Ближний Восток: стабильная нестабильность

23.12.14

Ближний Восток: стабильная нестабильность

Эксперты МГИМО: Федорченко Андрей Васильевич, д.экон.н.

Ближний Восток уже давно является зоной повышенной конфликтности. Но еще в конце прошлого века мало кто мог предвидеть, насколько ситуация там обострится в начале нынешнего столетия. Прошедший год не принес нормализации обстановки в тех странах региона, которые живут в условиях перманентных конфликтов. Информация, поступавшая из многих ближневосточных стран, по-прежнему напоминала фронтовые сводки.

В Ираке, Сирии прежнее противостояние вошло в новую стадию и приобрело еще большую остроту. Летом 2014 года «Исламское государство» (ИГ) начало широкомасштабную экспансию в Ираке и Сирии; в результате кровопролитных боев часть территории этих стран перешла под контроль исламистов. В Сирии шла перегруппировка вооруженных сил оппозиции и продолжались ожесточенные бои, происходили вооруженные столкновения между курдскими отрядами и джихадистами из ИГ. Ливанские правительственные войска не прекращали боевые действия против джихадистов.

В Ливии нарастал сепаратизм, велись бои между правительственными силами и отрядами исламистов, возрастало влияние ИГ. В Египте и Судане центральные власти противостояли политической и военной оппозиции, время от времени заключая соглашения о перемирии. Исламистские группировки в Египте пытались взять реванш, постоянно организовывали массовые антиправительственные выступления. В Йемене исламисты терпели поражения — повстанцы-хауситы в результате своего полугодичного наступления установили контроль не только над севером, но и над западной частью страны, вышли к Красному морю, захватили столицу Сану. Не ослабли сепаратистские настроения на юге страны.

Относительное спокойствие наблюдалось в аравийских монархиях, но здесь в глубине обществ происходили сложные социально-экономические процессы. Перепроизводство энергоносителей через падение цен еще вернется бумерангом в эти страны. В ряде стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГЗ) довольно остро стоит проблема престолонаследия, так как здесь абсолютные или абсолютные теократические монархии (КСА) переживают период смены поколений.

Внутренние противоречия обострялись на фоне усиления противоборства между отдельными странами — КСА и Ираном, Турцией и Сирией, между двумя Суданами, Израилем и палестинскими территориями. Летом вспыхнули военные действия в приграничных районах между Израилем и сектором Газа. В ответ на ракетные обстрелы своей территории Израиль в течение пятидесяти дней (с 7 июля по 26 августа) вел в Газе военную операцию «Нерушимая скала». Тем не менее, и в канун нового года запуск ракет в сторону Израиля продолжился. Процесс урегулирования палестино-израильского конфликта зашел в тупик.

Формат данного комментария не позволяет оценить весь конфликтный потенциал региона. Поэтому остановлюсь лишь на трех из наиболее серьезных, с моей точки зрения, вызовов международной безопасности в этой части мира.

Три года «арабской весны» показали, что западные страны по-прежнему пытаются использовать геополитические сдвиги в этом регионе в своих целях, в том числе для пересмотра в интересах Запада послевоенной международной правовой системы.

Мой прошлогодний прогноз относительно того, что международные границы, в значительной мере определенные сто лет назад европейскими метрополиями, вполне могут поменять свою конфигурацию после того, как де-факто или де-юре появятся новые государственные или автономные образования, — увы, сбывается. По крайней мере, в Ливии, Сирии, Йемене опасность дезинтеграции сохранилась, а возможность образования так называемого Суннистана на территории Ирака и Сирии начала реализовываться в форме создания «Исламского государства».

К концу года стала еще более очевидной нежизнеспособность американской схемы установления нового мирового порядка, в том числе на Ближнем Востоке. Если абстрагироваться от деталей, она состоит из трех звеньев: сначала обеспечить смену режима, по тем или иным причинам не устраивающего Запад; затем «построить новую нацию» на данной территории — нацию, лояльную США и их союзникам, основанную на западных демократических «ценностях»; и лишь на заключительном этапе начать здесь экономические и социальные преобразования. Для любого, кто хотя бы в общих чертах знаком с историей и современностью ближневосточного региона, очевидна контрпродуктивность, иллюзорность такого подхода. Обострение внутристрановых и международных конфликтов на Ближнем Востоке это подтверждает.

Второй вызов — распространение радикального исламизма. На фоне исламизации региона происходит углубление межцивилизационных расколов по конфессиональной, расовой, этнической, племенной и иным линиям, как на национальном, так и на субрегиональном и региональном уровнях.

В регионе набирает силу своеобразный «Веймарский синдром» — ощущение проигрыша цивилизациям, которые успешно приспосабливаются к конкуренции в новом глобальном мире, несправедливости политики внешнего мира, особенно Запада. На этих чувствах играют местные элиты и исламистская оппозиция, не желающие идти на системные реформы. Исламизация — своего рода новая модель, третий путь, исламский вариант демократизации и возрождения.

Краткосрочные, текущие цели джихадистов — это использование вакуума власти, привнесение хаоса в различные территории в арабском мире и подготовка почвы для перехода к конечной цели их программы, а именно к воссозданию, как декларируется, могущественного теократического государства — Халифата, на подобии того, который существовал в средневековье, в период победоносных мусульманских завоеваний в VII-IX веках. Практически от Испании до Индии.

Прежде всего, необходимо воссоздание центральной власти в Ираке, разрешение конфликта в Сирии — это очень важно для противостояния джихадистам из ИГ. Надо понимать опасность этого движения. Очевидно, борьба с ИГ должна сводиться к сочетанию политических, военных, экономических и социальных мер. Кроме того, она должна быть скоординирована в международном плане.

Третья проблема, требующая скорейшего решения — реформирование экономики. В научных публикациях и материалах СМИ по текущим событиям на Ближнем Востоке редко рассматривается экономическая составляющая кризисной обстановки в этом регионе. Напрасно. Конечно, главная цель сегодня — остановить кровопролитие, достичь мира в Ираке, Сирии, Ливии и ряде других арабских стран. Но нельзя закрывать глаза еще на один вызов — системное отставание стран региона в их экономическом развитии. Материальная основа цивилизации, как и во времена классиков политэкономии, во многом определяет характер политической системы, конфликтный потенциал общества, степень удовлетворенности или неудовлетворенности населения условиями жизни и, наконец, характер международных отношений.

В последние десятилетия экономический рост и несбалансированность хозяйственной структуры оставались острейшими проблемами в стратегии рыночных реформ в большинстве стран региона. Длительность и незавершенность до настоящего времени процесса структурной адаптации региональной экономики к изменившейся мирохозяйственной ситуации проистекают из высокого уровня этатизации хозяйственного механизма ближневосточных стран. Это типологически сближает их подобно тому, как географическое положение определяет сходство природно-климатических условий этих государств. Вследствие демографического бума экономика не в состоянии абсорбировать миллионы новых работников, выходящих на рынок труда, что создает питательную среду для укрепления социальной базы международного терроризма.

Лишь странам, специализирующимся на добыче углеводородов, удавалось избежать резкого обострения внутриэкономической ситуации и минимизировать экономическую составляющую оппозиционных настроений.

Экспертное сообщество в отдельных странах, в международных экономических организациях занимается серьезной проработкой возможных сценариев преодоления отсталости многих ближневосточных стран, создания в них эффективных моделей рыночных реформ с учетом национальной специфики.

Если кратко, суть этих планов состоит в восстановлении жизнеспособной экономики в два этапа. Первый — решение проблемы трудоустройства и повышения жизненного уровня широких масс населения путем организации общественных работ, осуществлении инфраструктурных проектов, ликвидации городских трущоб и широкого жилищного строительства. Второй — структурная перестройка экономики и сокращение уровня этатизации хозяйства. Переходить к решению второй группы задач можно еще до завершения первого этапа.

Там, где острая конфликтная ситуация сохраняется, в интересах России способствовать урегулированию на основе сложившейся системы международных правовых норм и Устава ООН. Официальная позиция России строится на недопущении военного, политического и информационного вмешательства во внутренние дела ближневосточных и иных стран. В этом плане нынешний твердый курс относительно ситуации в Сирии и вокруг нее может рассматриваться в качестве перспективной модели российской внешней политики в регионе в целом.

Для России важно сохранить существующую международную правовую систему. На Ближнем Востоке Россия защищает не отдельные режимы, а существующее международное право, потому что если оно будет уничтожено, мир погрузится в хаос и будет руководствоваться только правом силы. Поэтому для РФ целесообразно продолжить блокирование попыток США, ряда западноевропейских и арабских стран свергнуть легитимные режимы посредством поощрения оппозиционных сил, зачастую связанных с радикальными исламскими и террористическими группировками.

В сложившейся ситуации продвижение интересов России в регионе должно проходить на фоне смены прежних способов влияния. Для нашей страны имеет смысл увеличивать качество и количество инструментов мягкой силы, особенно посредством укрепления торгово-экономических и инвестиционных контактов.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО

Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Распечатать страницу