Германия: вступая в год со многими неизвестными

05.01.20
Итоги года

Германия: вступая в год со многими неизвестными

Эксперты МГИМО: Павлов Николай Валентинович, д.ист.н., профессор, с.н.с

Профессор кафедры истории и политики стран Европы и Америки Н.В.Павлов — об итогах политического года в Германии.

«Эпоха Меркель» близится к завершению. В 2021 году истекает срок канцлерства А.Меркель, которая заявила о нежелании более баллотироваться на пост главы правительства, и в подтверждение серьезности своих намерений сложила с себя полномочия председателя Христианско-демократического союза. Нельзя не оценить по достоинству это мужественное решение (хотя к женщине это определение вряд ли подходит). Тем более, нельзя согласиться с теми, кто стал называть действующего канцлера «хромой уткой», забывая, что за все время пребывания у руля германского государства, за исключением одного единственного раза (тогда ее обогнала Мишель Обама), по версии журнала «Форбс» она постоянно возглавляла и продолжает возглавлять список самых влиятельных женщин мира.

Казалось бы, до парламентских выборов в ФРГ еще далеко — более полутора лет, но решения, принятые в 2018 году, и начало их реализации в 2019 году оставляют больше вопросов, чем ответов. И первое — это: не подвело ли политическое чутье Меркель в выборе своей преемницы, и вообще, насколько оправдала феминизация руководства Германии в целом и Христианско-демократического союза в частности?

Напомню, что 7 декабря 2018 г. в Гамбурге на 31-м съезде ХДС с подачи А.Меркель новым председателем партии была избрана Аннегрет Крамп-Карренбауэр (АКК), в прошлом премьер-министр одной из самых маленьких земель на западе ФРГ — Саара. В свое время Меркель заявляла, что должности председателя ХДС и канцлера неразделимы, а это значит, что с большой долей вероятности она прочит Крамп-Карренбауэр на должность главы правительства ФРГ. Эту версию вроде бы подтверждает и назначение АКК 17 июля 2019 г. министром обороны ФРГ вместо избранной председателем Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, также являющейся протеже А.Меркель. Действительно, Крамп-Карренбауэр не хватает опыта политика федерального масштаба, и назначение на министерский пост должно восполнить этот пробел в ее биографии. Но, с другой стороны, руководство министерством обороны может поставить крест на ее карьере, учитывая, в каком плачевном состоянии находится бундесвер, прежде всего его материально-техническое оснащение. И за время, оставшееся до выборов, эту проблему не решить. Более того, не все ладится у нее и на партийном поприще. Слишком велика оппозиция со стороны ее бывшего конкурента Фридриха Мерца и его сторонников, да и сам выбор кандидата в канцлеры еще окончательно не сделан. Его имя должен будет назвать съезд ХДС.

Вся эта неопределенность в руководстве правящей партии усугубляется кризисом когда-то стабильной партийной системы с выходом на политическую арену нового игрока в лице правопопулистской «Альтернативы для Германии» (АдГ). По итогам парламентских выборов 2017 года она стала третьей по количеству мандатов политической силой в бундестаге. На выборах 2019 года в Европарламент «Альтернатива» получила 11% и 11 мест, в том же году на земельных выборах в Восточной Германии (Саксония и Бранденбург) она значительно улучшила свои результаты, выйдя на второе место в обоих регионах. В Саксонии она практически в три раза укрепила позиции (на прошлых выборах получила 9,7% голосов, на нынешних — 27%), в Бранденбурге — почти удвоила (было 12%, стало 23,7%). И это на фоне резкого снижения популярности правящих ХДС и СДПГ (в Саксонии ХДС набрала 32,1%, потеряв 7,3%, а в Бранденбурге СДПГ снизила показатели до 26,2%, потеряв 5,7%). По результатам выборов в парламент Тюрингии 27 октября 2019 г. партия заняла второе место после «левых» с результатом в 23,4% голосов избирателей, оттеснив таким образом ХДС на третье место. В целом АдГ имеет сейчас парламентское представительство во всех 16 землях ФРГ. Единственное, что хоть как-то успокаивает общественное мнение, это нежелание всех лево-, право- и просто центристских сил идти на коалицию с этим, как его называют, политическим «изгоем» партийного ландшафта ФРГ, будь то земельный или федеральный уровень.

