Год тяжелых потрясений или полезных уроков?

06.01.15
Итоги года

Год тяжелых потрясений или полезных уроков?

Эксперты МГИМО: Исаченко Татьяна Михайловна, д.экон.н., доцент

Заместитель декана Факультета международного бизнеса и делового администрирования, профессор кафедры международных экономических отношений и внешнеэкономических связей Татьяна Исаченко — о том, как политическое противостояние России, с одной стороны, и ЕС и США, с другой, повлияло на экономику.

2014 год, безусловно, войдет в историю как один из самых сложных и противоречивых. Какие уроки сможет извлечь мировое сообщество из произошедшего, и насколько экономические и политические потрясения и преобразования смогут определить направления перспективного развития?

Одной их характерных черт 2014 года стало то, что весь он прошел под знаком событий на Украине. Эти события нашли отражение во всех сферах политики, экономики, социального развития и даже культуры. Начавшиеся в конце 2013 года и продолжившиеся в начале 2014-го манифестации студентов и молодежи переросли в глубокий политический кризис и трагические события, включающие военные действия, гибель мирных жителей. Политическое противостояние повлекло за собой экономические потрясения и разрыв устоявшихся эффективных связей, что не могло не сказаться на общем состоянии мировой экономики и неопределенности ее дальнейшего развития.

Активизация переговоров об ассоциированном членстве Украины в ЕС и создании зоны свободной торговли, как правило, называют основным фактором дестабилизации ситуации в начале года. Само по себе подписание этих соглашений не являлось неразрешимой проблемой, однако отсутствие детального анализа угроз и рисков для российской экономики, равно как и преимуществ для украинской, способствовало нагнетанию ситуации и превращению ее в неразрешимый конфликт. Еще весной и в начале лета проходили переговоры с участием всех заинтересованных сторон, в рамках которых возможно было найти компромиссное решение и учесть интересы всех, однако усилившееся политическое противостояние способствовало формированию крайне негативного фона переговоров и не позволило довести работу до конца.

В условиях усложнения отношений в европейском регионе США существенно активизировали переговоры с ЕС о создании Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства — всеобъемлющего соглашения о свободной торговле между ЕС и США, охватывающего беспрецедентно широкий спектр сфер сотрудничества.

Следует отметить, что переговоры по данному соглашению или по его отдельным аспектам давно стояли на повестке дня двусторонних отношений и всегда являлись важным и сложным фактором развития многосторонней торговой системы. Теперь же, получив новое развитие и став реальной перспективой, эти переговоры вызвали особый интерес всех партнеров ЕС и США по мировому рынку и особую озабоченность ВТО, многие инструменты которой могут претерпеть изменения, если соглашение будет подписано.

Надо сказать, что США выбрали достаточно удачный момент для активизации переговоров: в условиях общеевропейского кризиса ЕС оказался вынужден диверсифицировать свои внешнеэкономические связи, прежде всего, поставки энергоносителей. Этому же способствовали и инициативы по введению санкций, поскольку в ситуации разрыва связей с Россией и странами постсоветского пространства ЕС неизбежно будет вынужден укреплять свои связи на североамериканском направлении.

Гораздо меньше внимания в прессе и исследованиях было уделено другой «инициативе года» — формированию Транс-Тихоокеанского партнерства, т.е. активного стремления к либерализации торговли в азиатском регионе. В этом отношении политика США разрабатывалась и продвигалась США опять же в благоприятной обстановке, когда страны, обеспокоенные нестабильностью в Европе, ищут новые формы и пути обеспечения своих интересов.

Все политические и экономические меры, принятые в отношении России, не смогли помочь ослаблению противоречий в Украине. Начав с политического кризиса, страна практически оказалась в состоянии экономического банкротства. Западные партнеры, однако, ограничились политическими лозунгами и советами: реальная экономическая поддержка так и не стала реальностью.

Кризис не обошел стороной и интеграционные процессы на пост-советском пространстве. С одной стороны, именно в 2014 году полностью сформировалась программа становления и был подписан договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС) как крупнейшего блока в регионе, который должен заработать с 2015 года.

