Испания: радикальные перемены в политическом ландшафте

27.05.15

Испания: радикальные перемены в политическом ландшафте

Эксперты МГИМО: Хенкин Сергей Маркович, д.ист.н.

Региональные и муниципальные выборы, состоявшиеся в Испании 24 мая 2015 года, подтвердили тренд последних лет: падение популярности двух ведущих партий — Народной партии (НП) и Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП). Во многих автономных сообществах и муниципалитетах серьезную конкуренцию им составили партии, совсем недавно заставившие заговорить о себе, — «Подемос» («Мы можем») и «Сьюдаданос» («Граждане»). Разумеется, окончательные итоги подводить рано: в конце 2015 года года должны состояться очередные всеобщие выборы в Генеральные кортесы. Однако уже сейчас очевидно, что в партийно-политической системе Испании происходят радикальные перемены.

Традиционные партии: кризис доверия

Одним из наиболее ощутимых последствий глобальной экономической рецессии в Испании стало углубление социального неравенства по сравнению с докризисным 2007 годом. Упали доходы многих слоев населения, были урезаны социальные выплаты. Очень высок уровень безработицы — 23,8% в первом квартале 2015 года. [1]. В структуре занятости велик удельный вес временной и частичной занятости (по числу временных контрактов Испания лидирует в ЕС). Все это ухудшает качество жизни населения, ведет к распространению в обществе атмосферы тревоги и беспокойства перед завтрашним днем.

В сознании многих людей ощущение фрустрации переплетается с кризисом доверия к политическим институтам. Отчасти этому способствуют коррупционные скандалы, которые сотрясают управленческие и политические структуры разных уровней — королевскую семью, большинство партий и профсоюзов — и бросают тень на весь истеблишмент. В ноябре 2014 года в перечне проблем, наиболее беспокоящих испанцев, коррупция заняла второе место (63,9% опрошенных), уступив только безработице (77%). В ходе того же опроса 87% респондентов охарактеризовали политическую ситуацию в стране как «плохую» или «очень плохую».

Снижение уровня поддержки НП и ИСРП объясняется как факторами общего характера, так и специфическими для каждой партии. Позиции правительства консервативной Народной партии, которое возглавляет Мариано Рахой, ослабляет не только политика жесткой экономии, но и отсутствие конструктивных идей по решению накопившихся политических и институциональных проблем. Считая достижение посткризисного экономического роста основным приоритетом и добившись здесь несомненных успехов, власти не уделяют должного внимания политической сфере. Руководство партии ведет себя в этих вопросах пассивно и безынициативно. Во многих случаях оно уходит от ответов на острые вопросы, предпочитая отмалчиваться и плыть по течению.

В еще большей степени ослабли позиции ИСРП. В 2010 году находившееся тогда у власти правительство социалистов, будучи не в состоянии справиться с лавинообразным ростом безработицы, бюджетного дефицита и внешней задолженности, переориентировало свою политику. Прежний курс на повышение производства и спроса уступил место монетаристским решениям. Смена вех вызвала волну критики в испанском обществе, прежде всего — со стороны многочисленных сторонников социалистов, упрекавших их за измену традиционным социал-демократическим принципам и переставших видеть в них силу, способную реформировать систему. Надежды на преодоление кризиса доверия к партии возлагаются на нового генерального секретаря, 42-летнего Педро Санчеса, который был избран в июле 2014 года прямым голосованием членов ИСРП.

Ослабление двухпартийной системы связано не только с оценкой избирателями политического курса НП и ИСРП. Дело еще и во многих особенностях функционирования и внутреннего устройства обеих партий, также вызывающих резкую критику электората. Наследуя исторически доминировавшим в Испании авторитарно-бюрократическим методам управления, партии строятся по иерархическому принципу, носят каудильистский характер. Все решения принимаются партийным лидером и очень узким кругом его доверенных лиц. Из-за всевластия партийной верхушки, отсутствия независимого аудита финансовой деятельности партий, подмены избрания кандидатов на выборные должности их кооптацией коррупция институционализировалась, став интегральной частью развития партий.

Неудивительно, что уровень доверия к партиям и политикам в испанском обществе низок. Для большинства электората утвердившаяся в стране двухпартийная система ассоциируется с некачественным управлением, замедленным социально-экономическим развитием и коррупцией.