Падение рейтинга традиционных «народных партий» (ХДС, ХСС и СДПГ) ниже плинтуса и выход на партийно-политическую арену новых игроков поставили в повестку дня новую проблему, которая еще в начале нового столетия даже не обсуждалась ни политиками, ни экспертами. Суть ее заключается в невозможности сформировать двухпартийное правительство даже с участием блока ХДС/ХСС и СДПГ. У них просто не будет необходимого большинства в парламенте. Партия Союз 90/«Зеленые» уже давно опережает социал-демократов по количеству сторонников, а свободные демократы демонстрируют свой норов и выдвигают зачастую невыполнимые требования к возможным союзниками по правительственной коалиции. СДПГ же находится в перманентном лидерском кризисе, который не прекращается после ухода с поста ее председателя Герхарда Шрёдера. Не решает, а, скорее, усугубляет проблему избрание 6 декабря 2019 г. на партийном съезде в Берлине сопредседателями партии представителей ее левого крыла Заскии Эскен и Норберта Вальтер-Борьянса, критически настроенных к сохранению коалиции с блоком ХДС/ХСС. Но это — дело не столь отдаленного будущего. Пока же сторонники сохранения «большой коалиции» одержали верх.

Все это вносит дополнительную неопределенность в возможные межпартийные расклады по итогам грядущих парламентских выборов.

Не столь радужные перспективы для Германии и в сфере экономики. Многие эксперты предрекают затяжной кризис, связанный с пассивностью мировой конъюнктуры, торговыми конфликтами и негативными последствиями грядущего выхода Великобритании из Евросоюза. Кроме того, отрицательное влияние оказывают и внутренние проблемы немецкой автомобильной промышленности. Во второй половине 2019 года в ФРГ был зафиксирован спад производства на 1,7%. Согласно статистике, на 1,7% сократилось производство в экспортно-зависимых отраслях, строительное производство в ФРГ также сократилось на 2,8%, а производство товаров промышленно-технического назначения — на 4,4%. Вместе с тем статистическое ведомство в Висбадене отмечает и положительные тенденции. В частности, производство полуфабрикатов в Германии увеличилось на 1%, товаров народного потребления — на 0,3%, а выработка энергии — на 2,3% (https://www.dw.com/ru/в-фрг-снижается-промышленное производство/a-51552163 — дата обращения 2.01.2020).

Число безработных в ФРГ в ноябре сократилось на 24 тысячи до 2,180 млн человек — наименьшего показателя с момента объединения Германии в 1990 году. Такие данные привело в конце ноября Федеральное агентство по труду. По сравнению с предыдущим годом снижение составило 6 тыс. человек. Тем не менее, процентный показатель остался неизменным — на уровне 4,8%.

Страна входит в период турбулентности перед вызовами глобализации: это и старение трудоспособного населения, нарастание социальных проблем в связи с наплывом мигрантов из Северной Африки, Афганистана и неразвитых стран в целом, это и отток квалицированных национальных кадров за рубеж, и идущий переход экономики на рельсы цифровизации, а также неотложные задачи по охране окружающей среды и защите климата. Именно на это обратила внимание А.Меркель в своем новогоднем обращении к гражданам Федеративной Республики. Лейтмотивом ее выступления стал призыв «готовиться к переменам».

По словам канцлера, изменения могут дать положительный эффект, если немцы открыто и решительно отважатся на нововведения. Чтобы в будущем у каждого было гарантированное рабочее место и пенсия, подчеркнула она, необходимы смелость мыслить по-новому и мужество уходить с проторенных путей.

Во внешней политике Германии в ушедшем году принципиальных изменений не наблюдалось. Список приоритетов, как и прежде, возглавлял Европейский союз, который в связи с выходом из организации Великобритании испытывает перегрузки и давление со стороны Парижа, который в условиях некоторой пассивности Берлина, связанной с усилением внимания к защите климата, решил перехватить инициативу в борьбе за лидерство. Как бы там ни было, но германо-французский тандем во многом определяет повестку дня и ЕС, и большой Европы. Об этом свидетельствует и проведения саммита нормандской четверки, прежде всего, однако, подписание 22 января 2019 г. Аахенского соглашения, которое стало дополнением к франко-западногерманскому Елисейскому договору 1963 г. Стороны согласовали углубление сотрудничества почти в 15 сферах. Новинками стали: обещание снять административные барьеры для жителей приграничных территорий, развивать взаимодействие в области внедрения новой модели экономики, которая включает в себя постепенный отказ от углеводородов, продолжить усилия по реформированию Совета Безопасности ООН и включению Германии в число его постоянных членов, создать общее формирование с целью проведения операций по стабилизации в третьих странах, а также налаживать более тесное сотрудничество между Европой и Африкой. Кроме того, предусмотрено «углубление интеграции» «с целью создания франко-германской экономической зоны с общими правилами» при условии предварительной «гармонизации законодательств», для чего позже будет создана франко-германская парламентская ассамблея — по 50 депутатов с каждой стороны.

Аахенский документ рассматривается лидерами обеих стран как успех в деле дальнейшей интеграции Европы. Его практическое значение заключается в том, что договор об укреплении сотрудничества между двумя столпами ЕС должен помочь в борьбе с евроскептиками, которые задаются вопросом о цели договора.

За прошедший год не в лучшую сторону претерпели изменения в трансатлантических отношениях. Яблоком раздора стали выход США из Договора по ракетам средней и меньшей дальности, из ядерной сделки с Ираном, а также введение санкций в отношении фирм, участвующих в реализации «Северного потока — 2» и «Турецкого потока». Появившаяся таким образом серьезная трещина в понимании американских и немецких экспертов требует цементирования, однако, кто будет инициатором, и когда это произойдет, никто не берется сказать. Начинается президентский предвыборный цикл в Соединенных Штатах, в Евросоюзе же не могут прийти к консенсусному решению, как себя вести в отношении Вашингтона.

На московском направлении внешней политики ФРГ наблюдается амбивалентная ситуация. В сфере экономики успехами похвастаться нечем. И если объем товарооборота ФРГ со странами Восточной Европы растет, то с Россией он уменьшился на 5,1%. Импорт из России сократился на целых 10,5%. Такие данные привел 14 ноября 2019 г. новый председатель Восточного комитета немецкой экономики Оливер Хермес. Снижение двустороннего товарооборота объясняется отсутствием реформ в России, низкими ценами на нефть и другое сырье, а также опосредованным воздействием санкций, которые замедляют темпы экономического роста в России. Показателем в этой связи и продолжающийся уход с российского рынка немецких предпринимателей. За прошедший год Россию покинуло 8% немецких фирм. Всего за два года их число сократилось с 6500 до 4274.

Некоторый оптимизм внушает оживление контактов между гражданскими обществами двух стран. Во второй половине июля 2019 г. в пригороде Бонна Кёнигсвинтере прошел 18-й форум Петербургского диалога под девизом «сотрудничество как лейтмотив для мирной Европы». И хотя первые лица обоих государств не присутствовали на мероприятии, как это было до 2014 г., участие в открытии форума министров иностранных дел С.В.Лаврова и Х.Мааса свидетельствует об имеющихся перспективах возвращения Петербургского диалога на прежний высокий уровень. Регулярно проходят Потсдамские встречи, активизировалась работа Германо-российского форума, немецких политических фондов, представленных в Москве.

Учитывая нынешний прагматичный характер российско-германских отношений, можно с уверенностью сказать, что продолжится «сверка часов» и взаимные консультации между президентом России и канцлером ФРГ по актуальным международным проблемам, будь то по телефону или в личном общении. Вместе с тем, остается под вопросом возможность приезда первых лиц Германии в Москву на празднование 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Думается, что немецкая сторона не забыла обмена колкостями между А.Меркель и В.В.Путиным пять лет назад в связи с заявлением президента России о том, что всеми осужденный пакт Молотова-Риббентропа был оправдан с точки зрения интересов безопасности СССР. Да и его последние декабрьские комментарии по этому же поводу не остались без внимания со стороны политической элиты ФРГ. Не случайно А.Меркель в своем новогоднем послании обратила внимание на необходимость пригласить во время германского председательства в Совете Европейского союза в 2020 году на саммит всех членов ЕС Китай, оставив Россию за скобками.

Но до праздника еще многое может измениться. Осталось немного подождать.

Читайте все материалы проекта «Эксперты МГИМО подводят итоги 2019 года».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу