Диалог по запуску Пула условных валютных резервов БРИКС стартовал

14.04.15
Эксклюзив

Диалог по запуску Пула условных валютных резервов БРИКС стартовал

Эксперты МГИМО: Хмелевская Наталья Геннадьевна, к.экон.н., доцент

Доцент кафедры международных экономических отношений и внешнеэкономических связей Наталья Хмелевская — о начале диалога по запуску Пула условных валютных резервов БРИКС.

Заседание Рабочей группы по формированию многостороннего Пула валютных резервов БРИКС и встреча экспертов центральных банков стран БРИКС, которые состоятся в Вашингтоне 14–15 апреля, дадут старт диалогу по одному из ключевых приоритетов председательства России в БРИКС в 2015–2016 годах — развитию многостороннего финансового сотрудничества.

Продвижение отдельных и общих интересов БРИКС в международной валютно-финансовой системе через механизмы многостороннего финансового сотрудничества, реформирование для этих целей МВФ требует от БРИКС перехода к усиленной координации для целей устойчивого и сбалансированного роста в странах-членах.

Разворот траектории общемировой стагнации на развивающиеся рынки в 2014–2015 годах становится для БРИКС моментом осознания новой экономической реальности. Если к концу 2014 года по паритету покупательной способности ВВП БРИКС сравнялся с ВВП «Большой семерки», а все вместе они произвели более 30% глобального ВВП, то, согласно оценкам ОЭСР, в 2015 году рост экономики КНР замедлится до 7%, в Бразилии и России прогнозируется переход падения ВВП в отрицательную зону.

При этом именно чрезмерная открытость БРИКС, как одно из последствий восхождения в системе международных отношений, сегодня становится источником экономических шоков и внешних угроз — для Китая через приток иностранных инвестиций, приведший к перегреву экономики, для Индии и Бразилии через внешний спрос, для России через падение цен на нефть, для ЮАР через снижение цен на другие биржевые товары.

Общность интересов стран БРИКС относительно негативных «побочных» эффектов для их экономик от политики стимулирования спроса в США и других развитых государствах наглядно продемонстрировали и валюты БРИКС в 2012–2014 годах. В 2012 году ослабили свои валюты Индия и ЮАР. С середины мая до конца июля 2013 года ЦБ Бразилии девальвировал бразильский реал сразу на 15%. Банк России только за декабрь 2014 года ослабил российский рубль на 69%. И при этом курсовые ожидания росли, а синхронные спекулятивные атаки на их валюты происходили на волне падения мировых цен на основные экспортные товары (энергоносители для Бразилии и России, руды и металлы для ЮАР) и вместе с перетоком капитала с формирующихся на развитые рынки и наоборот.

Объединить усилия для того, чтобы увереннее и стабильнее развиваться, — это и есть предназначение новых совместных институтов БРИКС, а именно Пула условных валютных резервов и Нового банка развития БРИКС, соглашение об учреждении которого, подписанное по итогам саммита в Бразилиа и Форталезе (июль 2014 года), первой из БРИКС ратифицировала Государственная Дума РФ и подписал российский президент В.Путин (9 марта 2015 года).

Подготовка Операционного соглашения по Пулу валютных резервов (далее «Пул БРИКС») важна прежде всего для запуска полноформатной работы самого Пула БРИКС, но и позволит ответить на вопрос о том, какое место займут совместные механизмы БРИКС в международной валютно-финансовой системе.

Предназначенный для поддержки центральных банков стран-членов БРИКС ликвидностью в случае проблем в национальных финансовых системах, Пул БРИКС подобен программам финансовой помощи МВФ и его региональных аналогов, Латиноамериканского резервного фонда (ФЛАР), Многосторонней инициативы Чианг Май (МИЧМ). Более того, предусмотрена выдача до 70% ресурсов в рамках странового лимита в Пуле в случае, если страна-заемщик имеет согласованную с МВФ стабилизационную программу.

По правилам участия и обращения к средствам Пул БРИКС во многом схож со своп-соглашениями АСЕАН (с 1978 года было заключено пять таких соглашений) и МИЧМ — это применение мультипликатора к сумме взноса при оказании помощи. Однако если в АСЕАН участие равновеликое, а максимальная сумма помощи предоставляется как 1 к 2, то в Пуле БРИКС помощь для КНР будет выделяться в размере 0,5 от взноса, для ЮАР — 2,0, для Бразилии, России и Индии — 1,0. И это естественным образом обусловлено различиями между участниками — в АСАЕН ими были Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд и Филиппины.

Расчетно-клиринговый механизм своп-соглашений АСЕАН и МИЧМ представляет определенный интерес для Пула БРИКС по операционным соображениям. Например, спот и форвардные курсы валют к доллару США как «якорной валюты» или валюты предоставления ликвидности можно использовать для фиксации курсов выдачи и возврата средств Пула БРИКС. Более того, для валют БРИКС с прямыми котировками (российский рубль и китайский юань) такой фиксинг позволит полностью исключить валюту третьих стран.

Ориентир на ставку по долларовым депозитам Банка международных расчетов (БМР, Базель) для расчета форвардной маржи, практически свободную от страновых рисков, позволяет, на мой взгляд, нивелировать влияние волатильности ставок ЛИБОР, к тому же подпортивших свою репутацию скандалом с манипуляциями в 2012 году, и одновременно избежать разногласий о выборе в пользу той или иной страны. В перспективе вместе с запуском Нового банка развития БРИКС возможно создать общую индикативную процентную ставку по аналогии со ставкой СДР.

Прогресс в реализации этих практических инициатив БРИКС не только серьезно укрепит координацию БРИКС в валютно-финансовой сфере и придаст ей новых сил и уверенности, но и покажет, способны ли страны-члены перенести успехи и достижения объединения как политического механизма в экономическую сферу.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу