«Турецкий» год России

29.01.15
Итоги года

«Турецкий» год России

Эксперты МГИМО: Аватков Владимир Алексеевич, к.полит.н.

Преподаватель военной кафедры Владимир Аватков — о развитии российско-турецких отношений в 2014 году.

2014 год вошел в историю российско-турецкого взаимодействия как прорывной. Итоги этого «турецкого года» для России были подведены в рамках визита российского президента в Анкару. Встреча двух национальных лидеров — В.Путина и Р.Эрдогана — продемонстрировала возможность взаимодействия двух стран на основе национальных интересов и вопреки негативной международно-политической ситуации. Удалось сохранить и преумножить положительный опыт экономической кооперации, несмотря на позицию Запада, несмотря на то, что Турция входит в НАТО и имеет иные воззрения на многие международные проблемы (подробнее о визите В.Путина в Турцию можно прочитать здесь и здесь).

Кроме того, важной для России внутриполитической турецкой тенденцией является борьба правящей элиты с так называемым «параллельным государством»: в Турции проводятся судебные расследования в отношении структур и лиц, аффилированных с одной из турецких религиозных групп, лидером которой является проживающий в США проповедник Ф.Гюлен. На протяжении многих лет группы, ассоциируемые с Гюленом, выполняли роль «мягкой силы» Турции за рубежом, играли не на пользу интересов интеграции постсоветского пространства и России. При этом, как указывают турецкие источники, им удалось внедриться во многие органы власти Турецкой Республики и других стран мира, в связи с чем и возник термин «параллельное государство».

Такого рода борьба власти с «инакомыслием», как это окрестили европейские СМИ, на самом деле представляет собой не что иное, как конфликтное взаимодействие нескольких субъектов политики внутри страны. Более того, в рамках этой борьбы Эрдоган стал активнее продвигать новую идеологему, основанную на противопоставлении двух понятий: «народная воля» и «дарбеджилер» (от тур. darbeciler — «переворотчики», «путчисты»). Ранее многим экспертам казалось, что к последней категории Эрдоган относил только турецких защитников принципа секуляризма военных, против которых возбуждались уголовные дела в связи с подготовкой государственного переворота. Это позволяло сделать частично верный вывод о том, что правящая элита стремиться исламизировать общество.

Несмотря на наличие доли истины в этом посыле, представляется правильным рассматривать процессы в Турции скорее как консервативную политику, чем умеренно исламистскую, особенно в контексте расширения предметного поля «дарбеджилер». Теперь к последнему понятию Эрдоган относит и «параллельное государство», и новую египетскую власть, и весь режим Асада, который, по его мнению, выступает против народной воли. При этом для правящей элиты Турции именно «дарбеджилер» рождает терроризм, который, в свою очередь, вновь создает основу для деятельности «путчистов».

Ключевым для России в краткосрочной перспективе в этой связи будет являться, как в дальнейшем Турция будет трактовать события на Украине и вокруг Крыма (кого именно она будет воспринимать как «дарбеджилер») и сумеет ли она сохранить относительно независимый, можно даже сказать, пророссийский вектор под давлением Запада и оставаясь членом НАТО.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу