Федерация Малайзия — успехи и трудности

16.09.16
Эксклюзив

Федерация Малайзия — успехи и трудности

Эксперты МГИМО: Ефимова Лариса Михайловна, д.ист.н., профессор

Профессор кафедры востоковедения Лариса Ефимова — об истории развития демократических практик и истоках социально-политических расколов в Малайзии.

16 сентября Малайзия отмечает День Федерации. Именно в этот день вступило в силу соглашение об объединении четырех территорий Юго-Восточной Азии в единое государство.

До второй мировой войны эти территории находились под колониальным владычеством Великобритании. Девять султанатов Малаккского полуострова имели статус протекторатов и возглавлялись наследственными правителями — султанами. Остров Пинанг и порт Малакка с окрестностями были коронными колониями. На Северном Калимантане Саравак являлся частным владением семейства «белых раджей» Бруков, а Сабах принадлежал Британской компании Северного Борнео. В 1946 г. Саравак и Сабах получили статус коронных колоний Англии. В 1942–1945 гг. все эти территории оккупировала Япония. После капитуляции Японии Англия восстановила свое господство в Малайе и на Северном Калимантане.

31 августа 1957 г. был провозглашен суверенитет Малайской Федерации в составе девяти султанатов, Пинанга и Малакки. В 1961 г. премьер-министр Малайи Абдул Рахман, принимая во внимание планы Англии по сокращению сферы своего колониального господства «к востоку от Суэца», выступил с идеей создания сильного государства Малайзии в составе Малайской Федерации и всех британских владений в Юго-Восточной Азии — Сингапура, Саравака, Сабаха, Брунея. Однако в 1962 г. не без поддержки Индонезии, не желавшей иметь соседом сильное государство, в Брунее вспыхнуло восстание против Малайзии, которое вскоре было подавлено. Тем не менее, султан Брунея отказался от вступления в Малайзию, опасаясь новых потрясений. В итоге 16 сентября 1963 г. было провозглашено создание Федерации Малайзии в составе территорий Малаккского полуострова, Саравака, Сабаха и Сингапура. Обострение внутриполитических и экономических противоречий привело к тому, что в августе 1965 года Сингапур по инициативе федерального правительства был вынужден выйти из состава Федерации Малайзии.

В 1960-е годы Малайзия оставалась отсталой страной с колониальной экономикой. Сельское хозяйство сохраняло ярко выраженный монокультурный характер — производство только нескольких видов сельскохозяйственного сырья, прежде всего, натурального каучука и пальмового масла.

Современная Малайзия, страна с динамичной, разнообразной и гибкой экономикой, возникла благодаря деятельности ее бывшего премьер-министра Махатхира Мохамада. Под его руководством в 1980–1990-е годы страна совершила поразительный экономический прорыв, быстро превратившись из источника топливного и сельскохозяйственного сырья в развитое индустриальное государство. За два десятилетия были созданы национальные компании нового современного типа в нефтяной сфере, автостроительной, телевизионной и во многих других. Махатхир прилагал усилия для создания в стране Мультимедийного Супер Коридора, кибергорода науки, знаний и отдыха Сайберджая. В градостроительстве доминирующее место заняли гиперпроекты — самый большой и современный аэропорт, высотное здание нефтяной компании «Петронас», ставшее символом столицы.

Экономический рост в стране за десятилетие с 1988 по 1997 год составил 10% (что явилось самым динамичным показателем по Азии), уровень жизни вырос в 20 раз. Была побеждена бедность. Во время поразившего Азию финансового кризиса 1997 года Махатхир отклонил помощь МВФ и собственными силами достаточно быстро вывел страну из кризиса.

Обладая качественной, но дешевой рабочей силой, Малайзия стала «сборочным цехом» многих компаний. Главными инвесторами стали США, Южная Корея, Сингапур, Япония и Китай (75,1% прямых иностранных инвестиций).

Существенную роль в экономике играет внешняя торговля. Основные торговые партнеры — США, Сингапур, Япония, Китай, Таиланд, Южная Корея, Тайвань, Германия. Торговле Малайзии способствует то, что она входит в различные торговые организации: ВТО, АПЕК, АСЕАН.

В настоящее время Малайзия относится к группе наиболее богатых и развитых стран среди развивающихся — к новым индустриальным странам (НИС).

Вместе с экономическими показателями увеличивается и политическое влияние Федерации. Экономическому развитию Малайзии способствует четкая и гибкая внешняя политика. Сейчас с ней пытаются развивать связи многие большие игроки международных отношений. Страна сотрудничает с Западной Европой, США, Японией, Китаем, последовательно защищая свои экономические интересы.

В мусульманском мире Малайзия является одним из лидеров. Она — член так называемой «Исламской восьмерки», объединения стран, созданного в 1997 году по аналогии с «Большой восьмеркой». 

Успешно расширяются контакты с Россией. Дипломатические отношения между СССР и Малайзией были установлены в 1967 г. В 2003 г. президент Российской Федерации В.Путин дважды посетил Малайзию (в августе с официальным визитом; в октябре принял участие в саммите Организации Исламская конференция). Премьер-министр Малайзии Наджиб Тун Разак принял участие в саммите Россия — АСЕАН 2016 г. в Сочи. «На полях» саммита состоялась его встреча с президентом РФ Владимиром Путиным.

Малайзия является важным торговым партнером Российской Федерации среди стран АСЕАН. Работает Российско-малазийская межправительственная совместная комиссия по вопросам сотрудничества в области обороны, оборонной промышленности и оборонных технологий.

Отдельным и перспективным направлением российско-малазийских торгово-экономических связей является работа, ориентированная на подготовку и реализацию инновационных бизнес-проектов в направлении вывода на рынок Малайзии, а в перспективе на рынки стран АСЕАН принципиально новых, конкурентоспособных на мировом рынке российских продуктов. Россия готова предложить свой опыт и передовые технологии в области атомной энергетики. «Росатом» уже контактирует с Агентством по ядерной энергии и Атомной корпорацией Малайзии.

В государственно-политической сфере на первый взгляд тоже все благополучно. Успешно функционируют основополагающие институты, действуют принципы либеральной демократии: регулярно проводятся в целом прозрачные всеобщие выборы всех уровней власти на основе многопартийной системы, активно действует гражданское общество, используя широко развитую системы средств массовой информации.

Однако в социально-политическую сферу заложены мины, унаследованные от Малайской Федерации, все больше дающие о себе знать в атмосфере бурной модернизации экономики и социальной структуры, особенно в сопровождении глобализации. В последнее время они вызывают усиление внутриполитической напряженности, активизацию оппозиционных настроений и все более настойчивые требования перемен.

Сегодня численность населения Малайзии составляет 30 865 319 человек, в том числе малайцы 42%, китайцы — 38%, коренные народности Северного Калимантана, выходцы из Южной Индии и другие — 20%.

При этом ныне действующая с поправками Конституция Федерации Малайзии 1963 года, основанная на Конституции Малайской Федерации 1957 года, закрепляет прежнюю формулу сосуществования основных этнических групп страны: политический приоритет бумипутра (этнические малайцы и приравненные к ним аборигенные народы Северного Калимантана) в обмен на гражданские и экономические права небумипутра (китайцев и выходцев из Южной Азии). Таким образом, современная малазийская конституция продолжает базироваться на достигнутом еще до провозглашения независимости компромиссе между китайским и индийским населением, которое получало право проживания и сохранения собственности, с одной стороны, и малайцами, за которыми были закреплены особые права в сфере политической власти, государственного управления, службы в вооруженных силах, в получении образования, землепользовании, с другой.

В то же время в конституцию включены положения, декларирующие равенство всех национальностей и запрещающие дискриминацию по мотивам этнической принадлежности.

Конституционно закрепленный дисбаланс политического и экономического статусов бумипутра и небумипутра, «позитивная дискриминация» в пользу бумипутра и как следствие негативная дискриминация небумипутра уже давно превратились в главный фактор межнациональной напряженности и общественно-политического противоборства.

Острой проблемой межнационального общения в жизни современной Малайзии остается сохраняющаяся разница в уровнях жизни между различными этно-конфессиональными группами, доминирование немалайцев во всех наиболее прибыльных областях экономики. Для преодоления этого разрыва в 1971 г. была введена в действие Новая экономическая политика (НЭП), рассчитанная на 20 лет. В 1970 г. доля малайцев в экономической сфере составляла 2,2%, китайцев 27,3%, иностранного капитала 70,5%. Через 20 лет планировалось довести долю капитала бумипутра до 30%, китайского — до 40%, а иностранного сократить до 30%, но не за счет национализации или экспроприации, а путем целенаправленного поощрения предпринимательской деятельности бумипутра. Эта политика под разными названиями продолжается и по сей день.

Экономическая политика властей, направленная на решение проблем бумипутра путем расширения их возможностей и привилегий и не учитывающая в должной мере интересы остальных этнических групп, вызывает у последних неуклонно нарастающее недовольство.

К тому же, в современной Малайзии сохраняется причудливое переплетение элементов западных либерально-демократических моделей и феодальных традиций малайской политической культуры. Страна представляет собой федерацию 13-ти территорий. Девять из них являются княжествами (султанатами), в которых и сегодня сохраняется полуфеодальная система управления. Малайские княжества (бывшие протектораты) возглавляют пожизненные правители — исключительно малайцы по этнической принадлежности, власть которых имеет наследственный характер.

Четыре штата (бывшие английские коронные колонии) — Пинанг, Малакка в Западной Малайзии, Саравак и Сабах в Восточной управляются губернаторами, назначаемыми федеральными властями на четырехлетний срок. Здесь представитель любого этноса теоретически может возглавить правительство штата.

Федерация Малайзия является конституционной монархией. Но пост монарха, возглавляющего всю Федерацию — не наследственный, а выборный сроком на пять лет. Избирать Верховного правителя (короля) и быть избранным на этот пост имеют право только правители девяти малайских княжеств — исключительно малайцы по этнической принадлежности. Монарх выполняет представительские, но довольно значимые функции главы государства. Правители княжеств пользуются на своих территориях особыми привилегиями. Им принадлежат все права и полномочия главы религии в своем султанате.

Такая полуфеодальная система полностью исключает какую-либо возможность для представителей немалайского этноса занять посты глав княжеств и главы государства — верховного правителя. Сохранение феодальных пережитков в государственной системе рассматривается немалайскими этническими общинами как ущемление демократических прав и расовая дискриминация, что вызывает нарастающий протест.

Религиозный вопрос тоже решен в пользу малайцев. В Малайзии более половины (52%) составляют мусульмане, представленные в своем большинстве малайцами. Китайцы придерживаются буддизма, конфуцианства, даосизма (суммарно 29%). Христиане (преимущественно католики) составляют примерно 8%.

Несмотря на поликонфессиональность малазийского общества конституция провозглашает ислам государственной религией. Ислам не отделяется от государства. Гарантируется свобода отправления и других религиозных культов, но сурово карается пропаганда иных верований среди мусульман. В последнее время власти заметно активизировали свое участие в исламском миссионерстве, в пропаганде мусульманской религии, в том числе по радио и телевидению и не только на государственном малазийском языке, но также и на китайском, хинди и тамильском. Такое фактически неравноправное положение неисламских конфессий вызывает недовольство со стороны их приверженцев.

В обществе углубляется также недовольство авторитарными чертами существующего в стране политического режима, ущемляющего демократические права и свободы. В 1971 г. был введен в действие декрет, запрещающий публичное обсуждение ряда «болезненных тем», включая вопросы о власти и прерогативах верховного правителя и султанов, особые права бумипутра, проблемы обретения гражданства немалайцами, употребление малайского языка как единственного общенационального и официального, статуса ислама как государственной религии. Декрет ограничивал права на свободу слова и собраний. Оппозиция воспринимает политический режим в Малайзии как «авторитарную демократию», скрывающий за внешне демократическим фасадом злоупотребления властью и ущемляющий права этнических и религиозных меньшинств. Такой порядок вещей вызывает протестные настроения в обществе.

Таким образом, особую и все нарастающую остроту внутриполитического противостояния придает тот факт, что борьба ведется не только и не столько по отдельным вопросам внутренней политики, но по существу речь идет об изменении политического режима и государственной системы в целом.

Соотношение сил между основными политическими игроками постепенно меняется, влияние правящей коалиции — «Национального фронта» (НФ) во главе с ОМНО уменьшается, а оппозиции — «Народного блока» растет.

Итоги 2013 г. являются для НФ худшими за всю историю выборов в стране. Потеря правящей коалицией конституционного большинства чревата опасностью изменения самих основ государственной и социально-политической структуры современной Малайзии — ликвидации феодально-монархических институтов и отмены «особых прав» бумипутра.

Опасность состоит также и в том, что либерализация внутриполитической атмосферы может привести к активизации не только сторонников расового и социально-политического равноправия, но и вызвать к жизни реакцию в форме малайского ультранационализма и исламского радикализма, а возможно и китайского шовинизма в качестве ответа китайской общины.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу