Ближний Восток: Россия против «Исламского государства»

15.01.16
Итоги года

Ближний Восток: Россия против «Исламского государства»

Эксперты МГИМО: Попов Вениамин Викторович, к.ист.н.

Директор Центра партнерства цивилизаций Вениамин Попов отмечает, что в 2015 году благодаря действиям России появился реальный шанс победить террористическую организацию «Исламское государство».

В 2015 году Ближний Восток все больше погружался в состояние конфликтов и хаоса: практически весь мир ощутил на себе метастазы раковой опухоли терроризма, разросшейся в значительной степени из-за неправомерного, прежде всего вооруженного, вмешательства Запада в дела Ирака, Сирии, Ливии и ряда других государств.

Рост числа убитых и раненых в результате террористических актов внушает все большую тревогу жителям не только Азии и Африки, но и Европы и Америки.

Образовавшееся на территории Сирии и Ирака квазигосударственное образование ДАИШ протянуло свои щупальца в Афганистан, Йемен, Турцию, несколько африканских государств. Можно смело поддержать выводы ряда арабских политологов о том, что с подобной угрозой после 2001 года человечество еще не сталкивалось.

Весной и летом прошедшего года мировые СМИ были полны самыми мрачными прогнозами и весьма тревожными предчувствиями. И на то были определенные основания. Террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ; организация запрещена в России) расширяла сферу своего контроля и укрепляла влияние. Под ее управлением оказалась территория с населением более 8 млн человек. Финансовые возможности ИГ, прежде всего из-за экспорта сырой нефти, оценивались в сотни миллионов долларов. Благодаря пособничеству турецких властей, головорезы из ДАИШ использовали Турцию в качестве своей тыловой базы, сбывая туда не только нефть, но и захваченные предметы искусства и используя доходы от этих продаж для закупки оружия. (Практически общим местом стал тезис о том, что иностранные боевики прибывали в Сирию и Ирак через «турецкие ворота»).

В этой грустной картине в конце сентября стали появляться новые, мажорные краски. Они были связаны, прежде всего, с речью Владимира Путина 28 сентября 2015 года на сессии Генеральной Ассамблеи ООН и началом операции российских воздушно-космических сил в Сирии 30 сентября. Как известно, до этого руководимая США коалиция 18 месяцев бомбила позиции ДАИШ, но их потенциал только усиливался. Действия российской авиации коренным образом изменили ситуацию на фронтах. Террористы стали отступать, а сирийская армия — наступать.

В отличие от западной коалиции, военная операция России в Сирии является полностью легитимной, ибо она проводится по официальной просьбе правительства САР во главе с Башаром Асадом.

Изменение соотношения сил на сирийских фронтах показало, что Россия взяла на себя инициативу, и на этом фоне вялая и не очень внятная политика Запада заметно проигрывала. Как писали бейрутские газеты, «Москва утвердила себя в качестве основного игрока на Ближнем Востоке, и ситуация стала постепенно меняться».

Чтобы не отдавать инициативу полностью в руки Москвы, западные державы, прежде всего США, вынуждены были пойти на принятие наших предложений о том, чтобы перекрыть потоки финансовых поступлений ДАИШ и побудить Турцию предпринять эффективные меры для закрытия турецко-сирийской границы. Но главное, Вашингтон был вынужден согласиться на принятие резолюции Совета Безопасности № 2254 от 18 декабря 2015 года, которая стала своеобразной дорожной картой политического урегулирования в Сирии: в ней содержатся сроки прекращения огня, создания переходного правительства, проведения выборов и т. п. Этому способствовало в значительной степени и изменение позиций западноевропейских государств, которые, не видя путей решения проблемы волны беженцев, захлестнувшей Европу, особенно после страшных терактов в Париже 13 ноября, осознали, что без России добиться мира в Сирии невозможно. А это является ключевым условием для сокращения потока беженцев, который так напугал страны континента.

Действия российской авиации в Сирии, существенно сузившие возможности ДАИШ, позволили иракскому правительству подготовить новое наступление на город Рамади (в 110 км от Багдада). Кстати, немало иракских парламентариев высказывалось за то, чтобы обратиться так же, как и Башар Асад, за помощью к России, ибо американская коалиция слабо помогает освобождению захваченных боевиками районов.

Освобождение Рамади в конце декабря 2015 года дало многим основание для определенного оптимизма: впервые иракской армии помогали суннитские ополченцы. Вместе с действиями курдов на фронтах в Ираке создается новая обстановка, которая позволяет говорить о возможном разгроме ДАИШ в 2016 году. Премьер-министр Ирака Хайдер Абади прямо заявил, что ИГ полностью будет полностью разгромлено в Ираке к концу этого года.

Определенные надежды внушает и достигнутое в конце декабря соглашение между властями и повстанцами при содействии ООН об обмене в районе Забадани бойцов и гражданских лиц.

Разумеется, на пути сокрушения террористов ДАИШ и достижения политического урегулирования в Сирии остается много препятствий. Например, Саудовская Аравия продолжает попытки включить в ряды оппозиции, которая должна вести переговоры с сирийским правительством, представителей некоторых экстремистских группировок. Половинчатую позицию в этих делах подчас занимают и наши западные партнеры.

И тем не менее, сегодня совершенно очевидно, что есть реальный шанс на выход из тупика. Связано это, прежде всего, с действиями российской дипломатии. Москва твердо и последовательно проводит мысль о том, что мы сможем справиться с исламистским терроризмом только совместными усилиями, создав эффективную международную коалицию, которая будет не на словах, а на деле координировать свои действия против экстремистов.

Читайте все материалы проекта «Эксперты МГИМО подводят итоги 2015 года».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу