71-я годовщина независимости Республики Индонезия: становление нового мирового центра

17.08.16
Эксклюзив

71-я годовщина независимости Республики Индонезия: становление нового мирового центра

Эксперты МГИМО: Ефимова Лариса Михайловна, д.ист.н., профессор

Профессор кафедры востоковедения Лариса Ефимова — о том, чего удалось достичь Республике Индонезия за годы независимости.

17 августа Индонезия празднует очередную годовщину провозглашения независимости в 1945 году. Это историческое событие увенчало упорную национально-освободительную борьбу с 350-летним колониальным господством Голландии и 3,5-летней японской оккупацией в период Второй мировой войны.

Уже в первые годы суверенного развития, несмотря на развязанную голландцами колониальную войну с целью восстановления своего контроля, индонезийский народ сумел разработать и начать воплощать в жизнь основные принципы национальной государственности. Они органично соединили западные демократические ценности с самобытными традициями индонезийской политической культуры. Принятая 18 августа 1945 года Конституция и пять принципов Панчасила (религиозность, интернационализм, национализм, народовластие, социальная справедливость), составившие «философскую основу» индонезийской государственности, действуют по сей день.

Республика Индонезия является крупнейшим государством в регионе Юго-Восточной Азии, новым растущим центром силы в Азиатско-Тихоокеанском регионе и на международной арене в целом.

Сегодня Индонезия рассматривается большинством политологов как третья (по числу населения) демократия в мире и вторая в Азии (после США и Индии). Но путь к демократии был трудным и извилистым. За первые полвека страна пережила целый ряд антиправительственных заговоров и государственных переворотов, изменений политических режимов и систем, авторитарные амбиции политических и военных лидеров. И только в самом конце ХХ века встала, наконец, на рельсы демократического развития.

Современная Индонезия — президентская республика. Регулярно проводятся прозрачные и справедливые всеобщие выборы властей всех уровней, включая главу государства. Интересы разных социально-политических групп и слоев воплощает многопартийная система. Большие права предоставлены местным органам самоуправления, регулирующим жизнь на 17804 крупных и мелких островах, на которых располагается страна, в совокупности составляющая 1904,3 тыс. кв. км суши. Свободно работают средства массовой информации.

К власти приходит новое поколение лидеров — деловых людей, менеджеров. Но они не разрывают связи со старой военной и политической элитой, стремясь использовать ее контакты, знания и опыт в интересах страны.

После достижения политической независимости экономическое положение Индонезии оставалось тяжелым. К началу 1950-х годов по сравнению с довоенным 1940-м годом производство экспортных товаров — основного источника валютных поступлений — резко снизилось, обрабатывающая промышленность работала на 50–60% своей мощности.

В экономике господствовал частный капитал при минимальном государственном регулировании. Полную свободу действий имел иностранный — голландский, американский, английский — капитал. Конкуренция с иностранным, а также местным китайским капиталом тормозила рост национальной буржуазии, остававшейся слабой. Не решался аграрный вопрос. Основная масса крестьянства страдала от безземелья и малоземелья и полуфеодальной эксплуатации.

Необходимо было решать проблему экономической самостоятельности: преодолеть аграрно-сырьевой характер экономики, провести индустриализацию, укрепить позиции национального капитала, повысить уровень жизни населения.

Проводившаяся президентом Сукарно с середины 1950-х до середины 1960-х годов политика «направляемой экономики» привела к складыванию государственного капитализма. Однако государственный сектор, по существу, оставался неподконтролен государственным органам. Сложилась новая прослойка национальной буржуазии — капиталисты-бюрократы. Это были высшие гражданские и военные чиновники, формально управлявшие предприятиями государственного сектора, но фактически разграблявшие его, обогащавшиеся за счет коррупции. Экономика продолжала сохранять аграрно-сырьевой характер. Рентабельность предприятий резко упала за счет старения оборудования, нехватки сырья, плохого управления и прямых расхищений. Фабрики и заводы работали на 30–40% мощности. Инфляция выросла до 50% в месяц. Страна не обеспечивала себя даже продовольствием и одеждой. Уровень жизни населения быстро падал.

В 1960 году правительство объявило о проведении аграрной реформы, которая должна была сократить крупное землевладение и наделить безземельных и малоземельных крестьян землей, а также ликвидировать полуфеодальные методы эксплуатации арендаторов. Однако землевладельцы саботировали проведение в жизнь основных положений аграрной реформы. В 1970–1980-е годы новая военно-бюрократическая власть во главе с президентом Сухарто отказалась от упора на доминирование госсектора. Основным курсом стало импортозамещение. Были введены протекционистские меры по защите национального производства и товаров. В ряде отраслей (судоходство, авиационный и железнодорожный транспорт, производство электроэнергии, атомная промышленность и военное производство) правительство ограничивало или прямо запрещало иностранные инвестиции. Большое внимание уделялось поощрению национального мелкотоварного и мелкокапиталистического производства в городе и деревне.

В результате позиции местного частного капитала заметно укрепились. Действовавшая в 1960–1980-х годах модель экономического развития представляла собой вариант «смешанной экономики»: акцент делался на использовании рыночных методов, однако роль государства в экономическом механизме страны была достаточно высока. Темпы роста промышленного производства в 1970–1980-е годы были более высокими, чем в сельском хозяйстве. В итоге доля промышленной продукции в национальном доходе составила к началу 1990-х годов более 21%. Индонезия обеспечила себя продовольствием и одеждой.

Устойчиво сохранялись высокие темпы роста ВВП — более 6% в год. Инфляция упала с 600% в 1965 году до 10% к началу 1990х гг. Вырос доход на душу населения с 70 американских долларов в 1969 году до 680 долларов в начале 1990-х годов. Количество населения, проживавшего ниже уровня бедности, сократился за тот же период с 60% до 15%. Успеху экономического развития способствовала программа планирования семьи, неуклонно проводившаяся в стране. В результате прирост сократился с 2,4% годовых в 1960-е годы до 1,8% в начале 1990-х годов. Типичной стала семья с двумя детьми.

В начале 1990-х годов был провозглашен новый курс — за последующие 25 лет догнать развитые государства мира по уровню экономического развития, создать диверсифицированную экспортно-ориентированную экономику при ускоренном развитии высокотехнологичных производств. Эта задача успешно решается.

Сегодня Индонезия — страна с развитой, высокодиверсифицированной рыночной экономикой, с крупнейшим в Азии плантационным хозяйством и развитой горнодобывающей промышленностью.

Страна полностью обеспечивает себя продовольствием и предметами первой необходимости, активно развивает отрасли высокотехнологичного производства, продукция которых все заметнее выходит на внешний рынок. Главным направлением в сфере экономического развития республика избрала и достаточно успешно осуществляет модернизацию, состоящую в реализации принципов рыночной экономики и научно-технического прогресса. Темпы роста ВВП держатся на уровне 4,7–5%.

Правительство реализует ряд экономических реформ и наращивает расходы на инфраструктурные проекты. Такая политика способствует развитию торговли и инвестициям.

Учитывая тот факт, что экономика Индонезии слишком зависит от экспорта природных ресурсов, президент страны Джоко Видодо пытается привлечь инвестиции в производственный сектор. По прогнозам президента, до 2019 года темпы роста экономики Индонезии достигнут 7%. В этом году, как ожидает правительство, ВВП страны увеличится на 5,3%.

Индонезийская экономика динамично развивается и по объему занимает первое место в Юго-Восточной Азии. Страна входит в группу G20 — двадцатку крупнейших экономик мира.

Индонезия — это полиэтничное и многоконфессиональное государство.

Подавляющее большинство индонезийцев причисляют себя к приверженцам ислама (86,1% из 254-миллионного населения). Это выводит Индонезию на первое место в мире, в том числе и исламском, по количеству мусульман.

Но ислам не провозглашается основой национальной идентичности, хотя и считается ее важным компонентом. Индонезия в исламском мире и внутри страны позиционирует себя как оплот умеренного ислама.

Конституция декларирует основные права и свободы граждан, равенство всех существующих в стране религий (ислама, католицизма, протестантизма, буддизма, индуизма, конфуцианства), свободу вероисповедания, утверждает религиозную основу национальной государственности. Однако религиозная основа не связывается ни с одной из имеющихся в стране религий, в том числе и с исламом.

В число общенациональных праздников входят священные дни всех признанных религий, кроме индуизма, которые отмечаются только на Бали.

Правительство бдительно следит за радикальными группами, подавляя их деятельность, хотя террористические акты время от времени продолжают осуществляться одиночками.

Индонезия провозглашает себя органической и неотъемлемой составной частью мусульманского мира, стремится выдвинуться в лидеры исламской уммы (сообщества единоверцев), стать мировым центром умеренного ислама. Страна активизировала деятельность в исламском движении, развивает сотрудничество с исламскими государствами, в том числе в рамках межправительственной Организации исламского сотрудничества (ОИС). Правящая элита представляет Индонезию в качестве примера успешного сочетания либеральной демократии и ислама. Выступая в этом качестве, Индонезия стремится играть роль посредника, связующего моста между демократическим Западом и исламским миром.

Индонезийские мусульмане и религиозные организации проявляют огромный интерес к развитию контактов с мусульманами России и СНГ.

Уже в первые годы независимости был сформулирован основополагающий принцип участия в международных отношениях — независимая и активная внешняя политика, неизменная приверженность которому сохраняется и сегодня. Подчеркивается, что это не политика нейтралитета, а свободный внешнеполитический курс в отношении международных проблем, не связанный априори ни с одной из мировых сил или группировок. Независимость предполагает полную самостоятельность в определении внешнеполитического курса страны вне всякого диктата извне. Активность означает деятельное участие в международных отношениях.

Внешнеполитический ресурс для современной Индонезии — это, прежде всего, способ увеличить и упрочить своей политический вес в регионе Юго-Восточной Азии и АТР, исламском мире, а также на международной арене в целом путем активного, но сохраняющего независимость и свободу маневра включения в международные связи.

Стабилизация внутриполитической ситуации в Индонезии в первые годы ХXI столетия и неуклонный рост экономики побуждают Индонезию — с ее территорией, равной Европе, и многомиллионным населением — играть все более активную роль в международных отношениях и добиваться достойного места на мировой арене в качестве одной из значимых держав. Эта линия во внешнеполитическом курсе не нова, ее проводили и первый президент Сукарно, и второй президент Сухарто. В XXI веке президент Сусило Бамбанг Юдойоно базировал внешнюю политику на формуле «миллион друзей, ноль врагов». Действующий президент Джоко Видодо предложил концепцию «Индонезия — морская ось мира».

Данная концепция ставит задачу превратить Индонезию в сильную державу в регионе двух мировых океанов — Индийского и Тихого — и занять в нем подобающее место, из чего вытекает новый вектор внешней политики страны — активизация политической и дипломатической деятельности в бассейне Индийского океана. Теперь Индонезия позиционирует себя как центр интегрального морского региона, охватывающего полностью пространство между Азией и Австралией, а также системы двух океанов — Индийского и Тихого. Индонезия мыслится как всемирная морская держава. Индийский океан и прибрежные страны становятся неотъемлемой составной частью индонезийского внешнеполитического видения.

Внешнеполитическая стратегия направлена на утверждение образа Индонезии на мировой арене в качестве примера истинного мультикультурализма, толерантности и межцивилизационной гармонии.

Одним из внешнеполитических приоритетов на ближайшие пять лет объявляется ведущая роль и усиление влияния Индонезии в АСЕАН.

Индонезийские власти стремятся закрепить за Республикой образ модели демократии в азиатской стране с преимущественно мусульманским населением, взять на себя роль провозвестника демократических ценностей и идеалов, регионального центра силы в ЮВА.

Страной первостепенной важности для Индонезии, по заявлениям индонезийского руководства, является Россия. Без России невозможны обеспечение региональной военно-политической стабильности, коллективные усилия по противодействию международному терроризму, сотрудничество в сфере чрезвычайного реагирования, межцивилизационный диалог.

Индонезия относится к России как к стране, обладающей огромным потенциалом для взаимовыгодного сотрудничества во всех областях. Отсюда вытекают четкие приоритеты для Индонезии в двустороннем сотрудничестве с Россией: долгосрочное сотрудничество в военно-технической области и в сфере энергетики, инвестиции и торговля, использование космических технологий и ядерной энергии в мирных целях, образование, туризм. Большое значение придается совместным усилиям в борьбе с международным терроризмом и транснациональной преступностью.

На юбилейном саммите Россия — АСЕАН в мае 2016 года в Сочи состоялась встреча президента России В.Путина с президентом Индонезии Джоко Видодо. По итогам российско-индонезийских переговоров были подписаны документы о двустороннем сотрудничестве в разных областях.

Президент Джоко Видодо поставил задачу вывести страну на новый уровень участия в международных отношениях и повысить ее статус на мировой политической арене. Страна имеет шансы превратиться в великую морскую державу и стать одним из важных игроков на политической арене мира. Эту цель следует считать одним из приоритетов национальных интересов современной Индонезии.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу