Следствие вспомнило Буденновск

10.06.15

Следствие вспомнило Буденновск

Эксперты МГИМО: Муханов Вадим Михайлович, к.ист.н.

Двум боевикам банды Шамиля Басаева предъявлено обвинение в нападении на Буденновск в 1995 году. О новых участниках теракта, унесшего жизни 129 человек, известно немногое, однако семья одного из обвиненных заявляет о его невиновности и наличии алиби. Обвинение СК вызывает опасение, что конфликт между федеральными властями и Чечней может разгореться с новой силой.

Новые фигуранты

Следственный комитет предъявил обвинения двоим предполагаемым участникам нападения на город Буденновск, которое произошло в 1995 году под командованием лидера чеченских боевиков Шамиля Басаева.

«В настоящее время следственными органами Главного следственного управления СК России по Северо-Кавказскому федеральному округу к уголовной ответственности привлекаются двое уроженцев Чеченской Республики — Рамзан Белялов и Магомед Маздаев», — рассказал официальный представитель СК Владимир Маркин. По его словам, оба фигуранта длительное время скрывались от органов следствия. Маздаев был задержан в декабре 2014 года, а Белялов — совсем недавно, в начале июня этого года. Они обвиняются по трем статьям: создание банды, захват заложников, совершение теракта.

Представитель СК добавил, что всего с 1995 года по делу о нападении на Буденновск были обвинены 26 человек. Прекращено преследование Шамиля Басаева (ликвидированного летом 2006 года в Ингушетии) и еще шестерых погибших террористов. В розыске по-прежнему находятся 23 человека.

Как стало известно LifeNews, Рамзан Белялов — предполагаемый член запрещенной в России группировки «Имарат Кавказ» — был задержан по пути на работу сотрудниками Главного следственного управления Следственного комитета РФ по СКФО. Как рассказали в пресс-службе омбудсмена Чечни, при задержании сотрудники СК допустили нарушение норм уголовно-процессуального законодательства: они не только не уведомили родственников задержанного, но даже не известили о месте его нахождения. Впоследствии выяснилось, что предполагаемого боевика доставили в СИЗО города Ессентуки Ставропольского края.

Семья Белялова заявила о наличии у него алиби: по словам родственников, с мая по декабрь 1995 года он в составе бригады находился на строительных работах в селе Воздвиженское Хайбуллинского района Республики Башкортостан. В качестве доказательства близкие Белялова выразили готовность предоставить статью об ударном труде строителей из Чеченской Республики с ФИО и фотографией задержанного.

О втором новоиспеченном фигуранте дела о нападении на Буденновск — Магомеде Маздаеве — из открытых источников ничего неизвестно.

Старые опасения

Сообщение о задержании двух участников теракта в Буденновске вполне обоснованно вызвало опасения в том, что это может каким-то образом быть связанно с нынешним руководством Чеченской Республики. Дело в том, что многие басаевские боевики впоследствии осели в Чечне и даже пополнили силовые структуры республики. Например, один из захватчиков Буденновска, Магомед Таймасханов, был принят на работу в республиканский антитеррористический центр, сформированный для придания официального статуса службе безопасности президента Чечни Ахмата Кадырова, которой в свое время руководил его сын Рамзан. В 2006 году Таймасханов был приговорен к 12 годам тюремного заключения, хоть и настаивал, что оказался в банде Басаева обманным путем.

В связи с этим сегодняшнее обвинение СК может быть воспринято как «сигнал» Грозному и даже лично Рамзану Кадырову (чья семья, впрочем, не была непосредственно связана с рейдом в Буденновске). Эксперты с этой точкой зрения не согласны. «Вряд ли это происходит в рамках какого-то противостояния между руководством Чечни и федеральными ведомствами. События в Буденновске — это не тот повод, не тот уровень, не тот формат. Давление на высшее руководство на Северном Кавказе оказывается не так», — уверен старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности (МГИМО) Вадим Михайлович Муханов.

В беседе с «Газетой.Ru» эксперт отметил, что задержание едва ли можно рассматривать как завуалированный знак чеченскому истеблишменту. «Я бы не связывал это с последними событиями на территории Чечни и резонансными заявлениями Рамзана Кадырова», — продолжил эксперт, напомнив про недавний конфликт с сотрудниками ставропольских правоохранительных органов, а также острую реакцию чеченского лидера на повышенное внимание СМИ к «свадьбе века».

«Тем более что этим занимается Следственный комитет России — достаточно обособленная структура. В данном случае она скорее выполняет отчетную деятельность, ей важно показать, что следователи могут браться за такие сложные дела, как Буденновск, и доводить их до судебного разбирательства», — отметил Муханов.

Вместе с тем эксперт признал, что конфликт действительно имел место — «отрицать это глупо», но задержание двух чеченцев в рамках расследования дела о теракте в Буденновске не имеет к нему прямого отношения.

«Сейчас никакого острейшего конфликта между руководством Чечни и какими-то отдельно взятыми чиновниками в Москве не существует. Тот конфликт, который был связан с жесткими заявлениями Кадырова и руководства МВД России, прекращен или по крайней мере замаскирован», — добавил Муханов. Он также обратил внимание на то, что подозреваемые чеченцы, по-видимому, не имеют никаких связей с нынешним руководством республики.

«Людей с Северного Кавказа, которые находятся под следствием, очень много. Если бы кому-то захотелось обострить или осложнить конфликт с кем-то из чеченских верхов, ему пришлось бы предоставить четкую доказательную базу. Здесь подобный мотив не прорисовывается: судя по официальному заявлению СКР, обвиняемые никак не проявляли себя в публичном поле и не связаны с ближайшим окружением в Грозном», — подытожил Муханов.

Жаркое утро Буденновска

14 июня 1995 года группа из 160 боевиков во главе с Шамилем Басаевым организовала рейд на территорию России, в ходе которого был захвачен город Буденновск Ставропольского края. Как утверждал лидер боевиков, его отряд планировал доехать до Москвы, однако был вынужден начать боевые действия в Буденновске из-за обнаружения их сотрудниками местного ГАИ.

Когда к городу начали стягиваться крупные силы российской армии, боевики захватили более 1,5 тыс. местных жителей, которых согнали в больницу. По пути к госпиталю боевиками было убито более сотни человек, еще шестерых убили из-за того, что к террористам не допустили прессу.

Укрепившись в госпитале, террористы потребовали прекращения военных действий в Чечне и начала переговоров между правительством России и Джохаром Дудаевым — лидером чеченского сепаратистского движения 1990-х годов, уничтоженным в апреле 1996 года ударом ракеты прямо во время разговора по телефону с российским депутатом Константином Боровым.

17 июня спецподразделения МВД и ФСБ предприняли несколько попыток штурма больницы, но они не увенчались успехом: большая часть мирных жителей осталась под контролем террористов, удалось освободить только 61 человека. На следующий день председатель правительства РФ Виктор Черномырдин лично провел переговоры с Басаевым, в ходе которых частично согласился на условия боевиков: им был обеспечен транспорт до Чечни в обмен на освобождение большей части пленников.

Тем не менее 123 человека — в том числе журналисты и депутаты — были вынуждены отправиться вместе с боевиками и получили свободу только по прибытии в Чечню 19 июня.

После этого российские власти согласились на прекращение боевых действий в Чечне и вывод войск, а 22 июня 1995 года в России было объявлено днем траура.

По официальным данным, в результате нападения террористов в общей сложности были убиты 129 граждан, причинен вред различной степени тяжести 317 местным жителям.

Артур ГРОМОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Газета.Ру
Распечатать страницу