В то же время именно на финальном этапе своего формирования и существенного расширения за счет новых участников интеграционный блок столкнулся с существенными противоречиями, и между участниками Таможенного союза возникли разногласия, подкрепленные конкретными ограничительными мерами. Причиной возникших разногласий снова стали события на Украине и подход участников блока к санкционной политике и применению ответных мер. Не способствовали сближению ни введение таможенного контроля на границе с Беларусью со стороны России, ни заявленный переход Беларуси к установлению цен в долларах. Все это не способствует углублению интеграции и в дальнейшем может только осложнить начатые процессы.

Подобное развитие событий дает повод снова задуматься о возможности развития интеграционных процессов между странами на основе политических приоритетов и о том, насколько глубоко должны быть согласованы экономические подходы к решению проблем при выходе на высокий уровень интеграции.

Тревожные сигналы поступали на протяжении уходящего года и из ЕС. Отличающаяся всегда особой позицией Великобритания заявляла о возможности пересмотра своих отношений с ЕС вплоть до выхода из Союза, Шотландия провела референдум об отделении от Великобритании, Каталония снова заявила о своих стремлениях стать независимым государством. Безусловно, эти явления могут стать важным мотивом для пересмотра некоторых механизмов в рамках ЕС. Так, Великобритания стремится к получению большей самостоятельности в решении вопросов миграции, финансового регулирования и борьбы с преступностью.

Как следствие описанных выше процессов, экономика России в уходящем году вошла в глубокий экономический кризис, обусловленный как мерами внешнеэкономической политики крупнейших партнеров — ЕС и США, серьезно ограничившими доступ России к финансовым ресурсами и технологическим достижениям мировой экономики, так и мерами национальной внешнеэкономической политики, прежде всего, введением добровольного эмбарго на импорт продовольствия. Эти меры нельзя назвать удачными и продуманными по причине того, что от их введения пострадал внутренней рынок, а также потому, что они напрямую противоречат правилам ВТО и принятым Россией обязательствам. Вряд ли можно оправдать эти меры необходимостью проведения политики импортозамещения и усиления позиций национальных производителей, поскольку импортозамещение представляет собой длительный и дорогостоящий процесс и не может осуществляться директивным путем без четко проработанной долгосрочной стратегии. Не может принести позитивного результата и стремительная географическая переориентация, поскольку устойчивые, долгосрочные и, самое главное, эффективные торговые и инвестиционные связи требуют проверки временем и вызревают на протяжении нескольких десятилетий.

На фоне всех негативных событий практически незамеченным остался наметившийся летом 2014 года очередной кризис многосторонней торговой системы, когда, не получив ожидаемого результата по реализации решений Министерской конференции на Бали 2013 года, Индия фактически заблокировала долгожданную ратификацию Соглашения по упрощению процедур торговли. Лишь после долгих и сложных переговоров и усилий в рамках ВТО удалось достичь достаточно хрупкого компромисса и с начала 2015 года пакет соглашений ВТО дополнится еще одним важным документом, позволяющим активизировать международное торговое сотрудничество. Для многих стран, однако, все преимущества могут быть получены только в случае возвращения к нормальным условиям торговли без политического противостояния и учета взаимных интересов.

Пример ВТО также представляет собой крайне важный урок: очевидно, что только путем упорного, зачастую длительного переговорного процесса могут быть достигнуты компромиссные решения и учтены интересы всех участников. В глобальной экономике кризис в одной стране неизбежно влечет за собой утрату эффективности в остальных и, как правило, не оставляет возможности говорить о наличии победителей и проигравших. Даже получение выгод и обеспечение лидерства в краткосрочной перспективе не является признаком силы в долгосрочном измерении. Эволюция мировой экономики и политики, столь сильно переплетенных и неразрывно связанных между собой, отчетливо демонстрирует неизбежность сотрудничества всех стран в обеспечении интересов каждой из них.

Остается надеяться, что новый 2015 год принесет с собой отрезвление и осознание всех трагических уроков года предшествующего. Хочется пожелать всем возвращения к реальным ценностям, понимания тупикового характера одностороннего лидерства и политики взаимных экономических санкций. Хочется верить, что 2015 год станет годом торжества здравого смысла экономического прагматизма. Только тогда можно будет говорить о преодолении возникшего глубочайшего кризиса в относительно близкой перспективе за счет объединения усилий.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу