Есть ли будущее без ИГИЛ?

11.10.14

Есть ли будущее без ИГИЛ?

Эксперты МГИМО: Рыжкова Екатерина Александровна, к.юрид.н., доцент

В последние месяцы мир содрогается от деяний «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ), хотя сама организация зародилась вскоре после разгрома Ирака Саддама Хусейна, как результат, прежде всего, системного крушения очередного проекта США — создания «республики Ирак как нового образца демократии на Ближнем Востоке».

С самого начала работы Белого дома над этой «идеальной моделью» была ясна ее ошибочность и неустойчивость, опасность появления на этом взрощенном Западом фундаменте региональной химеры. Ранее именно таким результатом завершились другие «проекты» Белого дома в мусульманском мире, в частности с профинансированной ЦРУ «во имя борьбы с советской угрозой» Аль-Каидой и афганским Талибаном. Или же с попыткой поставить «Братьев-мусульман» у власти в Египте, а антиассадовских террористов в Сирии, с которыми публично позиционировал себя сенатор Маккейн.

Иными словами, сначала Запад сам выращивает на стратегически интересующем его пространстве фанатиков, натравливая их на своих врагов, а затем, резко меняя свою риторику, встает «во главе борьбы с новым всемирным злом». Ну совсем по американскому рецепту, озвученному еще во времена Второй Мировой войны Гарри Трумэном: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они сами убивают как можно больше друг друга».

Радикалы ИГИЛ, на фоне проявленных Вашингтоном на начальном этапе симпатий к себе, как к представителям «умеренной оппозиции в Сирии и Ираке», а также, уверовав в свою непогрешимость и защиту, с первых же дней провозглашения своей «государственности» пошли (явно копируя действия самих США) на откровенный подлог и нарушение общепризнанных юридических основ.

Во-первых, стоит отметить, что с точки зрения теории государства и права данная организация не может быть названа «государством», т.к. не обладает рядом определяющих признаков. Так, территория этого образования юридически закреплена за признанными государствами, в частности Ираком и Сирией. Кроме того, «Исламское государство» заранее указало в названии свои территориальные притязания на Левант, под которым понимается территория стран восточной части Средиземного моря и включает в себя территории Сирии, Ливана, Израиля, Иордании, Палестины, Египта и Турции.

Помимо этого, в ИГИЛ отсутствует система права, представляющего собой установленные государством общеобязательные правила поведения, установленных или санкционированных государством, ибо нормы шариата, на которые ссылается ИГИЛ, являются нормами религиозными, представляющими собой лишь основу, высший закон в мусульманских странах, но современное общество требует дополнительных норм, призванных урегулировать сложившийся порядок в обществе и государстве.

В-третьих, финансовой основой существования государства является система налогов и сборов. Мусульманская система налогообложения на современном этапе не может покрыть запросы «Исламского государства». В ИГИЛ отсутствует бюджет, система финансовых органов. Денежные поступления носят спонтанный характер безвозмездных платежей от частных лиц, сочувствующих организации, а также представляют собой доходы от нефти, отказываться от которой мировое сообщество не собирается вне зависимости от ее источника. Все эти поступления предназначены лишь для ведения военных и террористических операций, а не на решение внутригосударственных проблем.

Необходимо также напомнить, что принцип справедливости является основным принципом мусульманского права. То есть, помощь и поддержка населения, в особенности лиц, находящихся в затруднительном материальном положении, всегда были приоритетным направлением деятельности любого исламского правителя, как это закреплено в Коране и Сунне. Однако «Исламское государство» социальную функцию не выполняет.

Вопрос о населении, как еще одном определяющем государство признаке, также остается дискуссионным. Особенностью населения является его самовоспроизводство, но деятельность ИГИЛ, как уже было сказано выше, направлена на борьбу с внешним врагом, а население пополняется путем захвата в плен женщин. Но Ислам всегда осуждал насилие в отношении женщин! Тем более сунниты на протяжении всей истории исламской цивилизации отстаивали позицию обязательного добровольного согласия женщины на вступление в брак, вне же брака отношения между мужчиной и женщиной невозможны и признаются фактом прелюбодеяния, одним их тяжких грехов в Исламе. Насилие над женщиной не мусульманского происхождения также не смягчает вины, т.к. Коран четко дозволяет брак с немусульманками (в частности, с иудейками и христианками), которые обладают тем же набором прав, что и мусульманки.

«Исламское государство» нельзя признать исламской организацией. Идеи, принципы и методы деятельности ИГИЛ прямо противоречат принципам, закрепленным в Коране и Сунне. Насилие, убийство мусульман и «людей Книги» (Ахль аль-Китаб), т.е. иудеев и христиан, которым Бог, так же как и мусульманам, явил свою волю и дал религиозно-нравственное наставление в виде Священных Писаний, всегда считались вторым из тягчайших грехов в Исламе. Однако одной из идейной линий ИГИЛ является борьба с шиитами. Таким образом, организация лишь прикрывается исламской идеологией, а в действительности попирает ее.

Так чем же привлекательна для выходцев из различных регионов мира эта организация? В первую очередь своей безнаказанностью.

На современном этапе развития международных отношений любой захват территорий с точки зрения международного права признается актом агрессии и строго осуждается вплоть до применения силы в отношении захватчиков. Однако на примере ИГИЛ мы видим беспомощность мирового сообщества. Организация зародилась в недрах Ирака, который после спровоцированного США разрушения уже нельзя в полной мере признать государством, т.к. в нем практически отсутствует государственная власть, парламент не собирается, законы в государстве не издаются, власть поделена между отдельными группировками. В результате страну, раздираемую внутренними междоусобицами, постепенно захлестнула волна радикального исламизма, тяготеющего к терроризму. Так как в Ираке отсутствует реальная власть, способная бороться с нахлынувшей угрозой, эта страна послужила плацдармом для дальнейшего распространения идей «Исламского государства». Теперь, получив финансовую помощь и поддержку, захватив нефтегазовые районы, ИГИЛ готово смертоносной лавиной прокатиться по территории Леванта, о чем явно свидетельствует название самой организации.

Так как территория нынешнего распространения ИГИЛ официально представляет собой территории других признанных государств (Ирака, Сирии), то для нанесения авиационных ударов, а также проведения военных действий против ИГИЛ необходимо получить санкции Ирака и Сирии, а также СБ ООН. С учетом того, что на занятых ИГИЛ территориях население представляет собой радикально настроенных мужчин и пленных женщин, то любой удар будет сопряжен с угрозой жизни мирного населения. Кроме того, в государствах Ближнего Востока, Северной Африки и даже Центральной Азии уже присутствуют территориальные отделения ИГИЛ, которые готовят почву для перехода радикально настроенных слоев общества под крыло ИГИЛ и распространение «Исламского государства» на более широкие территории.

Однако эта опасность грозит не только переживающим сегодня по разным причинам определенные трудности мусульманским государствам, но и странам ЕС, да и самим США. Ведь возвращение сюда из объятого сегодня кризисом Ближнего Востока многих джихадистов с реальным боевым опытом противостояния регулярным вооруженным силам ставит проблему «домашнего терроризма» на передний план. Особенно с учетом не скрываемого этими джихадистами намерения устраивать «исламские государства» у себя дома. Тем более, что предвестники таких планов уже были продемонстрированы в терактах в лондонском метро, в инциденте с зарезанным на глазах у всех английским солдатом Ли Ригби.

Именно поэтому противодействие ИГИЛ должно базироваться не на происходящих сейчас с нарушением международных норм аваударах Вашингтона и его сателлитов по территории Ирака и Сирии, а на основе всеобщей программы системной борьбы с радикальным экстремизмом, где бы он ни происходил.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Новое восточное обозрение»
Распечатать страницу