Новые партии — «возмутители спокойствия»

Недовольство избирателей политикой ведущих партий, протест против политики жесткой экономии и недостатков системы, массовый запрос на социальную справедливость привели к тому, что на политическую сцену Испании стремительно ворвалась новая сила в лице партии «Подемос» («Мы можем»). Ее результаты на выборах в Европарламент спустя всего четыре месяца после появления «Подемос» в январе 2014 года произвели сенсацию: новая организация завоевала 5 из 54 депутатских мест, за нее проголосовали 1,2 млн избирателей. Большую роль в успехе «Подемос» сыграл ее лидер, 36-летний профессор-политолог Пабло Иглесиас, приобретший популярность в стране благодаря постоянному участию в различных телевизионных программах. «Подемос» обвиняет во всех бедах современной Испании «касту» — национальный и европейский финансовый капитал и коррумпированную политическую элиту (в нее скопом включается руководство всех системных партий). По мнению лидеров «Подемос», «режим-78» (так они называют современный демократический политический строй Испании, узаконенный конституцией 1978 года) оказался несостоятельным и нуждается в радикальной трансформации.

У партии нет целостной конкретной программы, ее имидж меняется. Первоначально руководители «Подемос» не скрывали своих симпатий к режиму Уго Чавеса (некоторые из них были советниками венесуэльского лидера). «Подемос» заявляла, в частности, о необходимости национализировать ведущие отрасли промышленности и банки, изъять без какого-либо выкупа у владельцев излишки жилой площади и передать их нуждающимся. Однако улучшение экономической ситуации в Испании и спад протестной активности в 2014 году сделал риторику лидеров заметно более умеренной, интенсифицировал их попытки представить «Подемос» системной силой. В предвыборной программе партии революционные требования отсутствуют. Безусловно, это рассчитанная двусмысленность, призванная удовлетворить разные социальные слои и превратить партию в массовую.

«Подемос» — наследница движения Возмущенных, массового протестного движения нового типа, которое возникло (в мае 2011 года) не по призыву партий и профсоюзов, а самоорганизовалось снизу посредством социальных сетей. Противопоставляя свое движение традиционной, дискредитировавшей себя политике ведущих партий, Возмущенные ориентировались на прямую демократию. Многие Возмущенные хотят видеть «Подемос» структурой, в корне отличающейся от традиционных партий, основанной на горизонтальных связях и прямой демократии. На практике, однако, она превращается в централизованную структуру, напоминающую традиционные для Испании партии каудильистского типа, в которых все определяется волей лидера.

Другим «возмутителем спокойствия» стала партия «Сьюдаданос» («Граждане»), позиционирующая себя как центристская. Образованная в 2006 году в Каталонии, эта партия распространила свое представительство на большинство районов Испании и благодаря умелой организационно-пропагандистской работе очень заметно укрепила позиции. Аргументированная программа «Сьюдаданос» ориентирована на обновление партийно-политической системы Испании, укрепление социальных прав населения и развитие государства благосостояния. Лидер партии, 35-летний Альберт Ривера, занимающий, по данным ряда опросов, первое место в рейтинге политических деятелей Испании, считает, что между идеями социал-демократии и либерализма нет противоречия: «Свобода без равенства нестерпима, а равенство без свободы невыносимо».

Политическое поле переформатируется

Прошедшие только что региональные и муниципальные выборы подтвердили результаты опросов общественного мнения. Из 13 автономий, в которых проводились выборы, Народная партия победила в 11, при этом потеряв повсюду абсолютное большинство, позволявшее править, ни на кого не оглядываясь. На муниципальных выборах НП также набрала больше голосов, чем другие партии, но на 10% меньше, чем на выборах 2011 года (27% против 37,7%). Число муниципальных собраний, где она располагает абсолютным большинством, сократилось с 3300 до 2700. По выражению консервативной газеты ABC, партия одержала «пиррову победу с привкусом поражения». Дело в том, что согласно избирательному законодательству, партия, набравшая на выборах простое большинство голосов, может и не стать правящей, если ее кандидат на руководящую должность не получит необходимого для утверждения количества голосов депутатов. Учитывая резко критическое отношение к деятельности НП левых и левоцентристских партий, такое развитие событий выглядит вполне реальным. В поддержке других парламентских партий нуждается и Испанская социалистическая рабочая партия, набравшая на муниципальных выборах 25% голосов (на 2,7% меньше, чем в 2011 г.) и победившая в двух автономиях (Эстремадура и Астурия).

В этой ситуации своего рода арбитрами становятся «Подемос» и «Сьюдаданос», чьи результаты на выборах свидетельствуют об их превращении во влиятельных политических акторов. «Подемос» заняла на выборах третье место, хотя определить полученный ею результат затруднительно: во многих муниципалитетах партия не выдвигала собственного кандидата, а вместе с небольшими левыми формированиями поддерживала единого кандидата. Успех «Подемос» ознаменовал сдвиг партийно-политического спектра Испании влево. Символом радикальных перемен стала победа на выборах мэра Барселоны Ады Колау, кандидата блока «Подемос» и других левых формирований, наследников традиций Возмущенных. А. Колау опередила кандидата в мэры от сил, стоящих на позициях отделения Каталонии от Испании, тем самым ослабив влияние сепаратизма в автономии. Учитывая идейную близость ИСРП и «Подемос», можно предположить, что между ними не исключены договоренности, которые на местах способны обеспечить вхождение во власть кандидатам от левых сил, притом что формально больше голосов на выборах получили консерваторы. Представители НП, лишившись абсолютного большинства, также могут править в ряде регионов лишь при условии достижения договоренностей со «Сьюдаданос» (за нее проголосовали 6,6% избирателей), отчасти играющей на том же правоцентристском поле.

В условиях потери правящей партией абсолютного большинства во многих органах власти на местах и при расширении числа влиятельных партий национального масштаба формат и стилистика испанской политики обречены на радикальные изменения. Императивом управляемости обществом на разных уровнях должны стать культура диалога, компромиссов и договоренностей. Между тем, по мнению многих экспертов, эта культура в современной Испании развита недостаточно. Узкопартийные интересы нередко доминируют над общенациональными и региональными.

Острое соперничество, взаимные нападки характеризуют отношения не только между правыми (правоцентристскими) и левыми (левоцентристскими) партиями, не только между «старыми» и «новыми» партиями, но и ситуацию внутри каждого из этих лагерей. Лагерь левых сил выглядит таким разобщенным, каким он никогда не был в годы демократии. Основное соперничество здесь разворачивается между ИСРП, «Подемос» и «Объединенной левой» (ядро этой коалиции составляют коммунисты), выступившей на выборах неудачно. Обострилась ситуация и в лагере правых и правоцентристских партий. Народная партия, которая с начала 1990-х годов объединяла вокруг себя подавляющее большинство тех, кто находится правее социалистов, теперь сталкивается с конкуренцией новых партий, прежде всего «Сьюдаданос».

О том, насколько сложным может оказаться достижение компромиссов и договоренностей, свидетельствует ситуация, сложившаяся после выборов в автономный парламент Андалусии 22 марта 2015 года, ставших первыми в нынешнем электоральном цикле. На выборах победила ИСРП, получившая, однако, лишь относительное большинство голосов — недостаточное, чтобы обеспечить утверждение своего лидера Сусаны Диас в должности председателя правительства Андалусии. Три тура голосования, несмотря на все попытки договориться с другими партиями, не дали С. Диас большинства голосов депутатов парламента автономии, необходимого для утверждения в должности. Голоса представителей Народной партии, «Подемос», «Сьюдаданос», «Объединенной левой», выступавших с разными аргументами «против», в совокупности перевешивали голоса социалистов. При этом у идейно разнородной оппозиции не было альтернативного кандидата.

В целом острая конкуренция старых и новых партий на местных выборах завершилась победой первых, однако при этом они понесли существенные потери. Иными словами, двухпартийность сохранилась, но перестала быть доминирующей. Если прежде НП и ИСРП пользовались поддержкой примерно 80% электората, то теперь эта цифра снизилась до 52% (на выборах в Европарламент в 2014 г. — до 50%). Чередование консерваторов и социалистов у руля теперь невозможно без договоренностей их с новыми партиями. Впрочем, такое положение отвечает настроениям 69% испанцев, считающих позитивным для политической жизни исчезновение доминирующей двухпартийности и появление новых партий, которые бы участвовали в управлении вместе с традиционными.

1. El Universal. Caracas, 23.04.2015.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Российский совет по международным делам
Распечатать страницу