Арабский Восток: итоги политической трансформации

05.01.15
Итоги года

Арабский Восток: итоги политической трансформации

Эксперты МГИМО: Сапронова Марина Анатольевна, д.ист.н., профессор, профессор РАН

Профессор кафедры востоковедения Марина Сапронова отмечает, что события «арабской весны» привели к обновлению государственных институтов, но не способствовали стабилизации ситуации на Ближнем Востоке.

Основные события 2014 года на Арабском Востоке были связаны с деятельностью нового образования — «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ), а также с продолжающимся процессом формирования новых государственных институтов и конституционного законодательства в постреволюционных арабских странах.

Спустя почти четыре года после событий 2011-го стало очевидно, что при наличии общих моментов каждая страна впоследствии начала политическое движение в соответствии со своей собственной логикой.

В Египте раньше остальных стран начался процесс быстрого восстановления конституционных институтов, гарантом которого выступила армия, фактически приведшая к власти исламские партии, но затем решившая эту власть вернуть себе. Военные так и не смогли найти новые формы конструкции разрозненного египетского общества и пошли по пути укрепления своей власти. Новая конституция страны, принятая в январе 2014 года, закрепила победу военных и сделала военное ведомство фактически автономным институтом, предоставив ему возможность влиять на политический процесс. На ближайшую перспективу замысел законодателя ясен: «винтовка рождает власть». Теперь армия совершенно законно будет стоять у власти, а конституционные нормы, в свою очередь, создают юридическую основу для стабилизации политической ситуации, за которую будут отвечать военные.

Формирование новой системы органов государственной власти в Египте закончилось избранием в мае 2014 года нового президента. Им стал фельдмаршал Абдель Фаттах ас-Сиси, набравший 96,9% голосов избирателей.

В Тунисе шел долгий процесс поиска консенсуса между исламистами и светскими партиями, завершившийся принятием в 2014 году новой конституции, закрепившей итоги национального диалога. Тунис, конституционно подтвердив свои исторические достижения и традиционные ценности, смог интерпретировать демократические явления и имплементировать их в национальное законодательство путем компромисса между различными социальными группами и политическими силами.

Во избежание в дальнейшем дестабилизации политической ситуации новая конституция Туниса закрепляет права политической оппозиции, объявляя ее «неотъемлемой частью Палаты депутатов». Определенным изменениям подверглись статьи, регламентирующие взаимоотношения органов государственной власти. Ключевой и самый сложный вопрос, стоявший на повестке дня конституционной реформы, был решен в пользу смешанной республики, когда исполнительная власть делится между избираемым президентом и премьер-министром, назначаемым парламентом. Ислам провозглашен «религией государства», при этом правовой статус личности непосредственно не связан с конституционным закреплением курса государства на внедрение в повседневную жизнь исламских норм. Напротив, конституция расширяет юридические рамки для реализации в полном объеме демократических прав и свобод граждан.

26 октября 2014 года в Тунисе прошли парламентские выборы, на которых исламская партия «Ан-Нахда» потерпела поражение, уступив первенство светской партии «Призыв Туниса», а 21 декабря второй тур президентских выборов закрепил ее успех. Новым президентом Туниса стал Беджи Каид ас-Себси — 88–летний лидер партии «Призыв Туниса», опередивший всего на 6% Монсефа Марзуки, временно исполнявшего обязанности президента с 2011 года.

Алжиру фактически удалось избежать государственных потрясений в 2011 году, отчасти благодаря быстрым действиям правящей элиты, начавшей либерализацию политических институтов. Знаковое для страны событие произошло в апреле 2014 года: на новый пятилетний срок был переизбран нынешний глава государства Абдель Азиз Бутефлика, занимающий пост президента с 1999 года. Он одержал победу в первом туре голосования, набрав более 81% голосов. 28 апреля Бутефлика, сидя в инвалидном кресле, принес присягу, став президентом страны в четвертый раз. Проголосовав за 74-летнего Бутефлику, Алжир проголосовал за политическую стабильность, а президент, в свою очередь, обещал в ближайшее время принять поправки к конституции, которые будут направлены на дальнейшее расширение демократии в стране.

План восстановления государственных институтов Ливии по натовскому сценарию пробуксовывает и наталкивается на серьезные трудности внутреннего характера. Тем не менее, в феврале 2014 года состоялись выборы в Конституционную ассамблею, а в июне — в Совет представителей (парламент), заменивший Всеобщий национальный конгресс (ВНК). Большинство мест заняли представители светских партий, а исламисты, имевшие значительное количество мест в ВНК, получили только 30 мест. Однако попытка формирования легитимных органов государственной власти в Ливии была блокирована разобщенностью сторон, которые не могут прийти к согласию относительно будущего политического устройства Ливии. Ввиду низкой явки избирателей и массовых нарушений в ходе выборов, их итоги были аннулированы Верховным судом в ноябре 2014 года.

Не желая сдавать завоеванных позиций, исламисты захватили Бенгази и Триполи и создали там альтернативное правительство; избранные парламентарии были вынуждены бежать. В результате в Ливии возникло двоевластие: с одной стороны — избранный парламент и премьер-министр Абдалла Абдуррахман ат-Тани, с другой — утративший легитимность происламский Всеобщий народный конгресс и избранный им премьер-министр Амр аль-Хаси. В стране продолжаются боевые действия между самыми различными вооруженными группировками, численность которых, по некоторым данным, достигает уже полутора тысяч; ливийская экономика практически полностью разрушена.

В Сирии на фоне непрекращающегося вооруженного насилия 3 июня 2014 года состоялись первые в истории страны выборы президента на альтернативной основе. Убедительную победу на них одержал действующий глава государства — Башар Асад, за которого проголосовало 89% избирателей.

Непростая ситуация в Сирии и Ираке существенно осложняется тем, что на части территории этих государств в 2014 году в результате полномасштабного наступления исламских боевиков появилось новое образование («квазигосударство», т.н. «халифат») — «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), объединившее более десятка различных исламистских группировок. В Сирии ИГИЛ действует в союзе с некоторыми группировками сирийской оппозиции, а в Ираке представляет вооруженную оппозицию шиитским властям. Целью ИГИЛ, построенного на принципах шариата, является ликвидация границ, установленных после Первой мировой войны в результате раздела Османской империи, и создание суннитского государства на Ближнем Востоке. ИГИЛ ведет активную экстремистскую деятельность, на ее счету множество терактов на территории Ирака и Сирии, все это создает новые угрозы для региональной и международной безопасности.

Сейчас уже очевидно, что стратегия международной коалиции во главе с США по борьбе с «исламским государством» является неэффективной, авиаудары по позициям боевиков не приводят к ослаблению позиций ИГИЛ, которое контролирует значительную часть территории Сирии и Ирака. Ввиду этого проблематичным становится возобновление переговорного процесса по вопросу урегулирования сирийского кризиса.

Таким образом, процесс политической трансформации, начало которому положили события «арабской весны», привел к обновлению государственных институтов, но не способствовал стабилизации ситуации на Ближнем Востоке.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу