Американская стратегия для Центральной Азии: кнут и пряник

27.04.15

Американская стратегия для Центральной Азии: кнут и пряник

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

США пересмотрели стратегию в отношении стран Большой Центральной Азии, куда помимо стран постсоветского пространства, входят Пакистан, Афганистан, Индия, а также страны Кавказа — Грузия и Азербайджан. С недавних пор в «Большую Центральную Азию» Соединенными Штатами включены Иран и Турция. От политики безопасности Вашингтон переходит к политике настойчивого дипломатического давления. В качестве пряника США инициируют развитие проекта «Нового Шелкового пути», который подразумевает восстановление утраченных позиций региона на мировом рынке и превращение его в перекресток международной торговли. Одновременно стратегия нацелена на ослабление позиции России и умиротворение амбиций Китая. Явно и тайно для американцев все будет сосредоточиваться вокруг этого.

Заместитель помощника государственного секретаря США по делам Южной и Центральной Азии Ричард Хоугланд пояснил, что Вашингтон намерен проводить в Центральной Азии последовательную работу в области прав человека и надеется убедить правительства каждой из стран региона в том, что реформы отвечают их национальным интересам.

Более детально высказался заместитель госсекретаря США Энтони Блинкен. По его словам, безопасность в странах ЦА укрепляет безопасность США, что является подспорьем для глобальных усилий по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Он подчеркнул, что такая стабильность может быть достигнута, когда страны Центральной Азии являются не просто суверенными, но и в полной степени способными защитить собственные границы. Страны региона при этом будут связаны друг с другом и с развивающимися экономиками Азии, а правительства подотчетны своим гражданам.

Ведущий научный сотрудник российского Института стратегических исследований Аждар Куртов считает, что американцы постараются дифференцировать подход к странам Центральной Азии. «Ожидать чего-то принципиально нового от стратегии не стоит. Она будет повторением пройденного, но, может быть, с более мягкими элементами, чем это было в 90-е годы», — сказал корреспонденту НВО Аждар Куртов. Под ценностями, которые должны будут доминировать в регионе, понимаются западные и конкретно американские ценности. «Будет педалироваться вопрос о независимости, как основного ориентира для политических, интеллектуальных, журналистских элит Центральной Азии — ради поддержания тезиса об укреплении независимости, республикам ЦА следует сотрудничать с США и ЕС. А сотрудничество с некоторым „оголтелыми“ режимами в политическом отношении, которые якобы не дают перспектив прогресса (под последними понимаются Россия и Иран, и в известной степени Китай) не очень перспективно», — сказал Куртов. По его мнению, идет соревнование геополитических игроков за Центральную Азию.

Другие эксперты считают, что новая стратегия преследуют и иные цели. «Активизация стратегии на Востоке важна США для того, чтобы дать мирную передышку Украине, только что вышедшей из-под влияния России», — сказал корреспонденту НВО ведущий научный сотрудник Института Востоковедения, д.ист.н. Шохрат Кадыров. По его словам, для определения эффективности стратегии США главный критерий — это ослабление России и Китая и доминирование среди государств по периметру границ с РФ, не вступая с ней в прямой конфликт. «Не думаю, что в этой стратегии какое-либо особое место занимают такие сложные страны как Таджикистан, Кыргызстан и Узбекистан, которые способны спонтанно дестабилизироваться (особенно в районе Ферганы) и без вмешательства США, и в конфликты между которыми США вряд ли имеют особый интерес быть втянутыми», — сказал Кадыров.

Директор Аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев полагает, что обновленная стратегия не меняет внешнеполитических целей, которые США преследуют конкретно в разных странах ЦА. Одни из стран больше воспринимаются в контексте Афганистана, Южной Азии и проблем Большого Ближнего Востока (Туркмения, Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан), другие — больше в контексте геополитических интересов США на постсоветском пространстве (Казахстан и Кыргызстан как члены евразийского интеграционного проекта Москвы), третьи — больше в контексте энергетических проблем (Казахстан, Туркмения), и т.п. Кстати, в институциональном плане американцы воспринимают Центральную Азию, скорее, в контексте проблем Южной Азии и Афганистана, чем постсоветских проблем (один и тот же отдел Госдепартамента занимается и Южной и Центральной Азией). Меняется лишь общий подход: больше диалога с центральноазиатскими элитами и больше попыток повлиять на те их группы, которые готовы к взаимодействию с США. Это должно позволить одновременно лучше продвигать и американские интересы (в частности, добиться большего дистанцирования стран ЦА от России и, возможно даже, Китая) и американские ценности (т.е. стандарты демократии и прав человека). Раньше США постоянно активно критиковали центральноазиатские элиты за нарушения прав человека, и этим сами закрывали себе путь для эффективного взаимодействия с ними. Кстати, возможно, такой подход, как, собственно, и предыдущий, может очень не понравиться российскому руководству. Теперь оно будет больше опасаться того, что американцы создадут себе сильное «лобби» в центральноазиатских элитах, которое будет меньше склонно к сотрудничеству с Россией.

В тоже время США нигде не сформулировали официально, что они противостоят Китаю. Тем не менее, как отметил Андрей Казанцев все американские документы скрыто такой момент предусматривают. Это и концепция Транстихоокеанского партнерства, и новая военная доктрина Обамы, подразумевающая перенос основных военно-политических усилий США на Тихий океан. По Центральной Азии, с учетом проблем и в Афганистане и исламском мире в целом, и противостояния с Россией вокруг Украины, позиция США относительно Китая более умеренна. США будут стремиться наладить взаимодействие между двумя проектами «Шелковых путей» — своим собственным и китайским. В этом есть рациональное зерно. Оба проекта, прежде всего, связаны с инфраструктурной помощью странам региона, и, потому, на практике инфраструктура, которая будет создаваться с их помощью, действительно, будет каким-то образом взаимодействовать. Но, разумеется, США не готовы «отдать» Центральную Азию Китаю. Их основной целью всегда было дать многовекторным политикам стран Центральной Азии возможность иметь дополнительно к российскому и китайскому вектору прозападный ориентир в качестве третьего ключевого. Американцы, в этом плане, не без оснований рассчитывают, что центральноазиатские элиты оценят возможность дополнительной свободы «маневра» относительно России и Китая, которые США дают центральноазиатским правительствам. Разумеется, ни Москва, ни Пекин по поводу такого подхода никакого восторга не испытают.

Шохрат Кадыров считает, что главное в новой стратегии США не смена ориентиров, а новые акценты в виду появления взаимовыгодных интересов у Вашингтона с Тегераном. Иран способен и уже готовится обеспечивать Европу и Украину газом. Это, во-первых. Во-вторых, лояльные отношения Ирана и США могут отодвинуть на второй план проект консорциума поставок, подчеркну с участием России, газа из Ирана в Пакистан, а также проект «Набукко», направленный на соединение трубами по дну Каспийского моря Туркменистана и Азербайджана для поставок газа в Европу через Турцию, которому категорически препятствует Россия. Проект Иран-Пакистан отодвигается потому, что началось строительство ТАПИ, что позволит откачивать туркменский газ американской компанией Шеврон, в Пакистан. Проект «Набукко» — потому, что Туркменистан может получить разрешение Ирана, участвовать в перегонке своего газа в Европу через Иран и Турцию в обход России, и в пику откачке туркменского газа исключительно в Китай. Как видим, в том и другом случае США красиво уходят от прямого противостояния с Россией, одновременно, ставя ее в невыгодное положение.

Конечно, стратегия США не ограничивается исключительно экономическими проектами, как например, уже действующим в обход России нефтепроводом БТД (Баку-Тбилиси-Джейхан), построенном в 2005 году и к которому почти сразу присоединился Казахстан. Идет работа по созданию с помощью США спецподразделений Каспийской охраны морских (на Каспии) и сухопутных границ Азербайджана и Казахстана. Успехом американской политики можно считать и строительство двух радиолокационных станций (РЛС) в г. Хызы и г. Астара в Азербайджане. Эти станции способны создавать электромагнитные помехи российским радиолокационным установкам раннего опознавания на территории Азербайджана.

Виктория ПАНФИЛОВА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Новое восточное обозрение»
Распечатать страницу