Италия: итоги года

08.01.20
Итоги года

Италия: итоги года

Эксперты МГИМО: Зонова Татьяна Владимировна, д.полит.н., профессор

Профессор кафедры дипломатии Т.В.Зонова — об итогах ушедшего года в Италии.

В Италии уходящий 2019 год был насыщен событиями. Правящая до выхода из состава правительства правая, когда-то сепаратистская, а теперь националистическая партия «Лига» под руководством Маттео Сальвини, министра внутренних дел и вице-премьера, проводила политику, направленную на решительное блокирование допуска в Италию прибывающих морем мигрантов и на ужесточение правил внутренней безопасности. Луиджи Ди Майо, глава внесистемного лево-правого «Движения пяти звезд» и союзник Маттео Сальвини по правительственной коалиции, щедро обещал итальянцам денежное «вознаграждение за гражданство». Обе эти партии умело использовали сложности экономической и социальной ситуации и под знаменем защиты суверенитета, борьбы против «подчинения Италии Брюсселю и Берлину» развернули наступление и пытались привлечь на свою сторону всех, у кого вызывала неприятие обстановка в стране. Популисты и евроскептики, то есть, «лигисты» и «звездочники», время от времени меняли тональность пропаганды, стараясь привлечь на свою сторону также тех, кто был не очень настроен на радикальные изменения. Так, бывший глава, а ныне «гарант» партии «Движение пяти звезд» комик Беппе Грилло заявил: «Внутри мы немного демохристиане, немного правые, немного центристы, немного левые».

Политика этих партий получила поддержку и со стороны часто навещавшего Италию крайне правого американского политика Стива Бэннона, стратега предвыборной кампании Дональда Трампа. Сальвини, утверждал Бэннон, это «итальянский Трамп и будущий мировой лидер», чья задача — «расправиться с либеральной Европой Сороса» и создать совместно с другими евроскептическими партиями «популистский интернационал». Примерно в таком же ключе выступал и приезжавший в Италию российский философ Александр Дугин, равно как и авторы основанного им совместно с Константином Малофеевым онлайн-журнала Katehon на итальянском языке.

Многие итальянцы разделяли стремление евроскептически настроенных «Лиги» и «Движения пяти звезд» коренным образом реформировать Европейский союз, обвиняемый в технократическом подходе, бюрократизации и отрыве его политики от нужд европейцев. Особенно итальянцев волновал проводимый ЕС курс на жесткую экономию, ведущий к значительному сокращению социальных выплат. Бурная предвыборная кампания, развернутая партиями в преддверии намеченных на май месяц выборов в Европейский парламент, способствовала упрочению позиций «Лиги», за нее было подано 34,3% голосов, «звездочники», однако, не сумели сохранить прежние позиции, процент собранных ими голосов упал до 17. Неплохого результата добилась оппозиционная левоцентристская «Демократическая партия» — 22,8% голосов, наименьшее число голосов за весь исторический период получила партия Берлускони «Вперед, Италия» — всего 8,7%. Поскольку по итогам выборов главной политической силой в Европейском парламенте стали партии христианских демократов, умеренных консерваторов, социал-демократов и либералов, а также зеленых, положение в ЕС правящих евроскептических партий Италии оказалось весьма сложным.

Тем не менее, Сальвини, окрыленный успехом в собственной стране, перешел к более решительным действиям. Он твердо намеревался добиться «полноты власти». Правда, некоторым диссонансом в этой атмосфере стал скандал (Russiagate), разразившийся в результате публикации одним американским журналом сведений о встрече представителя Сальвини в московском отеле «Метрополь» с неким российским политиком, в ходе которой якобы была намечена сделка по нелегальной продаже Италии российской нефти, что позволило бы профинансировать испытывающую некоторые трудности «Лигу». Прокуратура Милана немедленно приступила к расследованию этого факта.

Тем временем разногласия между членами правительственной коалиции нарастали. Ди Майо, сталкиваясь с протестами рядовых членов партии, все чаще высказывал несогласие с политикой Сальвини. Символичен в этом смысле пример реакции на события в Венесуэле. Ди Майо заявил о поддержке президента Мадуро, а Сальвини не скрывал, что постоянно общается с представителями венесуэльской оппозиции. Разногласия проявились и в отношении подписанных в марте договоров об экономическом и финансовом сотрудничестве с Китаем, по поводу которых Маттео Салвини в отличие от Ди Майо занял весьма скептическую позицию. Предметом споров стали также блокирование итальянских портов, ужесточение внутреннего распорядка и поддержка Сальвини позиций международной организации консерваторов Family day. Ди Майо назвал членов этой организации «фанатиками, застрявшими в средневековье».

В конечном итоге, Сальвини решил избавиться от неудобных союзников и рискнуть. В августе он неожиданно заявил о недоверии собственному правительству, сделав ставку на неизбежность досрочных выборов. Он явно надеялся, опираясь на поддержку голосующих за него итальянцев, получить для своей партии абсолютное большинство в парламенте и возглавить кабинет. Его демарш большинство экспертов сочли непростительной для политика ошибкой. Действительно, летом ни одна из политических партий Италии не ощущала готовности к досрочным выборам. Президент Серджо Маттарелла, опираясь на свои конституционные полномочия, отказался распустить парламент и поручил тому же Конте сформировать новое правительство — Конте-бис. Сальвини был отправлен на скамью оппозиционеров. Союзником «Движения пяти звезд» стала Демократическая партия (ДП), и правительство из «желто-зеленого» (желтый — цвет «звездочников», зеленый — «лигистов») стало «красно-желтым» (красный цвет принадлежит «демократам»). Президент Маттарелла, прежде всего, настоял на «деполитизации» поста министра внутренних дел, предложив назначить на него «техника», не связанного с какой-либо партией. В результате в новом правительстве появилась правовед и адвокат Лучиана Ламорджезе, положительно зарекомендовавшая себя в 2003–2018 годах в качестве префекта Милана (представителя МВД, ответственного за координацию общегосударственной политики с политикой местных властей и за соблюдение порядка). Пресса отмечала ее гораздо более объективный подход к иммигрантам. Подчеркивалось также, что в отличие от Сальвини, активно выходившего в сети (его стиль публичной политики сравнивали с манерой Трампа), для коммуникации она не использует ни Twitter, ни Facebook, ни Instagram. Еще шесть женщин стали членами нового правительства. Одна из них возглавила воссозданное министерство равенства возможностей, что немедленно возмутило приверженцев Сальвини, заявивших, что теперь над министерством «будет развеваться флаг радуги» (символа меньшинств).

Важной чертой правительства Конте стало утверждение проевропейского курса, традиционно проводимого Демократической партией, а теперь и отбросившими прежнюю антиевропейскую риторику руководителями «Движения». Конте подчеркнул, что Италия станет активным участником строительства внутренне сплоченного, близкого к гражданам, конкурентоспособного Европейского союза, членство в котором «открывает перспективы дальнейшего роста благосостояния итальянцев и дает возможность усилить позиции европейских стран в условиях глобальной конкуренции». В новом правительстве Ди Майо получил пост министра иностранных дел. В качестве главы внешнеполитического ведомства он обратился с письмом к итальянским дипломатам, призвав их доверять его намерению достойным образом представлять Италию — страну, «традиционно проводящую политику равновесия и диалога», и сохранять «приверженность европейским и атлантическим ценностям». Среди приоритетов внешней политики Ди Майо назвал Средиземноморье, Африку и проблему миграции, решение которой требует отказа от ущемляющего интересы Италии Дублинского соглашения.

Таким образом, отношения «красно-желтого» правительства с Европейским союзом значительно улучшились. Новое руководство ЕС, опасаясь возвращения Сальвини (его партия стала единственной итальянской партией, проголосовавшей против кандидатуры Урсулы фон дер Ляйэн на пост главы Европейской комиссии), пошло на значительные уступки итальянцам. Правительству удалось добиться существенной отсрочки принятия решения ЕС по т.н. механизму экономической стабильности, предполагавшему немедленное сокращение большого государственного долга Италии и дефицита бюджета. Кроме того, новый состав Европейского парламента одобрил назначение на пост председателя парламента члена ДП Давида Сассоли, а на важнейшую должность комиссара по экономической политике ЕС бывшего премьера Италии Паоло Джентилони, тоже «демократа». Кроме того, министр экономики и финансов в итальянском правительстве Роберто Гуалтьери (ДП) сохранил за собой пост главы Еврогруппы, неформального объединения министров стран ЕС, входящих в зону евро.

Отношения с Россией, как и прежде, неизменно стояли на повестке дня. Следует отметить, что даже в условиях санкций против России и российских контрсанкций Италия, понимая нездоровый и ненормальный характер этого, сохранила конструктивный и прагматичный подход, стремясь содействовать восстановлению доверия на европейском континенте и руководствуясь интересами стран Европы. Недаром газета «Файнэншел Таймс» назвала Италию главным препятствием на пути расширения и ужесточения антироссийских санкций. Конте еще раз подтвердил, что считает Москву стратегическим партнером Рима, и пожелал всестороннего «перезапуска» итало-российского партнерства. Сам Ди Майо неоднократно подчеркивал, что Европейская комиссия нового состава должна найти решение по поводу антироссийских санкций, которые «лишь наносят ущерб нашему аграрному сектору». О бесполезности санкций говорят и в Демократической партии. Достаточно вспомнить выступление бывшего премьера и бывшего главы Демократической партии Маттео Ренци в Гумбольдтском университете в Берлине, где он заявил, что «противопоставлять Европу России — это политическая ошибка, искажение истории и преступление против культуры».

Интерес к России был подтвержден итало-российским семинаром «Искусство инновации», прошедшим в Милане в начале 2019 г. Главными темами миланской международной встречи стали перспективы расширения сотрудничества Италии и России в экономической, промышленной и финансовой областях, а также стратегическая роль, которую обе страны играют в развитии экономических и политических связей между Европой и Евразией. Отмечалось, что Италия непременно должна воспользоваться российским спросом и одновременно подчеркнуть значение России как «моста в Евразию и Китай». Стало известно о намерении Банка Интеза Россия всячески содействовать росту объема взаимных инвестиций. Глава Ломбардии Аттила Фонтана высказался за дальнейшее развитие взаимовыгодных итало-российских связей в области экономики, культуры и науки. Он выступил за безусловную отмену антироссийских санкций, подчеркнув, что такого мнения придерживаются предприниматели региона.

«Несомненно положительным» назвал развитие двусторонних отношений при новом правительстве посол РФ в Италии Сергей Разов. Он охарактеризовал эти отношения как «гармоничные, неуклонно расширяющиеся благодаря гармоничному культурному, туристическому и гастрономическому обмену».

Читайте все материалы проекта «Эксперты МГИМО подводят итоги 2019 года».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу