Принятие Ирана в ШОС на саммите в Уфе невозможно

15.06.15

Принятие Ирана в ШОС на саммите в Уфе невозможно

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

Директор аналитического центра МГИМО считает, что на саммите Шанхайской организации сотрудничества, который пройдет в Уфе (Россия) полное членство Ирана не представляется возможным.

— Высокие представители стран-членов ШОС заявляют о том, что принятие новых членов будет отличать Уфимский саммит от предыдущих. Речь идет об Индии и Пакистане, а что касается членства Ирана, то до сих пор главным препятствием считается наличие требования об отсутствии санкций Совета Безопасности ООН. Но недавно министр иностранных дел Казахстана заявил, что государства-члены ШОС договорились, принимая во внимание это требование, тем не менее, не заграждать перспективу членства Ирана в организации. Глава МИД России Сергей Лавров также связал возможность решения этого вопроса с положительными итогами ядерных переговоров. В таком случае как Вы оцениваете вероятность принятия Ирана на предстоящем саммите?

— Общеизвестно, что эффективность деятельности международной организации обратно пропорциональна количеству членов, имеющих разные интересы и ценности. Даже принятие Индии и Пакистана в ШОС создает для организации серьезные проблемы, так как эти две страны, к сожалению, являются стратегическими противниками. Отношения между Индией и Китаем тоже небезоблачны. Таким образом, ШОС уже после этого станет «азиатским аналогом ООН», и работоспособность организации уменьшится. Принятие Ирана без решения ядерной проблемы втянет ШОС в серьезные международные разбирательства по этому поводу, и деятельность организации может быть совсем парализована. В этой связи я оцениваю возможность принятия Ирана в ШОС на Уфимском саммите как очень низкую. Иран сможет внести свой вклад в развитие ШОС, но после решения ядерной проблемы. Сейчас же может развиваться сотрудничество Ирана со странами-членами ШОС по отдельным важным для всех проблемам, например, борьба с наркоторговлей или стабилизация ситуации в Афганистане.

— Иран больше чем другие кандидаты заинтересован в полноценном вхождении в ШОС о чем свидетельствует постоянное участие высшего руководства страны на саммитах организации. В чем заключеатся зантересованность Ирана? Это обезопасит его от возможного нападения США или Израиля? Позволит ослабить международную изоляцию? Если эти моменты не самые основные, тогда в чем заключается суть вопроса? То есть что даст Иран организации, а организация Ирану?

— Иран заинтересован в преодолении международной изоляции по всем возможным векторам. ШОС — организация, где официальные языки русский и китайский, а не английский — предоставляет для этого отличную возможность. ШОС — не военный блок, и потому членство в организации никаких прямых гарантий безопасности и военной помощи не дает. Возможно, что иранское руководство также полагает, что участие Ирана в ШОС усилит предпосылки для создания более полицентричного, многополярного мира. Для Ирана, который был долгое время для западного мира «страной-изгоем» и частично остается им до сих пор, более многополярный мир выгоден.

— Считаете ли вы, что членство Ирана в ШОС будет способствовать активности борьбы с терроризмом и религиозному экстремизмом?

— Я уже упомянул важность сотрудничества с Ираном в плане стабилизации ситуации в Афганистане. Это очень важное и для России, и для Китая, и для Ирана, и вообще для всего мира направление. Возможно также сотрудничество России с Ираном в борьбе с распространением влияния ИГИЛ в Афганистане, Центральной Азии, на Южном Кавказе. Все эти направления сотрудничества будут на пользу всему человечеству.

— Некоторые эксперты считают, что в случае закулисных договоренностей между Москвой и Вашингтоном касательно послабления сакций Запада против России, членство Ирана могут отложить на более поздный срок. Насколько можно серьезно отнести к возможности таких «договоренностей»?

— Я думаю, что серьезное ослабление санкций возможно только в случае договоренностей России и Запада по Украине, а не по Ирану. Членство Ирана в ШОС — не такая важная для Запада вещь, чтобы он «обменял» это на поддержку Украины. Поэтому вопросы о членстве Ирана в ШОС и о нормализации отношений России с США и ЕС не связаны напрямую. Действительно, жесткая конфронтация с Западом может быть для Кремля определенным стимулом для сближения с Ираном, но и в случае ее прекращения у России и Ирана сохранятся общие интересы, например, по стабилизации ситуации в Афганистане, борьбы с ИГИЛ, и т. п.

Оригинальная версия
Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Fars News Agency
Распечатать страницу