«Исламское государство» и Северный Кавказ: связи, риски и перспективы

18.11.14

«Исламское государство» и Северный Кавказ: связи, риски и перспективы

Эксперты МГИМО: Ярлыкапов Ахмет Аминович, к.ист.н.

18 ноября в МИА «Россия сегодня» состоялась конференция «Безопасность на Кавказе — в интересах народов региона». С докладом «“Исламское государство” (ИГ) и Северный Кавказ: связи, риски и перспективы» выступил старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности ИМИ Ахмет Ярлыкапов.

По данным, которые он огласил, на сегодня минимум 2000 граждан России с Северного Кавказа воюют на стороне «Исламского государства». Есть специалисты, которые утверждают, будто бы только из одного Дагестана на «призыв халифа» откликнулось до 7000 человек. Однако Ярлыкапов полагает это число явно завышенным.

«В 2013 году произошел этот так называемый призыв, когда самопровозглашенный халиф заявил, что все должны присоединиться к джихаду, который происходит непосредственно на территории, которую пытается контролировать вновь объявленное “Исламское государство”. И этот призыв вызвал рост мухаджирских (переселенческих) настроений на Северном Кавказе: как среди тех, кто воевал на стороне “Имарата Кавказ”, так и среди широких кругов салафитов, — сообщил на конференции А.Ярлыкапов. — Вообще этот призыв и намеренное накачивание мухаджирских настроений не случайны, потому что новому “Исламскому государству” необходимо “пушечное мясо”. И для того чтобы обеспечивать его постоянный приток, эти мухаджирские настроения специально накачиваются, в том числе и через интернет.

Призыв аль-Багдади на Северном Кавказе восприняли прежде всего те, кто уже воюет. И в результате “Имарат Кавказ” практически обезлюдел. Это признают и сами лидеры “эмирата”, говоря о том, что у них из-за этого очень серьезные проблемы. Потому что практически все их бойцы уехали на территорию Сирии и Ирака. Салафиты и люди, близкие к этому движению, оценивают долю одних только северокавказцев в числе воюющих за “Исламское государство”, порядка 7 процентов от общей численности “армии халифа”. И если брать даже минимальную ее численность в 20-30 тысяч (на самом деле, в реальности больше), то получается примерно 2000 человек».

По сведениям А.Ярлыкапова, «не самый религиозный район Дагестана — Кизлярский — дал всего 15 человек. А вот из Хасавюртовского района уехали сотни человек. При этом нужно иметь в виду, что не только с территории Северного Кавказа уезжают северокавказцы, но, например, из Ханты-Мансийского округа, вообще — с российских “северов”. Очень большой ажиотаж имел место в конце 2013 — начале 2014 года среди мусульманской молодежи Дагестана при просмотре в интернете материалов, связанных с ИГИЛ. Просмотры соответствующих видео достигали 100 000 ежедневно в одном только Дагестане. В Грозном же молодежь смотрела такие видео с помощью разовых симок, которые после использования просто выбрасывались. Интерес был очень большой. Но хотел бы подчеркнуть, что сегодня “лимит” мухаджиров с Северного Кавказа практически исчерпан. Те люди, которые хотели уехать и присоединиться к “Исламскому государству”, они уже уехали и присоединились. В настоящее время Северный Кавказ практически не дает новых участников ИГ».

А.Ярлыкапов сообщил, что те люди, которые переехали на территории, контролируемые ИГ, селятся там на постоянной основе. «На территории Сирии появились населенные пункты, населенные новейшими выходцами из Северного Кавказа. Они основывают селения, обосновываются там. Очень интересный момент — дагестанские власти посылают туда людей, которые уговаривают таких “переселенцев” оставаться в Сирии насовсем. Дескать, “ребята, раз вы уехали, то уж оставайтесь там и не возвращайтесь обратно”». Эксперт полагает, что такая агитация весьма перспективна, потому что возвращение этих людей в Россию является серьезной угрозой для нее: «Почему это самая большая угроза? Потому что на самом Северном Кавказе движение в поддержку “Исламского государства” не получило сколько-нибудь широкого распространения среди мусульман региона. Посмотрите на судьбу “Имарата Кавказ”, который деградировал до уровня террористической сети, не владеющей никакой территорией, в отличие от того же “Исламского государства”, которое контролирует огромные пространства. А на Северном Кавказе эти идеи абсолютно непопулярны. Всё, что мог Северный Кавказ “дать”, он дал. Возвращение же этих людей будет означать повышение террористической угрозы в России. Поэтому для нас наиболее выгодным исходом будет закрепление их в тех краях, куда они уехали. Пусть северокавказские мухаджиры остаются в основанных ими поселениях. Если сторонники ИГ останутся в пределах тех территорий, где они воюют, то роль этого новообразования парадоксальным образом окажется стабилизирующей для российского Северного Кавказа, отвлекая из региона наиболее мятежные силы», — резюмировал А.Ярлыкапов.

Видео доклада и его обсуждение

 

Институт международных исследований

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: МИА «Россия сегодня»
Распечатать страницу