Китай и Монголия: новый уровень стратегического партнерства

18.11.14
Эксклюзив

Китай и Монголия: новый уровень стратегического партнерства

Эксперты МГИМО: Фань Сюэсун
Китай и Монголия: новый уровень стратегического партнерства

Аспирант кафедры мировых политических процессов Фань Сюэсун — о «новой эпохе» в отношениях между КНР и Монголией.

21–22 августа председатель КНР Си Цзиньпин нанес государственный визит в Монголию. Анализ китайских СМИ подтверждает оценку визита Си Цзиньпина как знаменательного: «Это первый за 11 лет визит главы китайского государства в Монголию, а также второй специальный визит Си Цзиньпина в отдельное государство в качестве председателя КНР». По словам лидера КНР, это был «визит к родственникам и друзьям». Накануне все главные монгольские СМИ опубликовали статью Си Цзиньпина о дружбе и сотрудничестве между Китаем и Монголией, а китайские СМИ взяли интервью у президента Монголии Цахиагийна Элбэгдоржа, в котором он выразил желание усилить сотрудничество между двумя странами.

В ходе визита Си Цзиньпина стороны подписали свыше 30 документов о сотрудничестве во многих сферах, включая торговлю, экономику, горное дело, электроэнергетику, транспорт, инфраструктурное строительство, финансы и т.д.; Центральные банки Монголии и Китая заключили соглашение о валютном свопе; две страны решили продвигать создание зоны трансграничного экономического сотрудничества. Кроме того, Китай и Монголия вывели свои отношения на уровень всестороннего стратегического партнерства.

Напомню, что, по неофициальным данным, в классификации дипломатических отношений КНР у «партнерства» есть разные ранги, а «всестороннее стратегическое партнерство» имеет очень высокий уровень. После повышения ранга дипломатических отношений КНР с Монголией стран выше Монголии в этом списке уже наперечет. Как провозгласил председатель КНР, это «начало новой эпохи в китайско-монгольских отношениях».

Очевидно, что у этого знаменательного визита лидера Китая в Монголию есть свои причины.

После того, как новая группа лидеров во главе с Си Цзиньпином пришла к власти, Китай принял стратегии «Экономическая полоса Шелкового пути» и «Морской шелковой путь XXI века». Первая стратегия в основном ориентируется на Центральную Азию и Ближний Восток, а вторая направлена на Юго-Восточную Азию и Южную Азию.

Развитие экономической полосы Шелкового пути в общем идет успешно, а проект «Морской шелковой путь XXI века» и его элементы («Китайско-пакистанский экономический коридор» и «Бенгальско-китайско-индийско-мьянманский экономический коридор») встретились с трудностями. В Южной Азии важный пункт китайско-пакистанского экономического сотрудничества — строительство порта Гвадар — продвигается медленно из-за природных условий, региональной безопасности и других трудностей; состыковка основного сооружения между двумя странами тоже идет не по плану. Тем более что в ближайшее время политическая ситуация в Пакистане останется нестабильной — из-за этого даже был перенесен визит Си Цзиньпина в эту страну.

В Юго-Восточной Азии после политической реформы правительство Мьянмы изменило свой дипломатический курс. Чтобы получить поддержку США и Японии, Мьянма теперь не хочет слишком близкого сотрудничества с КНР. Проект железной дороги от китайской провинции Юньнань до западного приморья Мьянмы откладывала мьянманская сторона, а будущее эксплуатации существующего китайско-мьянманского нефтегазопровода теперь тоже неопределенно.

В Южнокитайском море из-за территориальных споров отношения Китая с Вьетнамом, Филлиппинами и другими странами постоянно напряжены. Американцы приняли стратегию «Возвращение в Азиатско-Тихоокеанский регион», японцы тоже активно участвуют в делах в АТР и Юго-Восточной Азии, между странами АСЕАН имеется ряд противоречий. Теперь Китай не может быстро добиться стратегического сотрудничества со странами региона.

Итак, в обстановке неудачного развития «Морского шелкового пути XXI века» на юге китайские лидеры выработали новый проект для севера, чтобы открыть новое направление китайской экономической стратегии. Теперь Монголия — ключевой пункт для Китая.

В Монголии же за первую половину 2014 года иностранные инвестиции резко уменьшились на 70%. В такой затруднительной ситуации Монголия настоятельно требует инвестиций от южного соседа. Чтобы развивать свою экономику, страна будет ориентировать свое стратегическое направление на Китай.

Неслучайно также и то, что через неделю после визита Си Цзиньпина Монголию посетил президент РФ В.Путин. Более того, перед саммитом ШОС, 11 сентября, в Душанбе состоялась встреча глав Китая, России и Монголии, которая стала первой многосторонней встречей между этими тремя государствами. Это свидетельствует о том, насколько важно сейчас региональное сотрудничество для Монголии, России и КНР.

Для Монголии порты в Северном и Северо-Восточном Китае являются ближайшими и фактически единственными доступами к морю. Для России развитие Дальнего Востока — важная государственная стратегия, тем более что в условиях западных санкций ей все больше требуется экономическая поддержка Китая. Последний, в свою очередь, тоже реализует важную стратегию — «Восстановление старой северо-восточной промышленной базы» на северо-востоке страны, граничащем с Дальним Востоком России и Монголией. Поэтому у трех стран есть огромное пересечение в сфере регионального сотрудничества.

В результате, во время встречи глав трех стран Си Цзиньпин отметил, что китайская сторона соединит «экономическую полосу Шелкового пути» Китая с Транссибирской магистралью России и инициативой «Степного пути» Монголии, а также создаст китайско-российско-монгольский экономический коридор. Это еще одна идея китайских лидеров о международном сотрудничестве на территории Евразии. Она показывает, что пространство проекта «Экономическая полоса Шелкового пути» будет расширяться, ее содержание включит не только китайско-среднеазиатское сотрудничество на северо-западном направлении, но и китайско-российско-монгольское сотрудничество на северо-восточном направлении.

С тех пор как начался украинский кризис, в международных отношениях снова появилась тенденция к противостоянию двух лагерей. Китай и Россия не только укрепили двустороннее сотрудничество, но и усилили систему многостороннего сотрудничества под своей эгидой. Как ШОС, так и БРИКС являются такими структурами. Встреча глав Китая, России и Монголии — тоже, по сути, новая веха в этом многостороннем сотрудничестве. Диалог между главами Китая, России и Монголии вне Центральной Азии открыл новую модель сотрудничества в Северо-Восточной Азии и полезен для будущего принятия Монголии в состав ШОС.

Сотрудничество между Китаем, Россией и Монголией показывает переворот в международной политике в новой обстановке. И главы Китая и России надеются, что в этом перевороте влияние двух держав на страны Евразии усилится.

Председатель КНР, выступая в Великом государственном хурале Монголии, заметил: «Добро пожаловать в вагон поезда, следующего по пути развития. Вы можете ехать на нашем экспрессе или ехать рядом с ним на попутке — мы всех приветствуем». Лидер Китая дал ясный сигнал, что Китай намерен предоставить своим соседям возможности и пространство для совместного развития. Только эти народы идут плечо к плечу, и так будут обеспечивать истинное развитие и благополучие своих стран.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу