Списочное состояние

20.04.15

Списочное состояние

Эксперты МГИМО: Топорнин Николай Борисович, к.юрид.н., доцент

Санкционный список Евросоюза, ограничивающий право физических лиц въезжать в страны ЕС и держать там собственность и капиталы, продолжает расти. Между тем юридически каждый из фигурантов списка может оспорить свое попадание под санкции — как через суд, так и по внесудебной процедуре, связавшись с Советом ЕС по электронной почте.

Согласно европейскому законодательству, процедура исключения из черных списков ЕС может быть применена в различных случаях: например, после смерти лица, попавшего в санкционный список, или если его занесение в него было ошибкой. Впрочем, изучив европейские юридические инструменты, «Власть» пришла к выводу, что даже у тех фигурантов, чье попадание в список было не случайным, формально есть два пути для опротестования ограничений при жизни.

Первый, общеизвестный, — обращение в Европейский суд или в национальный суд одной из стран Евросоюза. Как подтвердили «Власти» в Европейском суде, из граждан России в суд обратился только Аркадий Ротенберг: бизнесмен оспорил решение ЕС, предусматривающее замораживание активов и визовые ограничения. По данным итальянской газеты Corriere della Sera, прошлой осенью власти Италии наложили арест на принадлежащие бизнесмену активы и недвижимость общей стоимостью €30 млн.

Между тем, по словам источника «Власти» в структурах ЕС, возможность подать судебные иски заинтересовала не только господина Ротенберга. «Кроме него еще несколько россиян, попавших в санкционные списки ЕС, хотели бы добиться отмены санкций через суд или Совет ЕС, и их адвокаты ранее обратились за разъяснениями к европейским чиновникам», — пояснил собеседник «Власти». Впрочем, официальные источники подтверждать эту информацию отказались.

Согласно европейской санкционной практике, второй путь — опротестовать свое занесение в списки самостоятельно, направив «ходатайство о пересмотре решения с указанием имеющихся замечаний» напрямую в Совет ЕС. Как подтвердил «Власти» один из собеседников в структурах ЕС, информация об обеих возможностях доносится обычно по почте до тех, «чей почтовый адрес, неважно, рабочий или домашний, известен».

Остальных фигурантов списка о внесудебном способе выразить свой протест Брюссель уведомляет коллективно. Информация публикуется в официальном журнале ЕС сразу же вслед за публикацией черных списков. В таком уведомлении в общих чертах сообщается, за что введены санкции; дается рекомендация обратиться в представительство соответствующей страны-члена ЕС, если против вас были введены санкции, ваши средства были заморожены, а вам нужны деньги «на удовлетворение базовых потребностей»; наконец, сообщается о возможности обратиться в суд ЕС или напрямую в Совет ЕС.

«Теоретически совет обязан в каждом случае отправлять уведомления, однако на практике это происходит не всегда, — рассказала „Власти“ британский юрист Майя Лестер, представляющая в Европейском суде интересы ряда российский истцов. — При этом мой опыт показывает, что попутно с обращениями в Европейский суд в переписку с советом вступают практически все фигуранты».

«Заявление подают в общий секретариат совета, который вынес ограничительные меры (в данном случае это Совет по внешней политике ЕС). Далее точная процедура нигде не прописывается публично, возможно, есть внутренний документ о порядке рассмотрения таких жалоб»,- говорит доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин. А собеседник в Брюсселе пояснил «Власти», что все подобные вопросы по географическому признаку попадают на предварительное рассмотрение рабочей группы Совета ЕС по Восточной Европе, Южному Кавказу и Центральной Азии (COEST). Однако решение, по словам чиновника, принимается уровнем выше, то есть не на уровне рабочей группы, а на уровне руководства совета.

Собеседники «Власти», впрочем, дают понять, что к обращению в совет стоит прибегнуть параллельно судебной процедуре. «Шансы снять санкции в порядке обращения в совет крайне малы, так как здесь речь идет о согласованных политических решениях ЕС, и, чтобы кого-то исключить из санкционного списка, опять нужно согласованное решение всех стран, что в контексте сегодняшних событий представляется практически невозможным», — напомнил Николай Топорнин. По его словам, с этой точки зрения «более перспективным» выглядит обращение в суд, «который в своих решениях руководствуется правом, а не политикой».

Хотя в обоих случаях процедура может оказаться затянутой и неэффективной, примеры исключения из санкционных списков, так называемого де-листинга, есть, и неудивительно стремление попавших в немилость депутатов и политиков использовать все возможности. По данным европейского онлайн-издания EUobserver, еще в прошлом году в COEST были направлены аналогичные запросы от нескольких граждан Украины, попавших под санкции, в том числе от экс-премьера страны Николая Азарова и его сына Алексея, обратившихся за поддержкой в юридическую компанию Alber & Geiger, а также сына экс-президента Украины Александра Януковича и бизнесмена Сергея Курченко. В итоге в начале марта, когда Совет ЕС продлевал ограничительные меры против ряда граждан Украины, было принято решение в отношении четырех человек прекратить действие санкций уже в начале июня. Тем самым из санкционного списка были исключены Алексей Азаров, бывший замглавы администрации президента Андрей Портнов, экс-глава СБУ Александр Якименко и Игорь Калинин.

«В любом случае если кто-то подал индивидуальную петицию в совет, то мы об этом узнаем, когда совет вынесет решение. До этого процедура носит конфиденциальный характер, — пояснил господин Топорнин. — Зато свежий пример де-листинга советом есть по Белоруссии, ведь против них санкции ЕС действуют уже восемь лет. Совсем недавно совет исключил 24 человека из санкционного списка, но и тут нельзя с уверенностью сказать, жаловались ли сами белорусы или совет просто учел какие-то новые обстоятельства».

Попытки требовать пересмотра санкций небесполезны, уверены юристы. Только за последний год индивидуальные ограничительные меры были отменены и в отношении нескольких фигурантов черных списков Евросоюза из Сирии и Ливии, в том числе кузена полковника Каддафи Ахмеда Мохаммеда Каддафа ад-Дама, а также Мухаммеда Нидаля аш-Шаара, бывшего министром экономики и торговли Сирии в 2011–2012 годах. Впрочем, по словам источника «Власти» в структурах ЕС, для попавших в санкционные списки ЕС россиян ситуация осложняется тем, что с марта этого года под первые санкции ЕС подпали «сепаратисты и те русские, которые поддержали аннексию Крыма и способствовали ей». «И этих людей можно, соответственно, вычеркнуть из списков только при условии возвращения Крыма Украине», — уверен собеседник «Власти».

Опрошенные сенаторы и депутаты Госдумы РФ, попавшие в санкционный список, не слышали ни об уведомлениях, ни о возможности писать в Совет ЕС. Более того, опрошенные «Властью» участники списков заявили, что не намерены прибегать к процедуре опротестования по другим причинам.

Первый зампред комитета Совета федерации (СФ) по международным делам Владимир Джабаров сказал, что не получал никаких документов о включении его в санкционные списки. «Но я ничего обжаловать не собираюсь, потому что, если я так сделаю, это будет означать, что я туда стремлюсь. А я не стремлюсь», — сказал он.

Глава комитета СФ по обороне Виктор Озеров рассказал, что «персонально получал письмо только от итальянской фирмы по пошиву модных мужских костюмов». «Они сообщили, что проявляют с нами солидарность, и предложили бесплатно пошить пять костюмов», — рассказал господин Озеров, отметив, что он не отреагировал на письмо. Обжаловать свое включение в списки сенатор считает «ниже своего достоинства»: «Я бы показал, что санкции меня чем-то задели, а они, кроме авторитета в глазах моих друзей и моей семьи, ничего мне не сделали».

«Я не получал от Европейского совета никаких уведомлений,- рассказал замглавы комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий, попавший в санкционный список ЕС. — Если получу, то, может, сразу две жалобы направлю — и в Совет Европы, и в Европейский суд. А может быть, мы коллективную жалобу подадим вместе с другими депутатами, подпавшими под санкции». При этом депутат напомнил «Власти», что располагает дипломатическим паспортом, и заверил, что у него «ни разу не возникали проблемы с въездом в Европу с момента введения санкций».

Галина ДУДИНА,
Наталья КОРЧЕНКОВА,
Мария ЕФИМОВА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Коммерсантъ Власть»
Распечатать страницу