Европа будет биться за евро, как за свой Сталинград

29.11.16

Европа будет биться за евро, как за свой Сталинград

Эксперты МГИМО: Топорнин Николай Борисович, к.юрид.н., доцент

Инвестор, поддержавший Brexit, прогнозирует крах евро в течение пяти лет. Впрочем, Европа не собирается сдавать свою валюту без боя.

Глава инвестиционной компании Burnbrae Group Джим Меллон в этом году выделился среди коллег как редкий сторонник выхода Великобритании из Евросоюза. Сейчас он прогнозирует новый раскол. По мнению инвестора, евро станет следующей жертвой нарастающих во многих странах антиправительственных течений, и еврозона развалится в течение ближайших пяти лет. «Я даю евро от одного до пяти лет жизни», — цитирует его слова агентство Bloomberg.

По мнению эксперта, проблемы Европы все более очевидны, и Brexit окажется всего лишь легкой интермедией к куда более драматичному представлению. Да и вообще еврозона в ее нынешнем виде — крайней неудачный механизм.

Британский референдум и победа Дональда Трампа на президентских выборах в США свидетельствуют о набирающем силу популизме во всем мире, отмечает агентство. Декабрьский референдум в Италии и выборы во Франции в 2017 году могут еще более усложнить политическую ситуацию в Европе, и это дает повод некоторым инвесторам поставить под сомнение судьбу единой европейской валюты.

Впрочем, крах евро предсказывался и ранее. Так, в 2014 году Citigroup Inc. оценивала вероятность выхода Греции из валютного союза в 90%, а в этом году отказалась от своего прогноза. Не разделяет пессимистических взглядов Меллона и доцент кафедры европейского права МГИМО МИД России Николай Топорнин. Положение евро, безусловно, нельзя назвать вовсе безоблачным, но и серьезных потрясений ему не угрожает, считает ученый.

«На сегодняшний день нет никаких кризисных явлений, позволяющих говорить о том, что через год или два еврозона развалится. Brexit ее не затрагивает, потому что Великобритания не является страной евро», — отмечает он.

Самым слабым звеном валютного содружества по-прежнему остается Греция с ее долгами на 320 млрд евро. Это создает напряжение для евровалюты на южном фланге. По мнению эксперта, в 2015 году, когда кризисная ситуация в стране достигла апогея, европейскому руководству следовало прислушаться к предложению германского министра финансов Вольфганга Шойбле и приостановить членство Греции в еврозоне сроком до 5 лет. Но от этого плана отказались, и потребовалось немало усилий (и в первую очередь кредитов), чтобы оставить на плаву греческую экономику, сохранив ее в составе еврозоны.

Вызывают определенную тревогу и проблемы бюджетного плана. Из 19 участников зоны евро целый ряд стран — в первую очередь из Южной Европы (Португалия, Испания, Италия, Кипр), а также Ирландия и некоторые государства Восточной Европы — нарушают финансовую дисциплину Евросоюза. Даже в Финляндии есть такие тревожные показатели.

«Конечно, это нехороший фактор. Все-таки нужно соблюдать финансовую дисциплину, если у вас в стране такая же валюта, как и в 18 других странах. Но, к сожалению, не все государства согласны с этим, особенно когда речь идет о регулировании каких-то социальных сфер жизни. Все хотят больше тратить на различные социальные нужды, но источник дохода, к сожалению, не одинаков», — констатирует эксперт. Но подобное пренебрежение бюджетно-финансовыми ориентирами наблюдается уже не первый год, и даже Франция два года назад этим грешила.

Еще одно существенное препятствие на пути развития валютного содружества — отсутствие единого органа управления. «Как вы можете эффективно регулировать валюту, если у вас нет единого министерства финансов для всех стран», — риторически вопрошает Николай Топорнин. Вопрос создания такого ведомства всерьез обсуждался в тот момент, когда решалась судьба Греции. Стоит он и на текущей повестке дня. Но выполнить эту задачу не так-то просто, ведь речь идет о частичной потере финансового и даже государственного суверенитета. И европейские страны закономерно не хотят делиться этим с Брюсселем, особенно сейчас, когда брюссельские структуры подвергаются серьезной критике.

«Там есть и ряд других проблем, но это все проблемы, которые присущи всему международному сообществу, и они решаемы. Это не дает оснований говорить о том, что еврозона находится в серьезном глубоком кризисе и через год-два должна развалиться», — заключает эксперт.

Вот уже 17 лет евро является второй резервной валютой в мире, напоминает он, и котируется весьма неплохо. Основу благополучия еврозоны составляет экономика Германии, а она находится сегодня в прекрасном состоянии. Это локомотив евровалюты. И пока в Германии все хорошо, с евро ничего страшного не случится. Во Франции, которая является второй ключевой страной еврозоны, ситуация тоже нормальная. Там есть определенные нюансы, но глубокого кризиса не наблюдается, равно как и в странах Бенилюкса.

Разве что положение дел в Италии вызывает некоторое беспокойство — очень уж большие там расходы. Но упомянутый референдум по конституции, инициированный премьер-министром страны Маттео Ренци, свидетельствует о том, что он прекрасно понимает все проблемы и будет стараться их решить, считает ученый.

«То есть в главных странах, от которых зависит благополучие евро, ситуация находится под контролем. А от мелких стран практически ничего не зависит, и любой кризис в них никоим образом не отразится на еврозоне. Поэтому я бы сказал, что перспективы вполне радушные», — замечает он.

Не стоит сбрасывать со счетов и политический подтекст. Два самых главных достижения ЕС — это Шенгенская зона и зона евро. Именно с ними ассоциируется Евросоюз у многих людей.

«Еврозона — это величайшее достижение современной финансовой системы во всем мире. И это достижение, как любимое дитя, будут оберегать чиновники из Брюсселя и лидеры ЕС, потому что от этого зависит и успех всего Евросоюза. За евро они будут биться до последнего. Как Сталинград практически это будет», — резюмирует Николай Топорнин.

Екатерина ТРОФИМОВА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Ридус
Распечатать страницу