Дилму Руссефф отправили в принудительный отпуск

13.05.16

Дилму Руссефф отправили в принудительный отпуск

Эксперты МГИМО: Окунева Людмила Семеновна, д.ист.н., профессор

Многоступенчатый процесс импичмента президента Бразилии Дилмы Руссефф, получивший 17 апреля одобрение в нижней палате парламента, вплотную подошел к развязке. Вчера сенаторы на 180 дней отстранили ее от должности. За импичмент проголосовали 55 законодателей, против — 22. В стране опасаются, что новый кабинет, о коррумпированности которого говорят уже сейчас, будет хуже ушедшего.

По закону для временного отстранения Руссефф от должности было достаточно простого большинства сената — 41 голоса. Если в ходе вынесения намеченного на осень финального вердикта 2/3 сенаторов проголосуют за импичмент, решение станет окончательным и не подлежащим обжалованию.

При этом временно исполняющий обязанности главы государства нынешний вице-президент Мишел Темер в соответствии с Конституцией останется на этом посту вплоть до 31 декабря 2018 года. Если же в ходе процесса Руссефф будет оправдана, она вернется в президентское кресло.

После 17 апреля кризис в Бразилии вступил в еще более острую фазу (см. «НГ» от 19.04.16). Руссефф заявляла о неправомерности обвинений против нее, называя происходившее «переворотом» и «заговором» против легитимно избранного главы государства, за которого отдали голоса более 54 млн граждан, сфабрикованным политическим, а не юридическим делом, и подчеркивая, что будет бороться до конца.

На другом фланге политические маневры разворачивались в жанре закулисных интриг. Темер, тогда еще вице-президент, своим будущим вице- назначил спикера нижней палаты парламента Эдуарду Кунью — главного врага Руссефф, начавшего процедуру импичмента. Одновременно Кунья, против которого было начато еще два (в дополнение к трем уже имевшимся) расследования об участии в коррупционных схемах, стремился предотвратить снятие с себя депутатской неприкосновенности и надеялся на помощь Темера. Путем манипуляций с документами он небезуспешно пытался спасти самого Темера от грозившего ему импичмента, поскольку последний, подписывая те же финансово-бюджетные документы, что и Руссефф, должен был в соответствии с позицией Верховного суда отвечать по тем же статьям закона, что и она.

Темер, вначале отрицавший формирование нового правительства при «живом президенте», вскоре не только признал это, но и впервые заявил о готовности вступить во власть и назвал имена будущих ключевых министров.

Состав и руководство специальной сенатской комиссии по решению вопроса о передаче дела об импичменте в сенат не оставляли надежд на позитивный для Руссефф исход голосования: ее сторонники имели всего четыре голоса, а главой комиссии и составителем основного доклада стали представители оппозиции. 6 мая комиссия, обсудив обвинение президента в нарушениях бюджетного законодательства (согласно Конституции — «преступление против государства») 15 голосами против 5 высказалась за принятие дела к рассмотрению сенатом.

В дни работы комиссии, заслушавшей и обвинение, и защиту, прокуратура, вновь демонстрируя беспристрастность судебной машины и впечатляющую многих латиноамериканцев независимость судебной власти, запросила у Верховного суда санкцию на следственные действия в отношении первых лиц политической системы — как оппозиции, так и властей предержащих. Со стороны оппозиции это были ее лидер Аэсиу Невис, Кунья и др. Подлинной сенсацией стало единогласное решение Верховного суда о смещении Куньи с поста спикера нижней палаты. Но и по правящей группе был нанесен не менее жесткий удар. Как бы уравновешивая правовые «качели», поступил запрос на открытие следствия против Руссефф и экс-президента Луиса Инасиу Лулы да Силвы (они оба уже преследовались судом: она под угрозой импичмента, он — по делу об отмывании денег и сокрытии собственности; но теперь оба обвинялись в попытке противодействовать расследованию коррупции в компании Petrobras путем келейного назначения Лулы на пост главы администрации президента), против главного государственного адвоката Жозе Эдуарду Кардозу, осуществлявшего защиту Руссефф в парламенте на всех этапах процедуры импичмента, а также против ближайшего окружения президента.

Теперь Темер приступает к управлению страной. Состав его кабинета не оставляет сомнений в крутой переориентации экономической политики. Выход из кризиса будут искать в приоритетном развитии рынка, социальные программы — ядро прежней модели развития — под предлогом необходимости сбалансировать бюджет будут урезаны, хотя и не исчезнут полностью. В Бразилии многие опасаются, что новый кабинет, о непопулярности и коррумпированности которого говорят уже сейчас, будет хуже ушедшего.

Бразилия, ставшая за последнее столетие «исторической лабораторией» по апробации всех известных по учебникам политологии политических режимов, вновь оказалась перед выбором. «Коалиционный президенциализм» как основа традиционной системы управления уже не сможет функционировать как прежде и скорее всего подвергнется коррекции. Насущной необходимостью станет политическая реформа. Осознаваемое большинством электората нижайшее качество политического класса, разочарование в лидерах и партиях порождают все более активные призывы к новым выборам, в которых видится единственный шанс привести к власти легитимное правительство.

Политическая турбулентность, катастрофические для политической системы события последних месяцев не могут не иметь последствий и для внешней политики, у которой есть постоянные направления, отражающие не подверженные сиюминутной конъюнктуре интересы страны (глобальные торгово-экономические связи, роль регионального центра силы с мировой проекцией, активная деятельность в многосторонних международных организациях). Однако глобальное и региональное влияние Бразилии может ослабнуть, то же касается и такого выигрышного инструмента ее внешней политики, как «мягкая сила». Основанная на привлекательном имидже государства, она может померкнуть вместе с утратой, пусть и временной, этой привлекательности. Соседи Бразилии по континенту с тревогой наблюдают за происходящими в ней процессами: старая максима «куда пойдет Бразилия, туда пойдет и Латинская Америка» по-прежнему актуальна. Предрекают ослабление МЕРКОСУР, где Бразилия играет ведущую роль, сложности в других региональных (СЕЛАК) и субрегиональных (УНАСУР) объединениях, на которые может повлиять зримый крен Бразилии вправо — как в свое время повлиял ее «левый поворот». Серьезно ударит по экономическим позициям Бразилии на континенте имиджевое ослабление в результате коррупционных скандалов таких знаковых компаний, как нефтяная Petrobras и строительная Odebreht.

Эксперты говорят о возможном участии Бразилии в Транстихоокеанском и Трансатлантическом партнерстве. Есть и оптимистичный взгляд на роль Бразилии в ООН (особенно на традиционных для нее площадках гуманитарных операций, миротворчества), в ВТО, МВФ, G-20, БРИКС, хотя ее активность, возможно, будет приглушена.

В долговременной перспективе Бразилия вновь возьмет курс на поступательное экономическое развитие и влияние на мировой арене, а пока стране надо пережить драматический этап своей истории.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Независимая газета»
Распечатать страницу