Грузинские отставки на фоне российско-абхазского договора

21.11.14

Грузинские отставки на фоне российско-абхазского договора

Эксперты МГИМО: Токарев Алексей Александрович, к.полит.н.

В октябре по дипломатическим каналам в Абхазию пришел проект нового договора с Россией. Абхазские элиты и общество забеспокоились об утрате формального суверенитета. Не меньше заволновались в Грузии. В ноябре в стране начал назревать правительственный кризис.

Проект нового договора России и Абхазии обеспокоил всех ключевых игроков в регионе. Даже в ЕС глава дипломатии Фредерика Могерини подчеркнула территориальную целостность Грузии и обещала «продолжить активно ставить этот вопрос перед Россией». Грузинские элиты решили использовать этот информационный повод для эскалации конфликта и окончательного его вывода в публичное пространство. В начале ноября президент Грузии Георгий Маргвелашвили и экс-премьер Бидзина Иванишвили пошли «в народ». С учетом развития нынешних коммуникаций — в телевизор. Несмотря на то, что президентский дворец в Авладбари виден из офиса на горе Сололаки (и наоборот), а расстояние между ними можно преодолеть не только по узким улочкам старого города и мосту Мира через Куру, но и по новой канатной дороге, два важнейших грузинских дисижн-мейкера предпочли выяснять отношения публично. Влияющий на грузинскую политику не меньше президента, но не имеющий постов господин Иванишвили обвинял господина Маргвелашвили в излишних бюджетных тратах (после того, как Грузия узнала, что господин Саакашвили тратил бюджетные деньги на ботокс, это не самая лучшая характеристика для президента). Чувствующий собственное положение английской королевы, которая царствует, но не правит, находящийся на вершине институциональной пирамиды, но фактически не имеющий рычагов влияния господин Маргвелашвили отбивался в эфире другого канала. Речь шла о президентском дворце в историческом районе Авлабари, который кандидат в президенты Маргвелашвили хотел отдать под университет, но потом сам в него переехал (справедливости ради надо отметить, что помещения, которые поначалу были выделены главе государства в здании госканцелярии, где размещается правительственный аппарат, были абсолютно неприспособленны для церемоний).

Бидзина Иванишвили включил ответные механизмы и его креатура, премьер-министр Ираклий Гарибашвили уволил министра обороны. Поводом стало обвинение пяти его подчиненных в коррупции. Министр по делам евроинтеграции Алекси Петриашвили и глава МИДа Майя панджикидзе ушли сами в знак солидарности с партийцем Ираклием Аласания (все трое состоятв «Свободных демократах», в 2012 году входивших в коалицию «Грузинская мечта»). Нынешняя коалиция, естественно, приказала долго жить.

15 ноября в Тбилиси на проспекте Руставели перед старым зданием парламента (новое, в котором парламент и заседает, находится в Кутаиси) прошла многотысячная демонстрация главной оппозиционной партии — «Единое национальное движение» (ЕНД). На фоне плакатов StopRussia, в данном случае относившихся, по мнению их державших, к «аннексии Абхазии, Крыма и Донбасса», выступал экс-президент Михаил Саакашвили. Справа от него сторонники держали портрет накануне умершего Кахи Бендукидзе, бывшего основным идеологом грузинских либертарианских реформ, сзади вечернее небо позолачивали колокольни киевских соборов. Выступать перед соотечественниками на исторической Родине господин Саакашвили не может, поскольку Родина ищет его, желая посадить в тюрьму. 10 ноября число обвинений, предъявляемых лидеру «революции роз», Генпрокуратура Грузии сделала четным. К существующим девяти, по которым он объявлен в международный розыск, добавилось обвинение по делу об избиении депутата парламента Валерия Гелашвили в 2005 году.

Из украинской столицы экс-президент Грузии рассказывал 15 тысячам своих сторонников в Тбилиси о «российском олигархе Иванишвили», и они отвечали ему взаимностью: «Ми-ша, Ми-ша!», — ревела площадь так, что ее было слышно на другом берегу Куры. При этом надо сказать, что ЕНД и в парламенте, и в обществе в меньшинстве. Простые люди не склонны переоценивать значение двух легислатур господина Саакашвили для Грузии и ее масштабных реформ. У таксистов, вынужденных искать объездные пути, и горожан, которым толпа перекрыла доступ на главную туристическую магистраль города, митинг ЕНД и вовсе вызывал раздражение.

Проект российско-абхазского договора не меньше, чем на оппозицию, повлиял на грузинскую элиту. Россия, являясь для нынешней Грузии крайне удобным «северным соседом», на которого всегда можно списать все неудачи собственных действий, помогала грузинским политикам зарабатывать политические очки и в этот раз. За день до оппозиционной демонстрации президент уехал в Кутаиси — выступать перед парламентом. Как и Михаил Саакашвили, Георгий Маргвелашвили обвинял Россию в «аннексии Абхазии и Южной Осетии» (правда, нынешний президент в отличие от своего предшественника не подчеркивал факт «оккупации», а все же призывал не допустить его).

Помимо российского влияния, фобия которого присутствует в грузинской элите рационально (в какой провинции, получившей суверенитет, не будут опасаться возвращения метрополии, заново кующей огнем и мечом новую империю?!), вторым основным мотивом в грузинском политическом дискурсе является евроинтеграция. В отличие от российской повестки дня — это пряник, которым удобно потчевать население. 11 ноября Грузия получила нового министра иностранных дел. Вместо Майи Панджикидзе МИД возглавила Тамара Беручашвили. Именно обвинения в «срыве евроинтеграции» из уст премьера Гарибашвили прозвучали в адрес отставленного министра обороны Аласания, который в том же обвинил Генпрокуратуру, подозревавшую его подчиенных в растрате 2.5 млн долларов. В «целенаправленном ударе по внешнеполитическому курсу страны» обвинил премьера ушедший самостоятельно Алекси Петриашвили.

В этих условиях МИД России посчитал единственно правильным выходом упорно повторять, что «Абхазия как суверенное государство имеет право интегрироваться с кем угодно и как угодно глубоко», словно не зная, что Грузия считает Абхазию своей территорией. Едва ли подобное включение «уставщины» в публичный дискурс способствует продолжению нормализации российско-грузинских отношений, стартовавшей после победы на парламентских выборах в октябре 2012 года оппозиционной коалиции «Грузинская мечта», ведомой Бидзиной Иванишвили. Позиция, о которой несколько лет назад договорились пражские переговорщики, спецпредставитель по отношениям с Россией Зураб Абашидзе и его контр-партнер замглавы МИДа Григорий Карасин, — «не заходить за красные линии», т.е. не обсуждать вопросы статуса Абхазии и Южной Осетии, представляется более эффективной.

Таким образом, стандартная конструкция «власть-оппозиция» после поступления проекта договора в парламент Абхазии распалась. Как и правящая коалиция, из которой фактически вышла еще и Республиканская партия. Президент Маргвелашвили окончательно обозначил собственную политическую «суверенизацию», публично оппонируя экс-премьеру Иванишвили, который и привел его в большую политику. «Страна должна управляться сильными институтами, а не из-за кулис», — заявил президент, не назвав фамилий, но объект намек был ясен всем. Неформально руководимую Бидзиной Иванишвили парламентскую коалицию президент также раскритиковал, обвинив в срыве сроков евроинтеграции. Поход господина Иванишвили в телевизор будет закреплен формально — миллиардер будет вести собственное шоу. Саму коалицию покинули «Свободные демократы» экс-министра обороны Ираклия Аласания, которые теперь составляют компанию ЕНД в оппозиции. «Националы» же обвиняют «Грузинскую мечту» в предательстве национальных интересов и «слишком пророссийской» политике: «Страной управляет российский олигарх Иванишвили». Институционально кризис выражается в том, что, не имея коалиционной поддержки большинства в парламенте, правительство будет парализовано при принятии решений. Предсказатели всех мастей заговорили о новой «цветной революции».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Политком.RU»
Распечатать страницу