Отношения России и НАТО — имитация «холодной войны»

08.09.15

Отношения России и НАТО — имитация «холодной войны»

Эксперты МГИМО: Мизин Виктор Игоревич, к.ист.н.

Хватит ли у НАТО желания и потенции играть с Россией в войну? — об этом мы спросили у ведущего научного сотрудника центра постсоветских исследований МГИМО Виктора Мизина.

— Напоминают ли нынешние отношения России и НАТО эпоху «холодной войны»?

— Среди российских и зарубежных экспертов сейчас действительно принято говорить о том, что мы скатываемся в те времена или уже живем в них. Но я считаю, что эти оценки преждевременны, ибо «холодная война» — это противостояние двух поделивших мир военно-политических блоков, которые противодействовали друг другу по всем фронтам. Пока что мы этого не наблюдаем, хотя после Крыма и Донбасса отношения между Россией и ключевыми странами НАТО резко ухудшились. При этом в 70-80-е годы на Западе были если и не иллюзии, то вполне оформленные концепции о том, что в России может произойти смена власти, после которой Восток и Запад могут найти консенсус. После распада СССР стала популярной идеей надежда на то, что Россия может влиться в число «цивилизованных», демократических стран с развитой рыночной экономикой. Но сейчас концепты «единого европейского дома» не имеют такого распространения, поскольку многие западные элиты считают Россию агрессивной страной с экспансионистскими намерениями в отношении постсоветских государств и стран ОВД. Россия, по их мнению, — континент, который будет существовать сам по себе и ни в какие европейские образования не вольётся, будучи нацеленным на собственные интеграционные проекты (БРИКС, ЕАЭС). «Холодной войны» нет, но резко вырос уровень военной напряженности.

Присоединение Крыма было воспринято как самая масштабная угроза безопасности НАТО, поскольку было нарушено международное право, в частности Будапештские договоренности. Также мертвы Хельсинкский акт, ДОВСЕ и основополагающий акт Россия-НАТО. Я процитирую госпожу Меркель: «Аннексия Крыма является преступным актом». Поэтому изменились стратегии и поведение ключевых стран НАТО. Они откровенно говорят нам: «Новое размещение техники в Европе (например, 250 танков Abrams, достаточных для вооружения одной американской десантной бригады в 5000 человек) — это сигнал нашей готовности дать России отпор в ее будущей агрессии».

Контингенты в странах Балтии, в Польше, Румынии и Болгарии будут только наращиваться.

Увеличение количества людей и техники в целом России не угрожает, но это пролог к увеличению сил с обеих сторон. С учетом нынешнего расклада сил (в т. ч. калининградской группировки России с оперативно-тактическими комплексами «Искандер») у НАТО нет сил противостоять, например, попытке нашей страны отсечь страны Балтии под предлогом защиты русскоязычного населения, как это было с Крымом.

Российские ВС уже совсем не те, что принуждали Грузию к миру в 2008 году — во многом благодаря военной реформе. По своим возможностям российская армия, наверное, вторая в мире и наиболее сильная в Европе, и это прекрасно понимают в НАТО.

Многие члены альянса поэтому пассивны и игнорируют призывы наращивать свои вооружения. Они не хотят провоцировать Россию.

— Вы заговорили о Грузии: открытие центра подготовки НАТО — это недружественный шаг по отношению к нам или реальная забота грузин о своей безопасности?

— По периметру России, от моря до моря, от Норвегии через Польшу, Румынию, Болгарию образуется то, что в 30-е годы советские лидеры назвали бы «санитарным кордоном».

Было принято решение о том, что и Украина, и Грузия вступят в НАТО. По крайней мере, их нынешние правительства очень хотят туда попасть. Грузия активно участвовала во всех операциях Альянса, особенно в Афганистане. Здесь можно провести аналогию с безвизовым режимом, которые в ближайшие 15–20 лет ни Грузия, ни Украина не получат, равно как и статус полноправного члена. По формальным признакам: эти страны имеют внутренние конфликты, хотя программы «боевого братства» с Украиной, Грузией, Молдавией, возможно, Азербайджаном будут только расширяться. Это понимают и на Украине, и в Грузии, и в Европе.

На западе нет идиотов, которые бы верили в то, что какими-то санкциями можно способствовать «цветной революции» в России или поставить ее на колени.

Цель санкций — политико-пропагандистская: показать свое крайне негативное отношение к поведению Москвы.

— Можно ли в отношении укрепления названных Вами государств постсоветского пространства сказать, что Россия сама является драйвером их проНАТОвских устремлений?

— Главной идеей многих программ, в частности, «Восточного партнерства», которое сейчас находится в состоянии коллапса, — перетянуть эти государства в сторону Запада, не допустить формирования мощной военно-политической группировки и возрождения какой-то из версий Советского Союза. Как бы им ни хотелось в НАТО и ЕС, даже несмотря на проевропейские настроения в элитах, их невозможно отделить от России — экономические связи с нами не дают этого сделать. Вместо зоны процветания или «санитарного кордона» вокруг России западные страны получили полосу кризисных ситуаций, с которыми неизвестно, что делать.

В отношении Украины, Молдавии, Грузии на западе нет ясной стратегии. Как налаживать с ними отношения? Как стабилизировать ситуацию? Эти страны — черные дыры, в которых исчезают гранты из ЕС.

И на фоне проблем с еврозоной, когда надо спасать Грецию, руководство ЕС совсем не заинтересовано решать проблемы постсоветского пространства.

— Возможен ли выход из кризиса отношений Россия-НАТО? И как это может быть связано с судьбой Владимира Путина?

— Никто не знает, когда кончится президентский срок Путина. И неизвестно, начнется ли потепление в российско-американских отношениях после ухода Обамы, тем более, если придет республиканец. У нас в принципе различные идеологии с западными элитами, кроме борьбы с терроризмом и вопросов нераспространения. У нас есть проблемы по договору РСМД, но СНВ исполняется едва ли не идеально. С одной стороны, мы за продолжение диалога, но с другой, находясь под санкциями, сложно говорить о сокращении ядерных вооружений.

Учитывая все эти факторы, важно не допустить «черной дыры» по типу ИГИЛ в Европе.

Россия не отдаст Крым и не изменит политику на Украине — по-моему, это уже всем понятно. Надо начинать договариваться. Необходимо уведомлять о крупных перемещениях войск, приглашать наблюдателей на учения, отвести от границ с обеих сторон больших контингентов — это инструменты доверия, которые позволяют интенсифицировать диалог. Сейчас необходимы переговоры о том, что придет на смену ДОВСЕ.

Не должно быть ситуации, когда парады и маневры НАТОвских сил проводятся буквально в нескольких метрах от российских границ. Отдельные российские политики справедливо предупреждали, что у псковских десантников тоже может взыграть кровь.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Защищать Россию»
Распечатать страницу