Выборы в Израиле: что может означать политическое равновесие?

26.02.15
Эксклюзив

Выборы в Израиле: что может означать политическое равновесие?

Эксперты МГИМО: Звягельская Ирина Доновна, д.ист.н., профессор

Профессор кафедры востоковедения Ирина Звягельская — о том, как проходит предвыборная кампания в Израиле и у какого блока больше шансов на победу.

17 марта 2015 года в Израиле состоятся очередные внеочередные выборы, и по мере приближения дня голосования избирательная кампания привлекает к себе все больше внимания. За 20 месяцев пребывания у власти правительство, включившее в себя разные политические партии при доминировании «Ликуда» и правых в целом, пережило непростое время. Война в Газе, разногласия по вопросу бюджета, попытка провести проект закона о еврейском характере государства и, наконец, выдвинутые недавно против Нетаньяху и его жены обвинения в коррупции — все это будет оказывать влияние на предстоящий выбор избирателя. Наряду с этими факторами существуют достаточно устойчивые политические тренды, которые скорее «работают» на правых. Однако центристско-левый блок также стал набирать очки, фактически сравнявшись с «Ликудом».

По предварительным оценкам, правый блок «Ликуд» во главе с Биньямином Нетаньяху и его оппонент — блок «Сионистский лагерь», возглавляемый Ицхаком Герцогом и Ципи Ливни, получат почти равное число голосов. Так, согласно опросу общественного мнения, проведенному газетой «Гаарец», в начале февраля 2015 года «Ликуду» прочили 25 мест в Кнессете — лишь на два места больше, чем «Сионистскому лагерю».

Столь незначительный разрыв между основными оппонентами свидетельствует о том, что в конечном итоге чаша весов в ходе голосования может качнуться в любую сторону. Главный вопрос заключается в том, у кого в случае победы будет больше шансов создать коалицию.

Многое будет зависеть от того, насколько успешно центристам и левым удастся расширить свою поддержку за счет привлечения части правых избирателей: название их блока («Сионистский лагерь») явно нацелено на более идеологизированную израильскую аудиторию. Неожиданно объявив о досрочных выборах, Нетаньяху намеренно поставил своих политических противников перед необходимостью действовать быстро с целью перехватить политическую инициативу. И здесь проблемы есть и у левых, и у правых.

Дело в том, что программы обоих блоков выглядят скорее параллельными, чем конкурирующими. Так, левые делают больший акцент на социальные вопросы, что, безусловно, важно для избирателя, но в плане безопасности его надежды традиционно связаны с «Ликудом».

Евреи в Израиле четко разделяют два понятия — безопасность государства и личная безопасность. Если безопасность государства укрепилась в условиях дестабилизации в арабском мире, то проблема личной безопасности становится более острой из-за роста терроризма. Для еврейского населения Израиля характерен своего рода когнитивный диссонанс, непосредственно влияющий на политический выбор избирателя. С одной стороны, Израиль — самое сильное и эффективное в военном отношении государство на Ближнем Востоке. С другой, жизни евреев по-прежнему находятся под угрозой, причем не только на Ближнем Востоке, но даже в спокойной и безопасной Европе.

Отсюда происходит и удивительное совпадение оценок избирателями успешности предыдущего правительства и их уверенность вновь увидеть на посту премьер-министра Нетаньяху. В конце января 65% опрошенных были недовольны политикой Нетаньяху на посту премьер-министра. И они же заявили, что, скорее всего, он вновь станет премьером. При этом только 30% опрошенных действительно хотят видеть его на этом посту. Это, конечно, немного, но у Ицхака Герцога шансов занять премьерское кресло еще меньше — лишь 11% избирателей считают его подходящим кандидатом.

Таким образом, центристам и левым, если они хотят увеличить свое представительство, необходимо — наряду с социально-экономической повесткой дня — сделать больший акцент на урегулировании палестинской проблемы, на неких новых идеях расширения сотрудничества в сфере безопасности с рядом арабских государств, прежде всего, с Египтом и Иорданией. Центристско-левая коалиция могла бы, как считают ее сторонники, выступить за возобновление переговоров с палестинцами, замораживание строительства поселений, диалог с арабскими государствами на основе арабской инициативы, поиск вместе с Египтом и Иорданией решений для сектора Газа.

Когда речь заходит о безопасности, и правые, и левые говорят об одном и том же — исламском терроризме, Иране и прочем. Однако предлагаемые ими методы решения этих проблем разные. Например, левые говорят, что проблему Ирана надо решать вместе с США, а для того, чтобы вместе с арабами бороться против «Исламского государства» и других экстремистов, надо сначала решить проблему палестинцев. Для правых же оккупация фактически сакральна, и они будут делать все, чтобы сохранить поселения, а значит, и военное присутствие.

Что же представляет собой ныне израильское общество, к которому обращаются ведущие политические силы? Прежде всего, оно остается фрагментированным. По мнению израильских исследователей, существует и все больше обостряется конфликт двух «народов» внутри еврейского населения Израиля. У них разные приоритеты, взгляды и представления о жизни. Представители образованного класса, жители крупных городов составляют в Израиле общество постмодерна. Но происходит постоянное увеличение численности ортодоксов и ультраортодоксов (харедим). Являясь выходцами из бедных необразованных слоев из небольших городков, харедим очень консервативны. Для них предпочтительно, чтобы вся жизнь в Израиле регламентировалась религиозными установками. Для ортодоксов мирный процесс не важен и не нужен, и они остаются резервом для правых и религиозных партий, причем демографический фактор явно на их стороне.

Наконец, резервом для правых остается и значительная часть израильских граждан, иммигрировавших из бывшего СССР. Они выступают за сильное государство, за решительность и жесткость, что в их глазах ассоциируется с правыми. Тем более, что в отношении социализма эти люди испытывают своего рода генетическое отторжение.

Свою роль играет и активность избирателя на выборах. В целом, для Израиля характерна высокая явка, но распределяется она неравномерно. Среди харедим и религиозных евреев она составляет 95%, у поселенцев — 85%, а среди городской части населения не превышает и 70%. Соответственно, у правых больше шансов.

И все же, учитывая то, что ныне оба блока претендуют практически на равное число голосов, возникает вопрос о перспективах формирования жизнеспособного правительства. В случае победы и «Ликуд», и «Сионистский лагерь» получат возможность создать правительство узкой коалиции, т. е. либо правое узкое правительство, либо узкое центристско-левое. Такие правительства малоустойчивы, им трудно проводить через Кнессет важные решения. Кроме того, создавая узкую коалицию, Нетаньяху столкнется и с политическими соперниками, прежде всего, с Авигдором Либерманом, лидером партии НДИ («Наш дом Израиль»), и Моше Кахлоном, покинувшем ряды «Ликуда» и создавшем в ноябре 2014 года партию «Кулану» («Мы все»). При создании узкой коалиции торг с ними может оказаться очень нелегким.

Для Герцога и Ливни потенциальная узкая коалиция означает, что правительство может оказаться еще более шатким и уязвимым, чем правое. Неясно, смогут ли они вообще создать такую коалицию, или же после неудачных попыток им, в соответствии с израильским законодательством, придется передать это право «Ликуду».

Не исключено, что решением для обоих блоков могло бы стать правительство широкой коалиции. Как полагают некоторые израильские наблюдатели, Нетаньяху не всегда был успешным премьером, но он может быть надежным партнером. Наконец, правительство широкой коалиции на базе обоих блоков помогло бы отсечь наиболее непримиримых ультраправых, что отвечало бы национальным интересам Израиля.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу