Мировая политика со смещенным центром тяжести

08.01.15
Итоги года

Мировая политика со смещенным центром тяжести

Эксперты МГИМО: Харкевич Максим Владимирович, к.полит.н.

Доцент кафедры мировых политических процессов Максим Харкевич — об усилении в мире региональной динамики и стремлении глобального политического центра сохранить свои политические позиции.

Смещение центра власти в мировой политике с Запада на Восток, о котором стали особенно много писать и говорить после мирового финансового кризиса 2008 года, продолжилось и в 2014 году.

По данным МВФ, ВВП (ППС) Китая в октябре 2014 года превысил ВВП (ППС) США. Впервые со времен президента У.Гранта (время правления — 1869-1877 годы) США перестали быть ведущей экономикой мира по показателю ВВП. Конечно, данный факт не означает, что США утратили и политическое лидерство в мире. Однако за смещением экономического центра могут со временем последовать и изменения в политической расстановке сил на мировой арене.

В связи с изменениями в иерархии мирового порядка возникает много теоретических и практических вопросов. Является ли смещение центра власти переходом к новому мировому порядку, или происходит простая смена лидеров при сохранении фундаментальных правил игры? Насколько глубоко новые центры власти восприняли фундаментальные правила игры либерального мирового порядка, будут ли они воспроизводить его в своей внешней политике — или мир ожидает фазовый переход к новому нелиберальному мировому порядку? И один из практических вопросов — как Запад будет стараться сохранить свои лидерские позиции в условиях смещения центра власти к Востоку?

Естественный политический ответ на последний вопрос со стороны США и Запада в целом — экономия затрат на поддержание существующего мирового порядка. В американских внешнеполитических документах последних лет тема сокращения расходов является одной из ключевых. Возможно, через 10-15 лет мы столкнемся с миром, в котором США будут очень неохотно брать на себя функции лидера в решении международных проблем.

Один из практических путей снижения затрат заключается в привлечении к активному участию в поддержании существующего порядка не только своих ближайших союзников из числа великих держав, но и средних государств. В условиях смещения на системном уровне центра власти в мировой политике усиливается роль как раз средних держав, а также значение регионального уровня мировой политики.

К примеру, острая дискуссия относительно содержания формирующегося принципа международных отношений «ответственность по защите», или «ответственность защищать», в этом году дополнилась новым содержанием. Глобальный «Север» стал в неявной форме призывать глобальный «Юг» взять на себя ответственность по реализации данного принципа. Такой разворот дискуссии может характеризовать более глубокие изменения в структуре глобального управления. «Север» старается отвести «Югу» более активную роль в глобальном управлении, контролируя ее реализацию через непрямые малозатратные инструменты влияния (преимущественно нормативные и дипломатические). Конечно, если новые центры власти поставят под вопрос существующий нормативный порядок, глобальному «Северу» придется применять ручное управление вплоть до вооруженного насилия.

Следует внести терминологическую ясность. Великие и средние державы — понятия, которые отражают в большей степени политическую культуру государства, чем его реальные возможности. Великая держава — государство, руководство которой полагает, что оно в одиночку способно оказывать существенное, возможно, даже определяющее влияние на международную систему. Средняя держава — это государство, лидеры которого сомневаются, что оно может эффективно действовать в одиночку на международной арене, однако уверены в его способности оказывать системное влияние при взаимодействии с небольшой группой государств или международных институтов. Малая держава является государством, правители которого уверены, что ни в одиночку, ни совместно с другими государствами оно никогда не будет способно оказывать существенное влияние на систему международных отношений.

Однако не только культура, но и реальные возможности отделяют одни государства от других. Используя идеи К.Шмитта относительно суверенитета, великодержавность в мировой политике можно определить как право на исключение. Великая держава — государство, которое может объявить «чрезвычайное положение» в мировой политике, т.е. изъятие свой территории или территории другого государства или региона из международно-правового режима, если того требуют ее национальные интересы. Прибегают к такой возможности великие державы довольно редко, так как это подрывает легитимность существующего международного порядка. Кроме того, с усилением взаимозависимости и увеличением количества разноуровневых связей в мировой политике объявлять «чрезвычайное положение» можно только при высоком уровне легитимности такого действия. Иначе затраты превзойдут любые выгоды. Тем не менее, великая держава всегда должна быть способна поставить себя над международным порядком. Средние и малые державы вынуждены следовать правилам, т.к. не могут позволить себе их нарушить.

Мировая политика со смещенным центром тяжести характеризуется усилением региональной динамики и активизацией глобального политического центра (Запада) с целью сохранения своих лидерских позиций. Уходящий год свидетельствует об усилении перечисленных тенденций.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу