Индия хочет видеть в США партнера, а не арбитра и наставника

10.10.14

Индия хочет видеть в США партнера, а не арбитра и наставника

Эксперты МГИМО: Денисов Игорь Евгеньевич

Визит премьер-министра Индии Нарендры Моди в США и его переговоры с Бараком Обамой продемонстрировали «новое лицо» более активной и целеустремленной внешней политики Нью-Дели. В ее основе тщательное выстраивание отношений с мировыми центрами силы, подчинение всего комплекса внешних связей решению задачи повышения инвестиционной привлекательности страны.

Программный лозунг «Бхаратия джаната парти», который привел ее в этом году к победе на парламентских выборах, гласит: «Национализм — наше вдохновение, развитие и хорошее управление — наша цель». Н.Моди, который весьма успешно привлекал инвестиции во время работы главным министром в штате Гуджарат, сделал основным содержанием курса своего кабинета поиск новых точек экономического роста, устранение бюрократических барьеров для внешнеэкономического сотрудничества. По его замыслу, это будет способствовать усилению позиций Индии в глобальном и региональном соперничестве.

Поездке в США предшествовали визит Н.Моди в Японию и переговоры индийского премьера с председателем КНР Си Цзиньпином. На декабрь 2014 года намечен визит Владимира Путина в Нью-Дели. Уже первые месяцы работы нового правительства показывают, что внешнеполитическая повестка Н.Моди отмечена не только активностью, но и многовекторностью. США играют здесь важную, но не исключительную роль.

Выступая перед представителями индийской общины в Нью-Йорке, Н.Моди подчеркнул, что индийско-американские отношения — это отношения между старейшей демократией и крупнейшей демократией в мире. Таким образом обозначено «равенство» партнеров и абсолютное неприятие Индией роли «ведомого» в этой связке.

Руководство «старейшей демократии» постаралось, как могло, загладить неприятный момент, связанный с тем, что в 2005 году Н.Моди было отказано в визе в соответствии с американским законодательством, которое запрещает въезд в Соединенные Штаты иностранцам, совершившим «особо грубое нарушение свободы вероисповедания». В ходе столкновений между индусами и мусульманами в Гуджарате в 2002 году погибли более тысячи человек. Верховный суд Индии признал непричастность Н.Моди к подстрекательству к беспорядкам. Прямо накануне визита ставшего «персоной грата» Н.Моди вновь пытались «уколоть» правозащитники — по тем же основаниям событий 2002 года организация Американский центр правосудия (AJC) подала против индийского премьера иск в суд. Однако Белый дом поспешил успокоить индийскую сторону, заявив, что в ходе официального визита Н.Моди пользуется иммунитетом от судебного преследования.

Шагом навстречу гостю стала редкая для дипломатической практики совместная статья двух лидеров в «Вашингтон пост». В ней подчеркивалось, что «Индия и Соединенные Штаты, как государства, преданные демократии, свободе, разнообразию и предпринимательству, связаны общими ценностями и взаимными интересами». Отступлением от привычного протокола стала общая поездка Б.Обамы и Н.Моди к мемориалу Мартину Лютеру Кингу.

Однако соображения реальной политики взяли верх над дипломатической символикой, призванной подчеркнуть общие демократические идеалы. Участвовать в построении «мира по-американски» Дели не собирается (в частности, индийская сторона четко высказалась против санкций в отношении России, отрицательно отнеслась к американскому приглашению присоединиться к коалиции против боевиков группировки «Исламское государство» (ИГ) в Сирии и Ираке). Что касается экономического сотрудничества, то обширная бизнес-программа Н.Моди в США не означает, что американские инвесторы получат какие-то особые привилегии на индийском рынке. Однако, главное — Дели, похоже, не намерен делать партнерство с США основным инструментом сдерживания Китая, тем более он не нуждается в посредничестве в разрешении территориальных споров. Выступая в Нью-Йорке в Совете по международным отношениям, Нарендра Моди заявил, что Индия и Китай способны разрешить пограничные проблемы с помощью прямых переговоров. Иными словами, самый «запутанный узел» китайско-индийских отношений объявлен свободным от вмешательства «третьей стороны». Это создает основу для поиска приемлемого для Пекина и Дели решения территориального вопроса без американских советов.

Правда, определенное беспокойство в Пекине может вызвать выраженное в Вашингтоне стремление США и Индии «совместно работать для поддержания свободы навигации». Формулировка будет воспринята китайскими властями в контексте обострившихся конфликтов Пекина с рядом стран АСЕАН и Японией.

С учетом программы превращения Китая в мощную океанскую державу для китайского руководства абсолютно неприемлемым представляется распространение военно-морского влияния Индии на АТР тем более при американской поддержке. Сегодня по возможностям флота Индия сравнима с Китаем, а по некоторым оценкам, мощь индийского ВМФ даже превосходит китайские возможности. Недавние совместные учения в Тихом океане под кодовым названием «Малабар» с участием Индии, США и Японии также говорят о нежелательном для Китая переформатировании военно-стратегических отношений в АТР. Если за учениями «Малабар» последует долгосрочное сотрудничество в трехстороннем формате Индия — США — Япония, то для Китая это может означать явное ослабление позиций в регионе. Выход из этой геополитической ловушки, которую устроили США, для Пекина может быть только один — скорейшее продвижение к более предсказуемым отношениям с Индией. При этом решающее значение имеет не столько объем китайско-индийского торгово-экономического сотрудничества (поскольку сам по себе он не снижает конфликтность), сколько уровень взаимного доверия.

Между тем в китайском экспертном сообществе преобладают завышенные ожидания в связи с щедрыми предложениями по развитию торговли и инвестиций, сделанными Си Цзиньпином в Дели. «Вашингтон не может предложить такие же экономические преимущества, которые может предложить Китай», — уверен профессор Гуандунского института международной стратегии Чжо Фан’инь. Научный сотрудник Шанхайского института международных исследований Лю Цзун’и обращает внимание на то, что с точки зрения стратегии и безопасности, по-прежнему существуют расхождения между целями Индии и США. Эти оценки говорят о том, что в Пекине внимательно следят за динамикой развития отношений Вашингтона и Дели. В любом случае, там отмечают, что у Китая есть определенная фора, поскольку до окончания второго срока Б.Обамы в 2017 году вряд ли удастся достичь серьезного прогресса в индийско-американской перезагрузке.

Россия, развивающая стратегическое сотрудничество и с Индией, и с Китаем, заинтересована в нормальных и конструктивных отношениях между ними. Обе страны — наши важные торгово-экономические и политические партнеры, в частности, по ШОС (где Индия является наблюдателем, но в перспективе может стать государством — членом ШОС) группе БРИКС и по трехстороннему формату Россия — Индия — Китай (РИК).

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Российский совет по международным делам
Распечатать страницу