Казус Нетаньяху: израильский премьер как зеркало европейской гражданской нации

06.03.15
Эксклюзив

Казус Нетаньяху: израильский премьер как зеркало европейской гражданской нации

Эксперты МГИМО: Тэвдой-Бурмули Александр Изяславович, к.полит.н.

Доцент кафедры интеграционных процессов Александр Тэвдой-Бурмули — об обращенном к европейским евреям призыве Биньямина Нетаньяху эмигрировать в Израиль и его значении для европейской политии.

Последние десятилетия возвратили в повестку дня вопросы, которые, казалось, навсегда принадлежат прошлому. Религиозный дресс-код — и преподавание религии в школах. Преследования цыган — и этнические чистки в Европе. Религиозные войны — и разрушение накопленных за тысячелетия культурных ценностей под ударами варваров. Сила права — против права силы. Очевидно, колесо мировой истории незаметно для большинства наблюдателей в очередной раз провернулось, и остается лишь определить, с чем столкнулось человечество — с неизбежными и преодолимыми последствиями поступательного движения или же с бесплодным вращением по кругу без всякой надежды на линейное перемещение.

Ныне к перечню восставших из руин прошлого вопросов добавлен и вопрос о необходимости/осмысленности бегства евреев из Европы. В категорию прагматически обсуждаемых этот сюжет входил постепенно — через появляющиеся с завидной регулярностью новостные сообщения об актах вандализма на еврейских кладбищах европейских городов. Новое звучание эта тема получила в последние годы в контексте роста открытой террористической активности в отношении еврейского населения Старого Света. Арабская улица пришла в Европу и принесла с собой ту модель политического поведения и идеологической ориентации, которая сложилась на Ближнем Востоке не в последнюю очередь в контексте открытой и постоянной конфронтации арабского мира с Израилем.

Вспомним совершенный в марте 2012 года теракт в школе «Сокровище Торы» (Тулуза) и нападение на Еврейский музей в Брюсселе в мае 2014 года. Наступивший же год начался с очередной волны антисемитского террора в Европе: за нападением на кошерный супермаркет в Париже в январе 2015 года последовала атака на копенгагенскую синагогу в феврале.

Именно после этого нападения прозвучали слова премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху, замеченные и широко прокомментированные не только членами диаспоры, но и европейскими политиками. «Конечно же, — сказал Нетаньяху, — евреи заслуживают защиты в каждой стране, но мы говорим евреям, нашим братьям и сестрам: “Израиль — ваш дом.” Мы приглашаем и готовимся принять массовую иммиграцию из Европы». Эти слова были подкреплены соответствующими решениями. 15 февраля правительство Израиля приняло программу стимулирования иммиграции евреев из Франции, Бельгии и Украины; бюджет программы составил 46 млн долларов. Предполагается, что эти средства будут направлены на обеспечение адаптации возросшего потока эмигрантов из Европы на историческую родину.

Стоит заметить, что еще до приглашения Нетаньяху число эмигрирующих из Европы в Израиль евреев ощутимо выросло. В 2014 году иммиграция в Израиль достигла 10-летнего максимума: на постоянное жительство в Израиль переехали 26,5 тыс. человек, что почти на 30% больше, чем в предыдущем 2013 году. Впервые в истории по числу уехавших лидирует Франция, откуда эмигрировали 6658 евреев — вдвое больше, чем в 2013 году. По прогнозам Еврейского агентства на 2015 год, цифра эмигрантов из Франции может составить до 10 тыс. человек. На втором месте — Украина, откуда еврейская эмиграция за год возросла почти в три раза и достигла 5921 человека. На третьем месте — Россия, откуда за 2014 год эмигрировало в Израиль около 3 тыс. человек.

В случае каждой из названных стран причины эмиграции специфичны: если из Франции евреи уезжают из-за террористической опасности, то украинские евреи покидают зону военного конфликта в Донбассе, а российские выбирают отъезд в Израиль в контексте очевидной деградации внутриполитической ситуации в России. Понятно, однако, что жест израильского правительства способен в известной мере подстегнуть эту динамику независимо от преобладающих в каждом страновом случае мотивов.

Любопытно, что слова Нетаньяху вызвали в основном негативную реакцию не только со стороны европейских политиков, но и со стороны представителей еврейской диаспоры и Израиля.

В день выступления израильского премьера его датская коллега Х.Торнинг-Шмитт посетила подвергшуюся нападению копенгагенскую синагогу и заявила, что еврейская община является значимой и интегрированной частью датского общества. Очевидную полемику со словами Нетаньяху можно услышать и в словах президента Франции Ф.Олланда, обратившегося к французским евреям во время посещения мемориала Холокоста в Париже: «Ваш дом здесь. Франция — ваша страна». Схожий посыл прозвучал и в обращении к евреям Франции премьер-министра М.Вальса.

Очевидно, что общим знаменателем неприятия жеста Нетаньяху европейскими лидерами стала неготовность согласиться с подтекстом его слов, а именно — с сомнением в эффективности европейской политической модели. Способно ли европейское государство сегодня защитить своих граждан-евреев и эффективно адаптировать своих граждан-выходцев из стран уммы? Таков был обращенный к европейским политикам смысл речи израильского премьера — и делом чести европейцев было дать однозначно позитивный ответ на этот неявно заданный вопрос.

Представители диаспоры и Израиля — британский журналист К.Кан-Харрис, политолог Ш.Авинери — тоже подвергли критике обращение Нетаньяху, причем их аргументация детерминируется достаточно абстрактными умозаключениями. Евреи — интегрированная часть современных европейских наций; призыв Нетаньяху ставит под сомнение гражданский характер их идентичности и, следовательно, контрпродуктивен и опасен (Канн-Харрис). Израильская государственность легитимируется не необходимостью укрыться от антисемитизма, а правом еврейского народа на самоопределение (Авинери).

Более глубокая психологическая мотивация слышится в аргументах главного раввина Копенгагена Я.Мельхиора, также раскритиковавшего выступление израильского премьера. «Люди из Дании едут в Израиль, поскольку они любят Израиль… — но не спасаясь от терроризма… Если бы мы боролись с террором посредством бегства, мы были бы обречены спасаться на необитаемом острове», — сказал он. Достаточно отчетливо в этих словах прослеживается несогласие с ролью жертвы — ролью, которую евреи слишком часто играли в Европе в прошлом и которая, как казалось, преодолена и благодаря созданию Израиля, и благодаря укоренению в послевоенной Европе ныне доминирующего ценностного кода.

Таким образом, казус обращения Нетаньяху высветил два аспекта бытования европейской политии. С одной стороны, была подтверждена однозначно гражданская идентичность и, следовательно, высокая степень интегрированности еврейской диаспоры Европы в соответствующие национальные организмы. С другой, выявилась принципиальная значимость еврейской диаспоры как индикатора работоспособности современного европейского демократического государства.

Можно предположить, что борьба за еврейскую диаспору будет иметь для европейской политики принципиальный и знаковый характер: успех этой борьбы не только будет означать способность европейской социально-политической модели эффективно защищать свои ценностные основы, но и продемонстрирует потенциал европейской политии, способной в равной мере сохранить лояльность еврейской общины и приобрести лояльность уммы. Пока исход этого эксперимента далек от очевидности.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу