О чем договорились Казахстан и Туркменистан?

11.06.15

О чем договорились Казахстан и Туркменистан?

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

В конце мая Казахстан и Туркменистан утвердили границу по дну Каспийского моря. Предполагается, что достигнутые договоренности должны обеспечить двум странам благоприятные условия для реализации своих суверенных прав на разработку и использование ресурсов дна и недр Каспийского моря. Соответствующее соглашение было подписано еще 7 ноября 2014 года и все это время не было одобрения со стороны парламентов двух стран, которое произошло в конце мая. Аналогичное соглашение Казахстан имеет с Россией, оно было подписано еще в 2002 году. Таким образом, Туркменистан стал вторым государством, с которым РК договорилась о границе по дну Каспия.

Согласно достигнутым договоренностям дно и недра Каспийского моря разграничиваются между сторонами по линии, которая строится на основе срединной линии с учетом принципов и норм международного права, а также по договоренности сторон.

В пределах своих участков дна стороны в соответствии с международными и национальными экологическими нормами, требованиями и стандартами осуществляют суверенные права в целях разведки, разработки и использования ресурсов дна и недр Каспийского моря, прокладки подводных кабелей и трубопроводов по дну Каспийского моря, создания искусственных островов, берм, дамб, эстакад, платформ и иных инженерных сооружений, а также другой правомерной хозяйственно-экономической деятельности на дне.

— Соглашение предусматривает, что начальной точкой линий разграничения является пограничная точка № 13, указанных предложений №1 к договору между РК и Туркменистаном о делимитации и процессе демаркации казахстанско-туркменской границы от 5 июля 2001 года. Конечной точкой линии разграничения будет являться точка стыка линий, разграничивающих участки дна Каспийского моря между двумя государствами и Азербайджаном, которая будет определена отдельным международным договором. К соглашению приложены каталог географических координат поворотных точек, линий разграничения и схема линий разграничения участка дна и недр Каспийского моря между Казахстаном и Туркменистаном, — пояснил смысл достигнутых договоренностей глава МИД РК Ерлан Идрисов.

Прецедент на море

Доктор Университета регионоведения «Ханкук» из Южной Кореи Ровшан Ибрагимов заметил, что соглашение между Казахстаном и Туркменистаном не является оригинальным, а представляет собой продолжение практики, которой дало начало идентичное соглашение между Россией и Казахстаном в 1998 году, когда страны договорились о разделе дна Каспийского моря на национальные сектора. Через три года, 29 ноября 2001 года, Казахстан подписал такое же соглашение с другим своим соседом -Азербайджаном. На этом соглашения между прибрежными странами не завершились. Соглашение о разграничении дна подписано и между Россией и Азербайджаном. 14 мая 2003 года Казахстан, Азербайджан и Россия заключили соглашение о точке стыка линий разграничения сопредельных участков дна Каспийского моря.

— Подписав соглашение с Туркменистаном, Казахстан стал вторым после России государством, которому удалось договориться со всеми соседями по Каспийскому морю о разграничении его дна. Договориться этим двум странам, в принципе, не должно было составить труда. Туркменистан со временем изменил свои взгляды по отношению к статусу Каспия, признавая наличие национальных секторов. Вопрос заключается в другом. У Туркменистана свое восприятие раздела этих секторов и относительно срединной линии, что и является предметом спора с Азербайджаном. На линии же раздела дна с Казахстаном серьезных месторождений энергоресурсов не существует, поэтому сторонам удалось договориться. Ни к какой конфликтной ситуации это решение не приведет, так же как это было в случае разграничения дна с Россией и Азербайджаном. К тому же, в отличие от азербайджано-туркменской линии раздела моря, казахстанско-туркменская граница не является геополитически и стратегически значимой для остальных прибрежных стран. Для Казахстана соглашение важно тем, что он определил свои морские границы со всеми прибрежными странами. Туркменистан впервые подписал подобного рода договор, что может быть претендентом для определения границ с Азербайджаном, — сказал Ровшан Ибрагимов.

Вместе с тем ключевым вопросом в договоренностях Казахстана как с Россией, так и с Туркменистаном является то, что достигнутые соглашения предусматривают, что Каспий — это море, а не водоем, в то время как не все прикаспийские государства готовы согласиться с этим и оспаривают его статус. В частности, принципиальным этот вопрос является для Ирана, который настаивает на том, что Каспий — озеро и его участки должны быть равномерно разделены между всеми пятью прикаспийскими государствами. В противном случае Иран может претендовать лишь на 13 процентов территории вдоль южного побережья Каспия, что не устраивает Тегеран.

Договоренности между Казахстаном и Туркменистаном интересны и с той точки зрения, что именно сейчас Ашхабад, Баку и страны ЕС ведут интенсивные переговоры о строительстве Транскаспийского газопровода для доставки газа из Туркменистана через Азербайджан и Турцию в страны ЕС. Причем и Ашхабад, и Баку уже заявили о своей готовности строить газопровод по дну Каспия без консультаций с тремя другими странами региона. В частности, главным противником проекта Транскаспийского газопровода является Россия. Ровшан Ибрагимов заметил, что, говоря о возможной реализации Транскаспийского трубопровода, надо понимать, что статус Каспийского моря и его разделение является не единственным препятствием для проекта. Даже если Азербайджан и Туркменистан согласуют раздел моря по срединной линии, будут существовать и другие проблемы, которые не позволят довести его до конца, считает он.

Без единых правил

Первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук отмечает, что в том случае, когда никуда не двигаются договорённости в рамках общей организации, вполне естественно, что пытаются договориться между собой отдельные пары, числящиеся в ней. Если не стратегия, так хоть тактика. Некие отдалённые аналогии можно наблюдать внутри Евросоюза, где имеются такие блоки, как, например, «Вышеградская четвёрка». Но пока ищутся общие договорные знаменатели, экономика не может стоять на месте, особенно в местах стыков, швов между каспийскими соседями, которые представляют собой не только значительную часть ландшафта, но и зачастую наиболее богатые ресурсами зоны. Что в данном случае и демонстрируют Казахстан с Туркменистаном. Ещё одним, более тревожным прецедентом двусторонних договорённостей является то, что пять стран-участниц каспийского формата уже не верят в достижение общих целей, которые бы устроили всех, заметил эксперт.

Директор аналитического Центра МГИМО Андрей Казанцев считает соглашение Казахстана и Туркменистана важной вехой в разделе недр Каспийского моря. Такие соглашения были подписаны между Россией, Казахстаном и Азербайджаном. То есть недра северной части моря были поделены. Туркменистан и Иран полностью выпадали из этого раздела. Причина выпадения Туркменистана заключалась в конфликте с Азербайджаном за принадлежность нефтегазовых месторождений, которые уже эксплуатируются Баку, но, по мнению Ашхабада, относились еще в советское время к Туркмении. Теперь Ашхабад выпадает из системы соглашений по разделу шельфа лишь частично, так как с Казахстаном вопросы согласованы. Существуют территориальные претензии Ирана к Азербайджану, и даже имели место небольшие столкновения. Поэтому ситуация в южной части Каспия все еще достаточно сложная. Теоретически Тегерану может не понравиться, что Туркменистан перешел в другой лагерь. Однако пока Ашхабад не согласовал раздел дна с Баку и не приступил к его разделу с Тегераном — круг претензий к нему может быть очень ограниченным, заметил эксперт.

— Иран и Туркменистан традиционно умели находить общий язык, просто по-соседски, например, в силу хороших приграничных и экономических контактов. Следует также учитывать, что раздел недр — еще не решение всех вопросов. Юридических разногласий еще предостаточно даже и в случае стран, где шельф поделили. Кроме того, существует пока еще негативная тенденция к милитаризации Каспия — с этим нужно бороться. Связывать соглашение Казахстана и Туркменистана с вопросом прокладки Транскаспийского газопровода я бы не стал. Там куда больше проблем. Здесь резко против выступит Россия, а не только Иран. В атмосфере общего противостояния России и Запада реакция Кремля на попытку вытеснить из Европы российский газ туркменским может быть достаточно жесткой. Кроме того, вопрос о территориальном конфликте Туркменистана и Азербайджана достаточно сложен, и выработать компромисс непросто, — сказал Андрей Казанцев.

Верное направление

Азербайджанский эксперт, руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде считает, что тот факт, что Казахстан и Туркменистан утвердили границу по дну Каспийского моря, свидетельствует о том, что процесс согласования политико-правового статуса Каспия находится в верном направлении. Еще в конце девяностых — начале двухтысячных годов аналогичные соглашения были подписаны между Россией и Казахстаном, Казахстаном и Азербайджаном, Россией и Азербайджаном, что создало серьезный правовой прецедент для урегулирования проблем разделения сфер ответственности сторон на Каспии. Был принят совместный документ, фиксирующий точку стыка морских границ трех стран. Сегодня к этому процессу фактически подключается и Туркменистан, что дает основания надеяться и на возможное скорейшее урегулирование проблем, имеющихся между Баку и Ашхабадом, заметил он.

Григорий Трофимчук считает, что равномерно распределить каспийскую воду, дно и небо вряд ли уже удастся, если этого не случилось за предыдущие десятилетия переговоров, в том числе на затратных саммитах по каспийской проблематике. Приближение к идеалу, как показал опыт СССР, возможно только в том случае, когда все прикаспийские страны входят в единый политический, а не экономический союз. Условно говоря, если все эти территории когда-то дружно — причём вместе с Ираном — войдут в НАТО или ОДКБ, все проблемы с разделами отпадут сами собой. Что касается частных предметов спора, по которым также не удаётся найти консенсус, надо смотреть на вещи трезво. К примеру, вопрос о том, является ли Каспий морем или озером, в принципе стоять не может, так как вполне очевидно, что это озеро: замкнутый водоём, наполненный солёной водой. Но если по территории Южного Кавказа кто-то решит вдруг прорыть канал, соединяющий Каспийское и Чёрное моря, в таком случае Каспий вновь станет морем, как в доисторическую эпоху. Хотя при желании можно доказать всё что угодно. Этот пример также показывает, что если нет согласия в деталях, его тем более не может быть в целом, убежден эксперт.

Крепость Каспий

Ильгар Велизаде заметил, что сейчас главным образом речь идет об определении срединной линии моря, проходящей между азербайджанской и туркменской береговыми линиями. Таким образом, сам факт подписания соглашения между Казахстаном и Туркменистаном можно рассматривать как положительное явление. В процессе нет даже намека на какие-либо закулисные игры, поскольку эти действия находятся в исключительной суверенной компетенции двух государств. Что касается многосторонних переговоров с участием всех стран каспийской пятерки, то единственной страной, которая несколько иначе смотрит на эти процессы, является Иран. Тегеран до сих пор ни с кем не подписывал никаких соглашений по разделению дна или акватории Каспия, и он придерживается подхода, при котором согласование всех вопросов должно происходить с участием пяти государств. Согласно логике Тегерана, даже решение Казахстана и Туркменистана провести границу по дну Каспия без учета позиции всех сторон является неверным, поскольку это решение может отразиться на общих принципах и подходах к дележу моря.

— Что касается проблемы дефиниции, то с юридической точки зрения речь скорее идет о некоем особом статусе Каспия — ни моря, ни озера. При этом, естественно, учитывается и мировая практика. Об этом свидетельствует и решение всех пяти государств взять за основу принцип 25-мильной зоны исключительных экономических интересов при общем водном пространстве, что соответствует конвенции ООН по морскому праву. Касаемо Транскаспийского газопровода, следует подчеркнуть, что в переговорном процессе по Каспию эта тема была выделена, что называется, в отдельное делопроизводство. Судя по всему, есть общая договоренность по решению этого вопроса в увязке с определением политико-правового статуса Каспия. Азербайджан и Туркменистан принимают во внимание интересы сторон, в то же время не исключают возможности решения этого вопроса исключительно путем двусторонних договоренностей. Ведь если можно определять границы между государствами исключительно в рамках двустороннего формата отношений, почему не делать этого при решении вопросов экономического характера, — сказал эксперт.

По словам Григория Трофимчука, реакция трёх прибрежных стран на инициативу Казахстана и Туркменистана не может быть позитивной, так как парные соглашения явочным порядком вводят новую систему взаимоотношений в регионе. Однако дальше констатации фактов и каких-то вербальных заявлений ситуация не двинется никуда, так как на Каспии нет никаких вооружённых «каспийских сил» для оперативного реагирования на изменение обстановки.

— Теперь вся каспийская договорная картина может подвергнуться дальнейшей фрагментации, где одна и та же страна — например, тот же Туркменистан — может входить в целый ряд разнообразных околокаспийских соглашений, где одно вполне может противоречить другому, как те же туркмено-казахские или азербайджано-туркменские проекты. С другой стороны, акция Астаны и Ашхабада должна подтолкнуть «пятёрку» к экстренным усилиям по нахождению пусть хотя бы временного приемлемого решения, без пустых речей на лишних саммитах. Если все пять прикаспийских стран не учредят нечто вроде соглашения о «Крепости Каспий», то есть серьёзной региональной программы комплексной безопасности, то в конечном итоге все они сначала начнут действовать в одиночку, на свой страх и риск, в режиме «кто в лес, кто по дрова», а потом на Каспий придут влиятельные внерегиональные силы, которые закроют все споры на этой, с их точки зрения, сырьевой луже, — убежден эксперт.

Марат ЕЛЕМЕСОВ, Алматы

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Литер»
Распечатать страницу