Что делили узбекские кланы у смертного одра Каримова

03.09.16

Что делили узбекские кланы у смертного одра Каримова

Эксперты МГИМО: Гусев Леонид Юрьевич, к.ист.н.

Все среднеазиатские лидеры проводят многовекторную политику, у них хорошие отношения со всеми, и вряд ли новый глава Узбекистана отклонится от этого курса.

Смена власти в Узбекистане, скорее всего, не повлечет за собой дестабилизации ситуации в стране, и не будет иметь негативных последствий для России, полагает научный сотрудник аналитического центра Института международных исследований МГИМО Леонид Гусев.

По мнению эксперта, преемник скончавшегося президента уже выбран и наиболее вероятной он считает кандидатуру нынешнего премьер-министра Шавката Мирзиеева. Судя по всему, Ислам Каримов умер еще в понедельник, как сообщало агентство «Фергана», и все последующие дни официальный Узбекистан не спешил подтверждать эту информацию как раз потому, что внутри местных элит шли какие-то закулисные действия по торгу и передаче власти, отмечает он. Официальной датой смерти президента была названа пятница.

Дело в том, что в стране существует несколько влиятельных кланов. Мирзиеев относится к самаркандскому, но есть и другие. «Нужно было, видимо, согласовать все „за“ и „против“, кто останется на каких постах министров, каких-нибудь председателей комитетов и прочее. Потому что для такого рода общества довольно важная задача — гарантировать баланс сил, вот это межклановое спокойное состояние», — поясняет политолог. Он добавляет, что Каримов на протяжении всех лет своего правления, которое началось сразу после объявления независимости страны, устраивал все узбекское общество. А с приходом к власти нового президента все-таки появляются опасения относительно будущего спокойствия.

Но для серьезных тревог предпосылок пока нет, считает Леонид Гусев. Во-первых, среди центральноазиатских государств бывшего СССР Узбекистан занимает среднее положение. Ему довольно далеко до богатств Казахстана и Туркмении, но в то же время, он и не находится в таком разбитом состоянии, как Киргизия или Таджикистан. Все-таки на территории Узбекистана есть нефть и газ, уран тоже добывался в советское время. Там работают компании из разных стран — и китайские, и европейские, и американские. То есть, уровень жизни населения был, конечно, не очень хороший, но все же худо-бедно поддерживался на более или менее приемлемом уровне, по сравнению с Таджикистаном или Киргизией.

«Безусловно, здесь у нас в России огромное количество гастарбайтеров из Узбекистана, но какого-то такого обвала нет. Хотя в кишлаках, в небольших городах население, действительно, живет довольно бедно, все-таки совсем катастрофы на данный момент не наблюдается», — констатирует эксперт.

Во-вторых, у Узбекистана одна из самых сильных армий в Центральной Азии, и очень сильная внутренняя служба безопасности.

«Да, надо сказать, что и противники режима были очень сильные, такие, как „Исламское движение Узбекистана“, которое потом стало именоваться „Исламским движением Туркестана“. Были там попытки прорыва на территорию Узбекистана со стороны Афганистана. Но ситуация была под контролем. Каримов, его окружение, армия это очень сильно держали. И на данный момент, если, конечно, все будет окончательно перерешено между этими кланами и структурами, какой-то дестабилизации обстановки я не жду», — говорит политолог.

По его мнению, новый лидер Узбекистана тоже будет должное внимание уделять армии и внутренним спецслужбам. При этом про Мирзиеева некоторые аналитики говорят, что он даже авторитарнее Каримова. И он тоже принимал активное участие в борьбе с оппозицией.

«Поэтому можно сказать, что власть он, наверное, будет держать довольно жестко в своих руках. Но на самом деле все проверяется практикой. Нужно посмотреть, как в ближайшие пару месяцев ситуация будет при нем развиваться», — отмечает Леонид Гусев.

Когда десять лет назад в Туркмении власть переходила от Сапармурата Ниязова к Гурбангулы́ Бердымухаме́дову, тоже все очень опасались дестабилизации и волнений, но все прошло относительно спокойно, напоминает он. Можно надеяться, что и в Узбекистане будет то же самое.

Что касается Россия, все среднеазиатские лидеры проводят в той или иной степени так называемую многовекторную политику, напоминает политолог, у них хорошие отношения и с нами, и с ЕС, и с Китаем, и с США. И вряд ли стоит ожидать, что новый глава Узбекистана отклонится от этого курса.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Ридус
Распечатать страницу