Модернизация и демократизация в странах БРИКС

12.03.15
О книге

Модернизация и демократизация в странах БРИКС

Эксперты МГИМО: *Бусыгина Ирина Марковна, д.полит.н., профессор, Окунев Игорь Юрьевич, к.полит.н.

В издательстве «Аспект Пресс» вышла книга «Модернизация и демократизация в странах БРИКС: Сравнительный анализ»Соредакторы работы — профессор кафедры сравнительной политологии, директор Центра региональных политических исследований Ирина Бусыгина и доцент кафедры сравнительной политологии, заместитель декана Факультета политологии Игорь Окунев — рассказали «Экспертам МГИМО» о проведенном исследовании.

— Книга состоит из двух частей. В первой описываются национальные контексты БРИКС, анализируются модернизационные модели этих стран и связанные с ними проблемы. Есть ли что-то общее в процессах модернизации, происходящих в этих пяти государствах? На какой стадии модернизации находится каждая из стран БРИКС? Может быть, существуют какие-то общие для всех проблемы?

Задумывая это исследование, мы исходили из того, что в отношении БРИКС (именно как группы стран) существует потребность в поисках ответов на ряд чрезвычайно важных вопросов. Что, помимо экономического роста, объединяет страны БРИКС? Как экономический рост может быть конвертирован в конкурентные преимущества в глобальном мире? Могут ли страны БРИКС, объединившись, создать свою модель (или группу моделей) развития, альтернативную неолиберальной экономической модели, предложенной Западом? Наконец, чем опыт стран БРИКС может быть полезен другим странам?

На часть из этих вопросов мы, по ощущению, ответы «нащупали». Так, логика модернизационных процессов в странах БРИКС в целом различна, однако модернизационный вызов стоит перед каждой из них, и проблемы, возникающие в ходе этого процесса, частично схожи. Речь идет, прежде всего, о многочисленных внутренних расколах, эффективности государства, способности к производству инноваций, влиянии традиционных ценностей и т.п.

В России о модернизации говорят с 2008 года. Насколько она успешна? Как на нее повлияли события прошлого года?

В отношении России проблема модернизации экономики стоит крайне остро, однако в 2008 году и даже после него стимулов у государства к проведению модернизации, понимаемой как принципиальное изменение экономической модели развития, не складывалось. Поэтому модернизация оставалась в большой мере «виртуальной». Сейчас стимулы создаются внешними условиями — падением цен на нефть и санкциями западных стран в отношении России. Это действительно принципиально новые условия, при этом нет оснований ожидать, что они изменятся в ближайшей перспективе. Внешние шоки — самые действенные с точки зрения формирования мотивации для модернизации. И такая задача руководством России поставлена.

Во второй части книги представлен сравнительно-политологический анализ БРИКС. По каким категориям он проводился?

Представляется, что сравнительно-политологический анализ — это то, что выгодно отличает наше исследование от других работ по БРИКС; подобные исследования ранее не проводились. Мы постарались выявить и проанализировать в сравнительной перспективе основные «измерения», наиболее существенные для модернизации: процессы элитообразования и внутриэлитные расколы в странах БРИКС в отношении модернизации; траектории и пределы изменений политических режимов; роль традиционных ценностей; характер отношений между центром и регионами; роль имперского наследия; характер адаптации к процессам глобализации и геополитические коды как ресурс модернизации.

Одна из глав исследования посвящена тому, как «традиционные», «цивилизационные» ценности влияют на модернизацию. Какое влияние цивилизационная компонента оказывает на модернизационные процессы в странах БРИКС и, в частности, в России?

Да, это важный и очень сложный вопрос. В странах БРИКС при всех различиях в траекториях развития цивилизационная традиция в своих разнообразных манифестациях продолжает присутствовать в публичной сфере и как ценность, и как политический ориентир. В первую очередь, политическое влияние традиции, прямое или опосредованное, определено тем, что при догоняющем развитии ценности, относящиеся к локальной культурной-религиозной традиции, способны компенсировать слабость гражданских оснований национального строительства. Как показывает поведенный анализ, эти ценности в какой-то степени способны компенсировать нехватку экзистенциальной безопасности, т.е. слабую социальную защищенность, неуверенность в будущем, дефицит взаимной поддержки, высокий уровень неравенства, и предоставить обществу необходимую социальную мотивацию. Очевидно, что в условиях России разработка цивилизационной компоненты модернизации должна закрепиться в общественно-политическом дискурсе, что позволит выверить сочетание цивилизационных особенностей с задачами модернизации.

Вы анализируете геополитические коды стран БРИКС как ресурс модернизации. Что такое геополитические коды? Как они влияют на модернизационные процессы?

Геополитический код страны — это набор стратегических представлений о ее положении в международном пространстве. Определенные геополитические коды могут быть барьером на пути модернизации, в то время как другие способны ее ускорять. Скажем, структура российской экономики, ее внешнеторгового баланса предполагает европейскую модель модернизации для России. В то же время изоляционистский неевропоцентричный геополитический код, на наш взгляд, может выступать как раз барьером на пути такой модернизации.

Геополитические коды стран БРИКС существенно различаются. В России и Китае действует модель кода с глобальными амбициями и повышающейся конфликтностью, формирующаяся в неконкурентной среде доминирующей элитой, в то время как в Индии и Бразилии — модель с региональным вектором развития, ориентацией на интеграцию с западным миром, формирующаяся в конкурентной среде с учетом мнения широких слоев населения.

Многие исследователи сегодня ставят под сомнение само существование феномена БРИКС. Позволяет ли сделанный вами анализ говорить об обратном?

Разве? А нам казалось, что большинство исследователей как раз чрезмерно оптимистичны в отношении настоящего БРИКС и несколько забегают вперед, выдавая желаемое за действительное. Мы знаем, что сплоченность интеграционной группировки оценивается исходя из «силы» тех обязательств, которые создает членство в ней для каждой страны. В отношении БРИКС такие обязательства пока невелики, и желание принять их на себя тоже отличается от страны к стране. Будут ли создаваться стимулы к укреплению обязательств — это большой вопрос. Нашей задачей было исследование тех предпосылок и ограничений для формирования таких стимулов, которые обусловлены внутренними проблемами в странах БРИКС.

Беседовал Андрей ЗАВАДСКИЙ,
Управление интернет-политики

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу