Консервативный подход к глобальному управлению

29.10.14
Эксклюзив

Консервативный подход к глобальному управлению

Эксперты МГИМО: Харкевич Максим Владимирович, к.полит.н.

Доцент кафедры мировых политических процессов Максим Харкевич — о том, на каких представлениях о современных международных отношениях строится консервативный подход к глобальному управлению.

Президент России В.Путин в своем выступлении на завершающем пленарном заседании 11-го Валдайского форума отметил необходимость нового «издания» взаимозависимости как основы стабильности и управляемости в мире, который возвращается в состояние полицентричности. Такое «издание» должно иметь форму норм и правил, выработанных в ходе переговоров между значимыми центрами силы в современной мировой политике на основе взаимного уважения. При этом институт национального суверенитета составляет основу управляемости мира.

Предлагаемый подход к глобальному управлению носит консервативный характер в том смысле, что в нем отчетливо просматривается ориентация на консервативные ценности в международных отношениях, утверждающие свободу и независимость наций, их право самостоятельно выбирать свой путь развития и требующие не вмешиваться в дела друг друга (Rawls J. The law of peoples: with, the idea of public reason revisited. Harvard University Press, 2001).

Консервативный подход к глобальному управлению строится на следующих представлениях о современных международных отношениях:

  • «Вопрос о содержании суверенитета становится едва ли не главным для сохранения и упрочения мировой стабильности». Правила международного взаимодействия, основанные на национальном суверенитете, оказались под угрозой в условиях глобального доминирования США. Однополярность без самоограничения государства-гегемона плохо совместима с институтом национального суверенитета.
  • «Момент однополярности убедительно продемонстрировал, что наращивание доминирования одного центра силы не приводит к росту управляемости глобальными процессами». Ставка на политическую волю и ресурсы гегемона и его союзников в деле глобального управления не сыграла в долгосрочной перспективе. Управляемость мира в условиях однополярности снизилась. Ручное управление такой сложной системой, как мировая политика, оправдано только в короткие периоды кризисов. Таким кризисным периодом был, например, период дезинтеграции социалистического лагеря. В периоды нормального развития мировой политики ее управление должно строиться на соблюдении легитимных норм и правил. Однако эти правила по-прежнему не выработаны. Кризисный период крушения биполярной структуры международных отношений затягивается практикой одностороннего ручного управления.
  • Однополярная структура международных отношений постепенно преобразуется в полицентричную. Происходит не только умножение и укрепление новых центров силы в мировой политике, но и расслоение ресурсной базы самой силы. Она зависит уже не только от военных и экономических ресурсов, но и от системы образования, привлекательности национальной культуры и т.д. Мир становится полицентричным, что, однако, само по себе «не укрепляет стабильность, скорее наоборот». Стабильность в полицентричном мире возможна при нормативно регулируемой взаимозависимости.
  • «На фоне фундаментальных перемен в международной среде, нарастания неуправляемости и самых разнообразных угроз нам необходим новый глобальный консенсус ответственных сил». Возвращение полицентричности должно сочетаться с укреплением суверенитета как фундаментального института международного общения. Иными словами, предлагаемая новая система международных отношений, в случае ее нормативного закрепления, будет очередным «изданием» Вестфальского мирного договора, переформатированием баланса интересов в рамках Вестфальской модели мира.

Новое «издание» взаимозависимости — это либеральная идея о самоограничении великих держав-победителей, реализуемая через систему правил, которую державы-победители вырабатывают для легитимации нового мирового порядка (Ikenberry G.J. After victory: Institutions, strategic restraint, and the rebuilding of order after major wars. Princeton University Press, 2009). В условиях однополярности согласовывать правила нового порядка не было необходимости. В условиях полицентричного мира диалог о новых правилах неизбежен. Но этот диалог предлагается вести в рамках институтов Вестфаля: суверенитет, международное право, национальный интерес, управление силами великих держав.

Российский призыв к новым правилам взаимозависимости в международных отношениях можно расценивать в данном случае как призыв к мирному договору после «холодной войны». Дальнейшее откладывание согласования международных правил игры будет, скорее всего, порождать все новые конфликты и кризисные явления. Следует отметить, что Россия сегодня находится в гораздо более сильном положении для подписания такого «мира», чем в 1991 году.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу