Два полюса международных рейтингов и перспективы России

04.02.15
Эксклюзив

Два полюса международных рейтингов и перспективы России

Эксперты МГИМО: Арапова Екатерина Яковлевна, к.экон.н.

Кандидат экономических наук, преподаватель кафедры связей с общественностью Екатерина Арапова считает, что создание новых рейтинговых агентств способно не только укрепить позиции стран БРИКС в мировой финансовой системе, но и уменьшить влияние «большой тройки» — Fitch, Moody’s и S&P.

Как я уже писала, за последние несколько недель все три ведущих международных рейтинговых агентства (Fitch, Moody’s и S&P) снизили суверенный рейтинг РФ. Некоторые западные СМИ даже поднимают вопрос об угрозе дефолта в России (сравнивая текущую ситуацию с 1998 годом) на фоне диспропорций внутреннего экономического развития и западных санкций. Однако о каком дефолте может идти речь в условиях значительных международных резервов и низкого уровня государственного долга, которыми располагает Россия сегодня? Представление западными экспертами подобных оценок может свидетельствовать либо об их неполном владении информацией, либо о сознательном нежелании признавать сильные стороны российской экономической системы и нагнетании недоверия к стране у иностранных инвесторов.

Более чем десятилетие экономического подъема обеспечило России мощную подушку безопасности по сравнению с ситуацией конца 1990-х годов. Несмотря на ожидание роста инфляции в результате введения плавающего валютного курса и падения рубля, ее уровень в несколько раз ниже соответствующего показателя в 1998 году. Кроме того, антикризисный план правительства основан именно на тех рыночных механизмах, которые способны вывести страну из кризисной ситуации: бюджетная дисциплина позволит сохранить устойчивость системы государственных финансов, а ориентация на экономический рост (введение системы льготного кредитования и субсидирования бизнеса) будет способствовать росту национального производства и привлечения в страну тех иностранных инвесторов, которые стратегически нацелены на Россию как рынок сбыта.

Более того, введение плавающего валютного курса позволит России сохранить накопленные международные резервы. Значительное расходование средств в 2014 году было связано, во-первых, с необходимостью компенсировать сложившиеся диспропорции между установленным и реальным курсами рубля (до введения плавающего валютного курса), а во-вторых, со стремлением органов денежно-кредитной политики смягчить процесс перехода к реальной рыночной стоимости рубля после введения режима плавающего курса.

Основной целью было достижение курса, обусловленного реальным соотношением спроса и предложения валюты на рынке, и снижение спекулятивного компонента в курсообразовании. Именно на это и были направлены масштабные валютные интервенции, проводимые Центральным банком в конце 2014 года. Установление плавающего рыночного курса позволит в 2015 году решить так называемую «трилемму» денежно-кредитной политики: воздержаться от введения ограничений на операции с капиталом и сохранить независимость денежно-кредитной политики, а также снизить необходимость проведения столь масштабных валютных интервенций.

На фоне снижения «большой тройкой» суверенного рейтинга России интересен тот факт, что 1 февраля кредитное рейтинговое агентство Dagong (одно из немногих ведущих рейтинговых агентств, основанных не в США) сохранило за Россией рейтинг «А» и статус «stable outlook», присвоенные ей еще в ноябре 2013 года, а в отношении российской энергетической компании «Газпром» долгосрочный кредитный рейтинг был установлен на уровне «ААА». Как заявил президент агентства, в своих оценках эксперты ориентировались на соотношение государственных доходов и долговых обязательств России с учетом текущей экономической ситуации и, соответственно, пришли к выводу о недостаточных основаниях для снижения суверенного рейтинга России.

Традиционно сложилось так — и отрицать это нельзя, — что участники рынка в той или иной степени ориентируются на страновые рейтинги ведущих мировых агентств. Однако насколько объективны их оценки?

В свое время (1990-х — нач. 2000-х) действия ведущих международных рейтинговых агентств, основанных, главным образом, в США, стали одной из причин череды валютно-финансовых кризисов в развивающихся странах: Мексика (1994–1995), Азиатский кризис (1997–1998), Бразилия (1999), Аргентина (2001–2002)… Необоснованно завышенные оценки устойчивости национальных финансовых систем и финансовых инструментов привели к развитию проблемы морального риска — ситуации, когда кредиторы пренебрегают серьезным неустойчивым положением заемщика и поставляют ссудный капитал в надежде на получение высоких доходов и помощь международных финансовых организаций в случае кризиса. А в условиях высоких темпов экономического роста волна краткосрочного, спекулятивного капитала привела к обрушению национальных финансовых систем отдельных развивающихся государств и распространению кризисных процессов на экономические системы соседних стран.

Несостоятельность ведущих рейтинговых агентств в современных условиях становится очевидной не только развивающимся участникам рынка. Потенциальную угрозу их некомпетентных оценок осознают и в самих западных странах. В частности, Министерство юстиции США проводит расследование экспертной деятельности Moody’s в связи с завышением рейтингов по ипотечным сделкам в 2004–2007 годам, что спровоцировало формирование пузыря на фондовом рынке США и стало одной из причин кризиса, последовавшего в 2008 году. Ранее аналогичное разбирательство было проведено в отношении S&P.

Ухудшение репутации ведущих рейтинговых агентств стимулирует создание новых структур, оценки которых, как планируется, должны стать более объективными и менее подверженными политическим спекуляциям. В частности, в 2013 году была основана Universal Credit Rating Group (UCRG) с офисом в Гонконге, первые рейтинговые оценки должно выйти в 2015 году. Еще в 2014 году Россия выдвинула идею о необходимости создания независимого международного агентства в рамках БРИКС. Инициативу поддержал Китай, а несколько дней назад посол Бразилии в России заявил об интенсивной работе контактной группы по вопросам экономического развития и торговли и о намерении более детально обсудить вопрос создания нового рейтингового агентства в многостороннем формате в марте 2015 года.

Разумеется, оценки «большой тройки» в отношении России способны негативно сказаться на привлечении иностранных инвестиций. Однако при этом они могут еще в большей степени способствовать развитию азиатского вектора российской внешнеэкономической политики и сближению с партнерами по БРИКС.

Еще в 2010 году информационное агентство Bloomberg провело масштабное исследование, которое выявило, что тенденции развития фондовых рынков развивающихся государств Юго-Восточной Азии в большей степени коррелируют с тенденциями рынков соседних стран внутри региона, а также Китая в рамках АСЕАН+Китай, нежели с динамикой показателей фондовых рынков Японии и США (хотя нельзя отрицать, что в современных условиях глобализации все национальные системы находятся во взаимосвязи и взаимозависимости).

Однако так называемый «эффект толпы» внутри АСЕАН+Китай относительно выше, и страны АСЕАН в большей степени будут ориентироваться на Китай, в том числе и в вопросах оценки экономического потенциала стран-партнеров. А создание и эффективное функционирование новых рейтинговых институтов способно не только укрепить позиции стран БРИКС в мировой финансовой системе, но и уменьшить влияние «большой тройки» на процессы экономического развития на региональном и глобальном уровнях.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу