Запустят ли долгоиграющий международный проект ТАПИ через два месяца?

23.02.15

Запустят ли долгоиграющий международный проект ТАПИ через два месяца?

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

Афганский министр горнорудной и нефтяной промышленности Дауда Шаха Саба заявил недавно, что официальный запуск проекта газопровода Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия (ТАПИ) ожидается в течение двух месяцев. В ходе беседы с журналистами в Кабуле он сказал, что на совещании по вопросу TAPI в Исламабаде было принято решение о том, что лидер консорциума будет окончательно определен в ближайшее время с тем, чтобы незамедлительно начать проект.

Я полагаю, что это заявление — одно из огромного количества «фальстартов» в реализации проекта ТАПИ. Такого рода заявлений, что «проект вот-вот начнется» было уже множество. Напомню, что проект ТАПИ муссируется различными участниками политического процесса в Афганистане и вокруг него уже более двух десятилетий. Впервые его начала разрабатывать аргентинская компания «Бридас», затем подключились американцы (на играх вокруг этого проекта, в частности, в свое время продвинулся Карзай, ставший впоследствии президентом Афганистана), теперь с проектом активно «играют» афганцы, пакистанцы и туркмены. Проект экономически хорошо обоснован.

В Туркмении есть определенный избыток газа (хотя есть и вероятность, что весь свободный газ закупит Китай), а в Пакистане и Индии газа огромный дефицит. Но — у проекта была всегда непреодолимая проблема, невозможность разрешить политические риски. Прежде всего, совершенно нерешаема пока проблема охраны этого газопровода на территории Афганистана. Даже если платить отдельным талибским группировкам за его охрану (так, например, делают китайцы в своих афганских проектах), то нет никакой гарантии, что не придет другая группировка, не взорвет газопровод и не скажет: «теперь вы платите мне». У талибов ведь, в отличие от времен муллы Омара, нет теперь реальной централизованной структуры. Совсем непонятно, как будет функционировать газопровод в условиях перманентного конфликта между Индией и Пакистаном и, что еще важнее, неоконченной гражданской войны внутри самого Пакистана, на плохо контролируемых Исламабадом племенных территориях.

В реализации проекта также не заинтересована и еще одна ведущая держава мира — Китай. В Поднебесной всерьез опасаются, что ТАПИ станет препятствием для возрастающей роли этой страны в Центральной Азии. В интересах Пекина самому закупать весь туркменский газ и не пускать в Центральную Азию других игроков, особенно, враждебную ему Индию. Однако, несмотря на перечисленные риски, которые делают реализацию проекта пока маловероятной, говорить о нем выгодно и Исламабаду и Кабулу и Ашхабаду. Исламабад реализует задачу укрепления своих претензий на влияние в Центральной Азии и Афганистане, а это — его давняя стратегическая мечта, без этого невозможно реальное противостояние с Индией. Кабулу нужны любые инициативы, которые привлекли бы международный интерес к Афганистану, а также создали информационные поводы для того, чтобы говорить об эффективной деятельности правительства внутри страны.

Наконец, Ашхабад при помощи разговоров о ТАПИ пытается договориться со всеми игроками в афганском процессе и обеспечить свою безопасность от вторжений через афганскую границу. Есть надежда, что будущего выгодного партнера афганцы уничтожить не дадут. Кроме того, Туркменистан нуждается в новых покупателях газа, чтобы создать конкуренцию китайцам. Ни Россия, ни Иран больше в плане покупок туркменского газа с Китаем конкурировать не могут. А без конкуренции цены будут низкими. Китайцы платят за сырье традиционно мало.

Позиции России и ЕС относительно ТАПИ будут, скорее всего, близки к нейтральным. Россия больше не может сама покупать туркменский газ, он ей уже не по средствам. После сворачивания Южного потока Европа заинтересована в транскаспийском газопроводе, чтобы обеспечить себя туркменским газом. То, что газ может уйти на юг через ТАПИ, ЕС не очень выгодно. Но, с другой стороны, если Пакистан и, тем более, Индия, получат туркменский газ, то часть сжиженного газа из арабских нефтедобывающих стран, особенно, Катара, высвободится для Европы. По крайней мере, разговаривать о ТАПИ они мешать не будут. Эти разговоры способствуют хотя бы относительной стабилизации ситуации вокруг Афганистана. Итак, прежде, чем ТАПИ начнут реально реализовывать, о нем будут еще много разговаривать, создавая выгодные всем вовлеченным сторонам информповоды.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Kursiv.kz
Распечатать страницу