная Африка, Восточная Африка и Азия: Ирак, Сирия. «Исламское государство» — это такая очень подвижная структура, и способная к регенерации. У них горизонтально-сетевая конструкция их организации, которая не совпадает со схемами сетевых действий современных армий.

— По мнению экспертов, источником финансирования группировки являются доходы от грабежей, выкупов, полученных после взятия заложников. В частности, в Мосуле в июне 2014 года боевики ИГИЛ ограбили филиал Центрального банка Ирака, присвоив, по разным оценкам, от 900 млн до 2 млрд долл. Кроме того, ИГИЛ, по всей вероятности, получает денежные средства от частных инвесторов из стран Персидского залива, в частности из Кувейта и Саудовской Аравии (до 4 млрд. долл.), поддерживающих борьбу с режимом Б.Асада. Каковы источники финансирования, по вашему мнению, джихадистского движения «Исламское государство»? На какие деньги «Исламское государство» воюет и живет?

— Источники вполне конкретные. Я бы назвал пять источников пополнения финансов джихадистов.

Первое — это традиционные для ислама пожертвования, пожертвования в форме регулярных отчислений, добровольных отчислений. Это укладывается в легальную схему. Сбор этих пожертвований их распределение на нужды бедных, на распространение идей ислама по всему миру. Здесь возникает такая интересная ситуация, когда у людей легально собранные деньги потом становятся нелегальными, то есть не «отмывание грязных денег», а «загрязнение чистых».

Второй источник. Существует традиционная мусульманская система денежных переводов. Скажем какой-то человек в Ираке хочет передать средства на джихадистские нужды на другую часть света, он просто звонит по телефону, без всяких документов, без всяких подтверждений, просто передает их посреднику, тот еще одному посреднику, и так они движутся к точке назначения и проследить их практически невозможно.

Третье. Есть еще третий законный источник — это законная финансовая деятельность. Бизнес.

Это, так сказать, более или менее легальные формы финансирования. А теперь поговорим о нелегальных.

Четвертое. Это нелегальный теневой бизнес — это наркотики, нелегальный ввоз и вывоз драгоценностей, золота и т.д. Преступный бизнес.

Пятый источник. И, наконец, что получило распространение в самое последнее время — это так называемые «экспроприации». Экспроприации, захват банков, захват промышленных объектов и переключение захваченных финансовых потоков на удовлетворение своих целей. То, что сейчас происходит активно и в Ираке, и в Сирии. Поэтому американцы пытаются активно уничтожить этот источник. Но это только один из пяти, как минимум. Я полагаю, что это даст ограниченный эффект.

На войну уходит много денег, но на террористическую деятельность — здесь подчас нужно не очень много финансовых ресурсов. Ну вот известно, что на подготовку терактов в США 11 сентября 2001 года было потрачено где-то 300–500 тысяч долларов.

— Как можно оценить реакцию международного сообщества на эту атаку джихадистов? Известно, что на ИГИЛ распространяются международные санкции в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН 1267 (1999 года) и 1989 (2011 года), принятыми против «Аль-Каиды» и связанных с ней организаций. ИГИЛ признана США террористической группировкой в феврале 2014 года. 16 июня 2014 года правительство Великобритании направило в парламент законопроект о запрете деятельности ИГИЛ на территории Соединенного Королевства. Какую реакцию мы сегодня наблюдаем? Боязнь ИГИЛ-ИГ, страх?

— Я позволю в начале ответа на ваш вопрос процитировать одну фразу из декларации провозглашения «Исламского государства». В июне 2014 года было заявлено: «Легальность любых эмиратов, групп, государств и организаций аннулируется с момента прибытия наших войск на контролируемые ими территории. Слушайте вашего Халифа и повинуйтесь ему. Поддерживайте Исламское государство!».

Ну как можно на это реагировать? Мусульманские страны там, где еще сохранились правящие режимы, пришедшие законным путем к власти очень болезненно и с опаской на это реагируют. Духовенство не признает все эти заявления, все эти обозначенные цели «Исламского государства» и всячески пытаются их отделить от ислама, от исламской уммы. Указывают на то, что это хариджиты — это сектанты и их цели не совпадают с основными течениями ислама.

Что касается Запада, то общей позиции тоже нет. Саму «Аль-Каиду» в свое время на появление спровоцировали американцы. Из «Аль-Каиды» выросло «Исламское государство» и вот теперь приходится с этим бороться. Воздушные операции уже начались, будет наземное вторжение или нет пока неизвестно. Все это вызывает большую тревогу, и я бы сказал, в первую очередь в Европе и у нас в стране, на Северном Кавказе. В Европе проживает очень большая исламская община, большое мусульманское население и у нас в стране. Только что стало известно, что ИГ собирается перебросить террористов в страны Европы, используя беженцев как прикрытие. Их маршрут может пройти из Сирии в Турцию и далее в Европу. Учитывая ситуацию на сирийско-турецкой границе, будет крайне сложно выявлять террористов в потоке беженцев.

— Вопрос о возможном разрастании этой угрозы. Говоря об угрозе со стороны джихадистов России, надо отметить тот факт, чтов начале сентября 2014 года боевики ИГИЛ разместили в интернете видеообращение, адресованное российскому президенту, в котором обещали последнему развязать войну на юге России и «освободить» территорию Чечни и Кавказа.

По сообщениям в СМИ в начале сентября 2014 года усугубились опасения, что «Исламское государство» может распространить свое влияние на племенные территории Пакистана, находящиеся вблизи границы с Афганистаном. В этих районах стали распространять брошюры с заголовком «Фатех» (победа), написанные на языках пушту и дари, с символикой ИГ и призывами к местным жителям поддержать эту джихадистскую группировку. Осенью 2014 года появлялись сообщения о том, что ИГ собирает средства в приграничных районах Ирана, но глава иранского МВД Абдула Реза Фазли опроверг эти сообщения. При этом, по данным ведомства, группировка может в скором времени напасть на Иран. Между тем, в стране начинают задерживать сторонников «Исламского Государства», в основном направляющихся в Ирак афганцев и пакистанцев. Как вы считаете их экспансия в сторону Афганистана, Пакистана, Ирана возможна в перспективе?

— В том-то и опасность, что такое стало возможным. Все же надо делать различия. Иран пока далеко от возможной агрессии со стороны «Исламского государства». Что же касается Афганистана и Пакистана, то они будут туда конечно проникать, передвигаясь от этих бомбежек и осваиваться на новых территориях. Недавно сторонники ИГИЛ были замечены в городе Пешавар на северо-западе Пакистана: они распространяли листовки, восхваляющие террористическую группировку. Скажу больше, я предвижу возможности, что будут предприняты попытки создания Халифатов в Западной или в Восточной Африке. Многие тут конечно возлагают надежды на французских десантников, которые всегда умели наводить порядок в бывших французских колониях…

Что касается Афганистана, то на днях представители талибов поддержали идею о создании «всемирного исламского халифата». Организация «Талибан» предложила ИГ объединиться в борьбе против западной коалиции, созданной США для борьбы с террористами на Ближнем Востоке, и вести совместную кампанию по созданию «всемирного исламского халифата».

— Чем же так притягательна идеология этих джихадистов, почему к ним идет народ? Чем они их притягивают, что они под свои знамена столько человек собрали — почти 100000 армия? При этом они дают социальные гарантии, обещают социальное равенство?

— Здесь более глубинные причины. Это исламский «бум», «бум» исламизма. Они предлагают исламский вариант социального возрождения и это в условиях системного экономического и социально-политического кризиса во многих исламских странах, кризиса светских идеологий. Не ясен вопрос с экономической жизнеспособностью этого нового исламского Халифата. Не могу представить, за счет чего может произойти хозяйственное возрождение. Экономическая программа туманна. В условиях глобализирующегося мира хозяйственная автаркия на основе развития экономики, базирующейся исключительно на исламских принципах, будет контрпродуктивной. Но в краткосрочном плане они умеют поддерживать бедные слои населения, создавать школы для детей, поддерживать здравоохранение, ну, в общем, использовать популистские меры, которые конечно привлекают все новых и новых сторонников этого движения. Однако долгосрочные цели в области мароэкономики не просматриваются.

— Как же все-таки бороться с «Исламским государством»?

— Прежде всего это воссоздание центральной власти в Ираке, разрешение конфликта в Сирии — это очень важно для противостояния джихадистам из «Исламского государства». Надо понимать опасность этого движения. Его можно сравнить с морским животным — морской звездой с ее удивительной способностью к регенерации — ей отрубаешь один щупалец, а он вырастает вновь!

— Да, очевидно борьба с ИГИЛ-ИГ должна сводится к сочетанию политических, военных, экономических и социальных мер. Кроме того, она должна быть скоординирована в международном плане. Вы дали нам исчерпывающие ответы и одновременно повод задуматься об этой новой международной угрозе. Мы очень благодарны вам, Андрей Васильевич за эту интересную беседу! Надеемся на новую встречу с вами.

Григорий ПОВОЛОЦКИЙ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Международная жизнь»
Распечатать страницу