Почему Францию раздражает российское право вето в ООН

30.09.14

Почему Францию раздражает российское право вето в ООН

Эксперты МГИМО: *Панова Виктория Владимировна, к.ист.н., доцент

Инициатива Франции обязать постоянных членов Совета безопасности ООН добровольно воздерживаться от применения права вето не что иное, как конъюнктурный шаг, в пику противодействию России по вопросу Сирии. Это угрожает легитимности ООН и создает опасный прецедент, считают эксперты.

В рамках 69-й сессии Генассамблеи ООН состоялась встреча на уровне министров по вопросу о праве вето в Совете Безопасности. Обсуждалось давнее предложение Франции, которая год назад выступила с инициативой обязать постоянных членов Совбеза добровольно воздерживаться от применения права вето для блокирования действий, направленных на предотвращение или прекращение насилия. Россия заявила, что не согласна с требованием изменить порядок использования вето. Эксперты считают, что механизм вето необходимо сохранить, а действия Франции носят конъюнктурный характер и могут создать опасный прецедент.

Право вето — это право каждого постоянного члена Совета Безопасности — Франции, США, России, Великобритании и Китая — блокировать решения Совета.

То есть любой член «пятерки» может наложить вето на неугодное ему решение. Для принятия резолюции необходимы голоса всех постоянных членов (правило единогласия). Вопрос о праве вето и предоставлении его новым постоянным членам — это краеугольный камень реформы ООН. От его решения зависит будущее не только Совета, но и самой организации, так как право вето является одним из ее фундаментальных принципов. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров. С этим согласна и Виктория Панова, доцент кафедры международных отношений и внешней политики России МГИМО-Университета.

Правило единогласия постоянных членов Совета Безопасности вызывает горячие споры среди стран-участниц организации с самого начала создания ООН.

Однако позиция России по данному вопросу остается консервативной. Россия выступает против ущемления статуса постоянных членов и за сохранение за ними права вето.

«Вето — это не привилегия, не каприз, это реализация ответственности постоянного члена Совета Безопасности за выполнение своих функций, по сути дела, одного из гарантов международной безопасности», — заявил Сергей Лавров, выступая на заседании Генеральной Ассамблеи ООН. В то же время Лавров подтвердил, что Россия готова продолжать переговоры о реформировании Совбеза. Например, Россия допускает вариант расширения Совета за счет включения в состав его постоянных участников Индии.

ООН менялась, продолжает меняться и будет меняться — в этом нет сомнений. — сказал Лавров в интервью телеканалам RT и «Россия» 27 сентября. — Процесс реформ — постоянный… Время такое, что все меняется в мире, возникают новые проблемы.

Панова соглашается с Лавровым в том, что говорить о злоупотреблении правом вето постоянными членами Совета Безопасности ООН некорректно. Она напомнила, что ООН создавалась после Второй мировой войны, и принцип единогласия держав-победительниц был включен как ключевой, чтобы помешать остальным странам принимать волюнтаристские решения.

Эксперт признает, что требуется реформировать инструмент вето, чтобы он работал эффективно и был адекватен меняющейся международной обстановке. В противном случае Совбез потеряет свою актуальность.

Без Индии и Бразилии этот инструмент уже неадекватен… Потому что те страны, чьи интересы не будут учтены, будут действовать за рамками организации.

По мнению эксперта, поведение Франции по данному вопросу носит конъюнктурный характер. Франция не использовала свое право вето на протяжении последний двадцати лет. А нынешняя ее инициатива свидетельствует, скорее, о ее раздражительности по отношению к его активному применению Россией и Китаем в вопросах Сирии. «При Франсуа Олланде Франция заняла позицию следования линии США. Если же возникнет ситуация, что ее интересы будут затронуты, то она откажется от своей идеи и будет использовать свое право вето», — убеждена Панова.

В свете того, что с 2011 по 2014 годы Россия пять раз блокировала резолюцию по Сирии, пошли разговоры о злоупотреблении Россией правом вето. Однако Лавров заявил, что некорректно говорить о злоупотреблении. Аналитик МГИМО приводит два аргумента, почему это так:

Во-первых, поскольку в годы «холодной войны» этот инструмент использовался гораздо чаще, чем сегодня. Во-вторых, поскольку в последние десятилетия лидером по использованию вето являются Штаты, а не Россия.

Так, по данным сайта Совета Безопасности, после распада СССР и до 2006 года Россия использовала свое право вето лишь трижды (по вопросам о миротворческих силах на Кипре и транспортировке гуманитарных грузов в Боснию и Герцеговину), США (с 1990 г.) — 14 раз, Китай — 2 раза, Франция и Великобритания — ни разу. С 2006 по 2014 год Россия использовала право вето 6 раз (из них 5 раз — вместе с Китаем против резолюции по Сирии). США за это время использовали право вето один раз.

«ООН создавалась для поддержания мира, а не для поддержания одного сценария через силовое решение проблемы», — предупреждает Панова.

В целом эксперт признает, что альтернативы инструменту вето в ООН пока нет. Что касается оценки эффективности работы организации, то и здесь эксперт разделяет официальную позицию России, указывая на то, что ООН — это единственный механизм, который доказывает свою эффективность на протяжении почти 70 лет.

Беседовала Дарья БАРИНОВА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Защищать Россию»
Распечатать страницу