Исламизм расползается по Центральной Азии

18.07.16

Исламизм расползается по Центральной Азии

Эксперты МГИМО: Барабанов Олег Николаевич, д.полит.н., к.ист.н., профессор, профессор РАН

Антитеррористическая операция в Алма-Ате. По данным СМИ, при нападении на отдел полиции погиб силовик. Гость — Олег Барабанов, доктор политических наук, завкафедрой политики ЕС МГИМО. Ведущие «Вестей ФМ» — Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

Корнеевский: Олег Николаевич, мы, как вы слышали, Казахстан обсудили и Турцию обсудили, а ведь это связанные вещи.

Барабанов: Действительно, так и есть, поскольку сейчас мы видим тенденцию, когда распространяются по территории Центральной Азии, по территории постсоветской Центральной Азии различные версии исламизма. Одна из них наиболее понятна, может быть, наиболее опасна, салафитская, ваххабитская версия, связанная с различными саудовскими и катарскими кругами. Помимо этого на постсоветском пространстве не нужно забывать, что активно и жестко работали различные турецкие религиозные организации. И здесь как раз ситуация в Турции, когда президент Турции Эрдоган напрямую обвинил исламистского проповедника Фетхуллаха Гюлена в том, то он стоял за военным переворотом, и цепь попытки терактов в Казахстане, за которыми, скорее всего, тоже может стоять исламистский след, он наводит на как раз такие размышления, что турецкие исламистские сети Центральной Азии, которые проникают, кстати, и на территорию Российской Федерации, и в Поволжье, они тоже могут нести определенную опасность.

Часто в начале нулевых годов был перед многими исламскими общинами постсоветских стран некий выбор, поскольку были два основных пути и были два основных спонсора — саудовцы и турки. Турки воспринимались как более умеренный вариант, как возвращение к традициям Османской империи, как ханафитский мазхаб суннизма, который распространен и в постсоветских странах, и в Российской Федерации в Поволжье у татар и у башкир. Поэтому турецкие спонсоры воспринимались как гораздо более приоритетные и гораздо более умеренные.

Но ситуация, к сожалению, не так проста, не столь однозначна, и сейчас мы видим, что и сети Гюлена, и сети других турецких религиозных структур активно проникают в Центральную Азию, вслед за этим туда идут турецкие националисты из полураспущенных, полусуществующих до сих пор организаций типа «Серые волки», поскольку партия националистическая «Отечество», которая поддерживала «Серых волков», до сих пор присутствует в турецком парламенте, которая проповедует прямую идею тюркского единства, прямую идею объединения общественного религиозного, а затем и политического, тюркского мира с матерью Турцией, к возрождения традиций Османской империи и понятно, что все это может принести очень дестабилизирующие тенденции в этот регион.

Михеев: Кстати говоря, что касается тюркского единства, по крайней мере в Казахстане и в Киргизии, меня, честно говоря, всегда эта идея удивляла. И то, что ее казахи и киргизы некоторые принимают, это большой вопрос. Они посмотрели бы на себя в зеркало и на турок, и где здесь тюркское единство? Я что-то не понял. Только потому, что языки имеют тюркские корни? И кто у кого мать, тоже большой вопрос. Вы знаете, нас всех на постсоветском пространстве подвел этот комплекс ущербности. Когда мы Советский Союз развалили, мы все стали чувствовать себя недоделанными. Только одна часть стала апеллировать к Западу и говорить, что надо делать, как они нам говорят, и построиться в эту очередь. А другая часть стала апеллировать к другим внешним центрам, например, к Турции: вот мы недоделанные, давайте будем слушать, как они нам говорят. И это, между прочим, касается и многих наших исламских активистов, духовных деятелей.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Вести ФМ»
Распечатать страницу