Социологическое вчера украинских парламентских выборов

29.10.14

Социологическое вчера украинских парламентских выборов

Эксперты МГИМО: Токарев Алексей Александрович, к.полит.н.

Внеочередные выборы Верховной Рады очевидным образом показали, что социологам и авторам, пишущим на основе их данных тексты, слепо доверять не стоит. Итоги парламентских выборов на Украине удивили всех, кто наблюдал за ними.

За те пару недель, что прошли между последними всеукраинскими (т.е. не меньше 2000 респондентов по всем регионам, которые подконтрольны Киеву) социологическими опросами и днем голосования, с Украиной что-то произошло. Судя по итоговым протоколам, пацифизм резко сдал позиции, а «сильная рука» их набрала. Политические старожилы вспомнили «эффект ЛДПР» 1993 года, когда знаменитое «Россия, ты одурела» обозначило искреннее удивление от того, что маргинальная по сути партия заняла первую строчку пропорционального голосования с 22%. Расхождение реальности с опросами, отправлявшими партию Владимира Жириновского обнимать проходной барьер, объяснялось тем, что признаться социологам в намерении голосовать за ЛДПР считалось просто неприличным.

На Украине победили отнюдь не маргинальные, а самые реальные партии власти. Напомним все три крупнейших исследовательских службы (Киевский международный институт социологии, центр «Социс» и группа «Рейтинг») в отношении чемпиона и вице-чемпиона гонки делали одинаковые ставки. Не угадал никто. «Блок Петра Порошенко» занял второе место, десятые доли процента уступив «Народному фронту» Арсения Яценюка и Александра Турчинова. Тандем партий власти получил 44%: 22,2 — его правительственная часть и 21,8 — президентская. Председатель правления «Комитета избирателей Украины» Алексей Кошель объясняет провал партии власти вовсе не ошибками социологов, фиксировавших завышенные ожидания. «Потеря рейтинга БПП на 7–10% это — технологическая ошибка, ведь они не призывали приходить на выборы, поэтому не смогли мобилизовать своих сторонников, к тому же этот блок не отвечал запросам избирателей безопасности во всех видах (вернее будет сказать: был отнюдь не столь воинственным, как правительственная партия власти „Народный фронт“ — А.Т.). Те политические силы, которые проиграли избирательную гонку, рассматривают свое поражение в качестве ошибки политтехнологов: в стране идет война, в социологических рейтингах якобы были манипуляции. Однако, стоит, скорее, думать о том, что непринятие избирателями политических сил связано с желанием реальных изменений». С учетом одномандатников самую большую фракцию получит БПП, с которым вступит в коалицию НФ и, скорее всего, «Самопомощь».

Партия мэра Львова Андрея Садового получила 11%, подарившие ей «бронзу». С одной стороны, эта партия представляет совершенно новые лица в политике, в этом смысле выигрывая и у БПП, и у НФ, и у «Батькивщины». С другой, хорошо отображает ценности единой Украины, которые декларировались каждую кампанию, начиная с 1991 года, но никогда не реализовывались. Командир батальона территориальной обороны «Донбасс» Семен Семенченко шел по спискам «Самопомощи» в Раду, объяснив это тем, что «Львов и Донецк с Луганском должны протянуть друг другу руки и сшивать страну» (по прогнозам партия Садового набирала от 2 до 5%). Как уже пошутили на Украине, «теперь очередь людей, которым будет стыдно за тех, за кого они голосовали, пришла к избирателям Самопомощи». Доля правды в этой шутке состоит в том, что за последние 2 года каждый раз партия, получавшая весомый кредит доверия от населения, быстро теряла его. Сначала это была «Свобода» с 10,5% невероятного всплеска на парламентских выборах от обыкновенных 4–4,5. Потом — третий результат Олега Ляшко в президентской гонке с восемью с лишним процентами. Его партия на парламентских выборах была предполагаемым серебряным призером. «Радикальная партия» упала из прогнозов в реальность на три позиции, заняв пятое место с 7,5% проголосовавших, хотя социологи сулили партии украинского Жириновского почти 14%.

Аутсайдером стала «Батькивщина» Юлии Тимошенко, в отношении которой оставались хоть какие-то надежды на то, что былые заслуги, харизма, популизм лидера и заметная кампания, поместившая на первую строчку списка помещенную российским правосудием в СИЗО Надежду Савченко, — позволят набрать от 7 до 9%. Нынешний результат партии леди Ю стоит расценить как провал: все же на 6-е место «Батькивщины» и всего лишь полупроцентное превышение проходного барьера не могли надеяться самые заклятые друзья госпожи Тимошенко.

«Гражданская позиция» Анатолия Гриценко и «Сильная Украина» вовсе не попали в Раду, получив примерно по 3,1 каждая. Последняя из-за того, что традиционный избиратель «Партии регионов» проголосовал за «Оппозиционный блок», которым стали осколки бывшей партии власти при президенте Януковиче. 9,3% «оппозиционеров» и их четвертое место — невероятный сюрприз этих выборов и успех для бывшей «Партии регионов». До того момента, когда политические менеджеры, поняв, что бренд ПР не может претендовать даже на прохождение барьера, под шумные заявления о нелегитимности выборов снялись с них, — рейтинг этого партийного проекта составлял 1,3%. Меньше из известных партийных брендов было лишь у «Правого сектора», вовсе не стремящегося в массовом качестве с улицы на парламентскую трибуну. Однако, «отсутствие легитимности» у выборов вовсе не помешало бывшим функционерам партии Яуковича-Азарова идти от «Оппозиционного блока» в качестве самовыдвиженцев, за которых в количестве более 50 человек проголосовали юго-восточные регионы. С учетом 9% за партийный список — это очень весомая заявка на сохранение бывших регионалов в политике.

Наконец, выражающие крайние позиции востока и запада Украины коммунисты и свободовские националисты не преодолели барьер. «Свобода» обошла КПУ чуть меньше, чем на один процент: 4,7 против 3,8. Радикалы из «Правого сектора» набрали 1,8% — вот тут социологи не ошиблись. Дмитрий Ярош прошел по одномандатному округу в Днепропетровской области, что еще сильнее убедило сторонников теории заговора «Правый сектор — продукт Игоря Коломойского». Остальные партии набрали каждая меньше процента, хотя первоначальный подсчет включил в число открытий этих выборов аграрную партию «Заступ», после обработки одного процента протоколов перешагивающую через проходной барьер. «Неопределенность результатов при определенности процедур» — именно так можно назвать прошедшую кампанию. Не будь на Украине гражданского конфликта (названного президентом Порошенко «Отечественной войной 2014 года»), сохранения влияния крупнейших ФПГ, избирательного правосудия, нежелания учитывать интересы украинских русских в новом украинском национальном проекте, соседняя страна вполне могла бы считаться демократией. Качество выборов в отличие от остального этому термину соответствует.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Политком.RU»
Распечатать страницу