Гайдаровский форум 2016: государство в экономике

25.01.16
Эксклюзив

Гайдаровский форум 2016: государство в экономике

Эксперты МГИМО: Сидорова Елена Александровна, к.экон.н., Клинова Марина Вилениновна

Доцент кафедры международных экономических отношений и внешнеэкономических связей МГИМО Елена Сидорова и ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Марина Клинова — о состоявшейся в рамках Гайдаровского форума дискуссии «Компании с государственным участием — двигатель или тормоз экономики?»

На состоявшемся в Москве Гайдаровском форуме «Россия и мир: взгляд в будущее» роли компаний с государственным участием в капитале была впервые посвящена отдельная панельная дискуссия.

Воздействие государства на экономику сейчас возрастает повсеместно, кроме того, циклически оно усиливается в период рецессий. В России этот процесс отнюдь не привязан к кризисным явлениям в экономике. Он может отрицательно влиять на эффективность, когда речь идёт не о развитии инфраструктуры, а о монополизации рентных отраслей.

Особое внимание этой проблеме на форуме вполне закономерно. Обсуждались три вопроса: оценки масштабов государственного участия в экономике России; сравнение эффективности государственных и частных предприятий; причины увеличения присутствия государства в экономике России.

Участники дискуссии на тему «Компании с государственным участием — двигатель или тормоз экономики?» (главы «Аэрофлота» и РЖД, министр промышленности и торговли РФ) приводили разные цифры, характеризующие долю госсектора в экономике, что свидетельствует о разнообразии походов к определению этого понятия.

Существуют разные методики оценки роли государства в экономике. Она может рассчитываться как совокупный вклад в ВВП бюджетов всех уровней. МВФ включает в государственный сектор (ГС) также государственные предприятия (ГП), государственные учреждения, смешанные компании с участием государства в капитале и дочерние компании этих компаний.

Заявленная тема требует уточнения понятия «государственное предприятие». ОЭСР выделяет два признака — осуществление коммерческой деятельности и контроль со стороны государства (прямой или косвенный, через подконтрольные ему институциональные единицы). Согласно Системе национальных счетов (СНС), к категории государственных относят компании, которые контролирует орган государственного управления и которые являются рыночными игроками. Последнее качество определяет характер формирования цен на продукцию — они должны быть экономически обоснованы. Из категории государственных CНC исключает компании, принадлежащие структуре не центрального, а регионального или местного уровня управления, хотя в ряде стран такие компании контролируют значительную часть сферы услуг — коммунальных, финансовых.

Модератор дискуссии, председатель Совета директоров компании «Аэрофлот» Кирилл Андросов, основываясь на статистике МВФ, привел предварительные данные за 2015 год: доля ГС в ВВП — 70%. За десять лет, с 2005 года, эта доля удвоилась (была 35%). Указанные 70% распределяются следующим образом: 30% дают ГП, остальные 40% —бюджеты всех уровней. Для сравнения: в США эта цифра (соответствующая российским 70%) составляет 30%, и даже в Китае, как ни удивительно, — всего 45%, хотя считается, что роль государства в экономике там особенно сильна. В Швеции и Финляндии, странах с развитым социальным государством, вклад ГС составляет 65-60%, то есть всё равно меньше, чем в России.

Ещё более разителен контраст в отдаче — выручке на одного работника. У американской частной компании Exxon она в семь (!) раз выше, чем у отечественной государственной «Роснефти». Если сравнивать «Роснефть» с частной отечественной компанией той же отрасли — «Лукойл» — то разрыв хоть и меньше, но тоже не в пользу «Роснефти» (уступает втрое). Таков же разрыв в этом показателе у двух государственных железнодорожных компаний — немецкой Deutsche Bahn и отечественной РЖД, и тоже не в пользу российской.

Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров, основываясь на иной статистике, полагает вклад государства в экономику меньшим, чем названный главой «Аэрофлота»: не 70%, а 50%. Министр попытался привлечь внимание аудитории к объемам дивидендов ГП, приведя абсолютную цифру — в среднем в год порядка 200 млрд руб. Модератор уточнил: эта доля составляет ничтожно малую величину — 0,7% дивидендов всех компаний в российской экономике. Вместе с тем, в нынешних непростых условиях важна роль ГП как заказчика продукции частных компаний для выполнения поставленной задачи импортозамещения. Правда, вопрос эффективности этих закупок, как и эффективности корпоративного управления, вынесен за скобки.

По данным, приведенным президентом РЖД Олегом Белозеровым, на ГП приходится свыше 2/3 вложений в основной капитал. Норма рентабельности по чистой прибыли (после вычета налогов), по оценкам рейтингового агентства «Эксперт», на которые ссылался Белозеров, у государственных компаний в среднем выше, чем у частных: 4% против 3,6%. Преимущество госкомпаний в данном случае отражает тот факт, что они практически монополизировали производство в отраслях, получающих природную ренту. Когда после вычета налогов выгоднее инвестировать в добычу сырья, чем в обрабатывающую промышленность, это означает, что налоговая служба не выполняет функцию стимулирования обрабатывающей промышленности, если это действительная, а не только декларируемая цель правительства.

В сложных экономических условиях инвестиционная программа у РЖД не сократилась, развивается государственно-частное партнерство (ГЧП) в форме поддержки проектов. Это выгодно РЖД: развивающаяся экономика создает для РЖД дополнительную грузовую базу. На 1 рубль вложений в развитие инфраструктуры получается отдача в 1,46 рубля, что особенно важно в кризис, уточнил Белозеров.

В качестве ещё одной важной функции ГП видится поддержка малого и среднего бизнеса. Тем самым получается взаимное дополнение государственного и частного сектора. При этом участники дискуссии, приводя данные статистики, признали, что государства сейчас очень много, и необходимо стремиться к сокращению его присутствия в экономике. Об этом говорил и Кирилл Дмитриев, генеральный директор государственной организации — Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ). Сотрудничество с иностранными инвесторами сохраняется, но и они ожидают снижения роли государства в экономике, поскольку его гипертрофированное вмешательство нарушает конкуренцию. Еще в 2013 году, тоже на Гайдаровском форуме, заместитель руководителя ФАС Сергей Пузыревский предупреждал, что приход государства в какие-то конкурентные сферы зачастую превращает их в монопольные.

В 2016 году его коллега из ФАС Анатолий Голомолзин главную задачу государства видит в создании институтов рынка. Схожую точку зрения в отношении роли государства в создании условий работы бизнеса высказал на этом форуме и министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров: государство — важный инфраструктурный инвестор, в том числе в развитие услуг связи, сети технопарков, высоких технологий. Уточним также потребность вложений не только в материальную, но и в социальную инфраструктуру — в образование, здравоохранение, культуру. Эти инвестиции в сохранение и поддержание человеческого капитала закладывают основы будущей несырьевой модели.

Возможно, государство не всегда эффективный, но необходимый инвестор, особенно в ряде сфер, в частности, в области развития человеческого капитала. Государственные предприятия доминируют и консолидируют научно-технические школы — объем вклада ГП министр промышленности и торговли оценил в 1,3 трлн руб., то есть свыше половины общего объёма расходов на научно-технические исследования. При этом расходы на НИР в России — 1,1% ВВП (2013), что подчеркивает потребность в государственных инвестициях в эту сферу.

Вообще, масштабы присутствия государства в экономике в целом и в предпринимательстве в частности определяются макроэкономической обстановкой. В условиях хозяйственного оживления необходимость в его участии падает. Государство призвано создавать условия для успешной предпринимательской деятельности, брать на себя функции, которые не в состоянии или не хочет выполнять бизнес. Государство может быть участником рынка в конкурентном секторе, влиять на состояние отрасли, если важна не только прибыльность. Конкуренция необходима, но формат может быть разный.

Заявление Дениса Мантурова о наличии у государства сегодня «широкой номенклатуры возможностей, чтобы предприниматель мог развивать свой бизнес», вряд ли можно оспаривать. Возможностей масса, вопрос в их использовании. В данном контексте очень важно наличие доверия к государству — и со стороны и предпринимателей, и со стороны работников.

Как справедливо заметил представитель частного бизнеса, председатель Совета директоров Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) Владимир Лисин, «доверие — это конкретные дела, конкретные законы, конкретные действия». В ходе дискуссии приводилось мнение, что предпринимателю нет смысла зарабатывать второй миллиард, если нет уверенности, что не отберут первый. В самом деле, бизнесу должно быть интересно инвестировать. Правила на рынке должны быть гарантированы, как в покере, а не меняться по ходу игры, по замечанию одного французского острослова [1].

Голосование экспертов в конце панельной дискуссии показало, что наиболее вероятным сценарием на ближайший год из трёх вариантов аудитория выбрала пункт «ничего не изменится» (44,2%). При этом точку зрения, что участие государства в экономике РФ сегодня явно избыточно, разделили свыше половины участников дискуссии. В усилении влияния государства во всех сферах жизни через инструменты регулирования, контроля, создание новых компаний с государственным участием уверены 37,7%. Наконец, возможность перехода государства к иной модели развития, стимулирующей конкуренцию, предпринимательство и приватизацию, предположили 18,2% присутствовавших экспертов Гайдаровского форума.

В отечественной истории усиление вмешательства государства в экономику имеет давние традиции, но в ХХ веке оно оказалось особым. И дело не только в экономике. В ХХI веке, в период глобальной рецессии 2008-2009 годов, положение было тревожным, но своевременно прозвучало предостережение-напоминание: «В Советском Союзе в прошлом веке роль государства была доведена до абсолюта. Что в конце концов привело к тотальной неконкурентоспособности нашей экономики — мы за это дорого заплатили. Этот урок нам дорого обошёлся. Уверен, никто не хотел бы его повторять» [2]. Хотелось бы, чтобы и нынешняя хозяйственная практика соответствовала правильным теоретическим посылам. Уроки истории ХХ века, в том числе экономической, следует учитывать, чтобы избегать прежних ошибок.

Ответы на вопросы по рассматриваемой теме не получили на дискуссии форму рекомендаций правительству. Не прозвучало внятного объяснения причин усиления государственного участия в предпринимательстве и прогнозов дальнейшего его развития. Важно при этом, что форум с участием представителей правительства привлек внимание общества к проблемам, имеющим кардинальное значение для будущего России.


  1. Цит. по: Hallépée D., Guédon J.-F., Grimaud C. Le monde économique par les citations. P., 2014. P. 504.
  2. Выступление В.В.Путина на открытии Всемирного экономического форума в Давосе. 28 января 2009. URL: http://archive.premier.gov.ru/visits/world/6095/events/3221/
Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу