«Исламское государство» — уже в России?

09.06.15

«Исламское государство» — уже в России?

Эксперты МГИМО: Ярлыкапов Ахмет Аминович, к.ист.н.

Присяга дагестанского проповедника Надира абу Халида «Исламскому государству» создает новые угрозы стабильности в северо-кавказском регионе. Ранее в Дагестане публично присягали «ИГ» только лидеры боевиков. Как противостоять экстремистским движениям в России, в прямом эфире видеостудии Pravda. Ru рассказал Ахмет Ярлыкапов, кавказовед, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО.

— Какие угрозы создает «ИГ» непосредственно в России? 23 мая на YouTube появился ролик дагестанского проповедника Надира Абу Халида, как он принес присягу халифату в присутствии его второго лица Умара Аш-Шишани. «Исламское государство» действует в РФ?

— К великому сожалению, действительно, «Исламское государство» все более активно вторгается в российское пространство. Началось такое активное проникновение в конце 2014 года, когда несколько полевых командиров «Имарата Кавказ» принесли присягу этому «государству».

Действующий тогда глава «Имарата Кавказ» Алияс Хаккибеков выступил резко против присяги «Исламскому государству» и отменил присягу этих командиров. Но Хаккибеков не может напрямую руководить этими полевыми командирами. С тех пор пошла волна принятия присяги полевыми командирами.

«Имарат Кавказ» — это результат эволюции «Чеченской республики Ичкерия», которая со временем превратилась в религиозный проект, а в 2007 году ее ликвидировали и объявили о создании общекавказского «исламского государства Имарат Кавказ». С самого начала это объединение было аморфным, сетевым, но с реальными террористическими ячейками. Теперь «Имарат» превращается уже в филиал «Исламского государства» на нашей территории.

Российское государство довольно успешно с этим террористическим объединением боролось. Деятельность «Имарата Кавказ» очень резко снизилась благодаря уничтожению командиров и так далее.

Но тем не менее, оно до сих пор представляет собой реальную силу благодаря сетевому принципу организации. И это очень опасно, потому что «Исламское государство» получает готовую террористическую инфраструктуру на территории нашей страны.

— Сейчас центром «Имарата» является Дагестан?

— Трудно сказать, где центр. У таких сетевых организаций практически нет центра, но очень много ячеек в Дагестане. Они говорят, что у них есть ячейки в Чечне, Ингушетии и по всему Северному Кавказу. Но реально боеспособные, скорее всего, дагестанские и чеченские ячейки.

Конечно же, нам необходимо учиться работе в этих совершенно новых условиях. «Исламское государство» и вообще все то, что сейчас происходит, это — новые типы вызовов, которых мы и вся цивилизация фактически не ожидали. Оказались не готовы европейские власти, поскольку сотнями вербуются европейские мусульмане и отправляются на территорию «Халифата». Вербовка происходит в основном через интернет и в мечетях европейских тоже вербуются. Опять же большую роль играют наши соотечественники.

Нам, конечно, необходимо учиться работать, в том числе и с этими проповедниками. Одно дело — посадить его под домашний арест, другое дело — с ним работать. Возможно, надо было с ним встретиться, поговорить, понять что вообще он хочет сказать, потому что среди салафитов очень серьезная оппозиция «Исламскому государству».

Даже самые отъявленные муфтии-джахадисты, поддерживающие «Аль-Каиду», выступили против «Исламского государства», назвали его «порождением сионистов, крестоносцев и Сефевидов», обвинив в его появлении США, Израиль и Иран.

Этим надо обязательно воспользоваться. Надо работать конкретно с салафитами и особенно обращать внимание на этих проповедников. Уход проповедников на сторону «Исламского государства» — это очень серьезно. Это дополнительный плюс «Исламскому государству» и дополнительные силы у очень разветвленной и изощренной пропаганды «Исламского государства». А следовательно — усиление угрозы.

— Возможно, Надир Абу Халид был завербован раньше? Уже по ролику видно, что он зомбирован, повторяет одну и туже мысль фразу несколько раз…

— Может быть, что он был завербован давно. Пропаганда «Исламского государства» на то и направлена, чтобы зомбировать. Но дело в том, что среди радикальных исламистов тоже есть очень разные силы. Есть те, кто призывает к джихаду, но стоит в жесткой оппозиции к «Исламскому государству». Вот эту интересую ситуацию нам тоже необходимо научиться использовать.

— Разделяй и властвуй?

— Ничего нового в методах нет, и в противостоянии «Исламскому государству» не должно быть никаких исключений. И мы должны очень серьезно воспринимать уровень угрозы.

— А почему он на русском проповедует? Не на лезгинском, чеченском или арабском, а именно на русском!

— Совершенно верно. Дело в том, что в радикальной мусульманской среде растет авторитет русскоязычных мусульман. Они представляют очень серьезную силу, в том числе в военном смысле. Среди них довольно много представителей разных национальностей. Есть нацеленность и на русских тоже, но пока все-таки удельный вес этнических русских невелик.

Вообще пропагандистская машина «Исламского государства» вещает на 23 языках, из них главные языки, естественно, арабский и английский. И совершенно не естественно — русский. Это говорит о том, что проповедники «Исламского государства» делают ставку на то, чтобы привлекать как можно больше людей русских и русскоязычных. В первую очередь из самой России, но и из других стран СНГ. Им тоже нельзя расслабляться, надо понимать всю серьезность ситуации.

— «Исламское государство» — порождение Запада?

— Ответственность за появление «Исламского государства» не в последнюю очередь лежит на Западе. Запад приложил руку.

Но в мире все-таки не все черно-белое, картина гораздо сложнее. Появление такой организации было выгодно суннитским монархиям Залива. Как ни парадоксально, Израилю в какой-то момент это было выгодно, потому что активно раскручивается суннитско-шиитская война. И в этой ситуации, конечно же, появление террористического, но сунитского объединения, было выгодно очень многим.

Поэтому есть масса предположений о том, что «Исламское государство» на начальных этапах финансировалось Саудовской Аравией, Катаром и Соединенными Штатами.

По большому счету, ими очень много ошибок было допущено. Например, классическая ошибка, когда Штаты пришли в Ирак, то очень резко отодвинули баасистов от власти на всех уровнях. Это озлобило этих людей, и они с удовольствием пошли служить в «Исламское государство» и выстроили это самое «государство». Аппарат, налоги, вся система налаживалась именно благодаря этим баасистам. Они имеют и очень серьезную военную подготовку, они ведь у нас учились в советские годы. Эта грубая ошибка американцев привело к тому, что «Исламское государство» очень быстро и резко усилилось, вышло из-под контроля. Теперь ни Соединенные Штаты не могут оказывать на него влияние, ни Саудовская Аравия.

— Можно ли у нас запретить салафизм как радикальное течение?

— В этой сложной ситуации необходимо действовать очень тонко, имея ввиду, что салафизм — разный. Это не единое течение. Если запретить салафизм, мы не улучшим ситуацию, а еще больше распалим ее. Необходимо очень тонко действовать, привлекая салафитов, которые против «Исламского государства», против этого явления вообще.
Надо находить там тех, кто готов сотрудничать с Российским государством, и естественно, действовать очень резко против тех, кто активно поддерживает «Исламское государство» и действует в его интересах. Если кто-то принес присягу «Исламскому государству», он стал явным врагом.

Видеоверсию интервью смотрите здесь.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Pravda.ru»
Распечатать страницу