Итоги переговоров В.В.Путина и Р.Эрдогана

14.11.17
Эксклюзив

Итоги переговоров В.В.Путина и Р.Эрдогана

Эксперты МГИМО: Аватков Владимир Алексеевич, к.полит.н.

В.А.Аватков — о состоявшихся 13 ноября переговорах президента России В.В.Путина и главы Турецкой Республики Р.Эрдогана, актуальной повестке дня и особенностях российско-турецких отношений.

Владимир, как бы вы охарактеризовали отношения России и Турции за последние годы?

На протяжении конца ХХ и начала ХХI вв. наши страны развивали двустороннее экономическое взаимодействие очень активно, при том что не стоит забывать, что Турция на протяжении 50 лет была активнейшим членом НАТО и сторонником Соединенных Штатов. Так что это был огромный прогресс, но нужно было двигаться дальше. В сфере геополитики и безопасности мы оставались по разные стороны баррикад.

Как изменились отношения наших стран за последний год?

Сирийский кризис выявил целый ряд болевых точек и отношения носили очень сложный характер. Поэтому то, что сейчас нам удалось сформировать рабочие отношения в этом формате — это очень важно. Важно также и то, что Россия, Турция и Иран создали треугольник в области безопасности. Фактически России удалось в рамках Астанинского процесса свести воедино — или по крайней мере соотнести — позиции шиитского и суннитского государств. Обе страны на сегодняшний день обладают жесткими консервативными режимами с соответствующим консервативным центром. И вот этот рабочий треугольник может стать определенным примером в регионе. Уже очевидно, что он действует.

Что сейчас важно для турецкого лидера?

Основное, что сейчас обсуждается — зона деэскалации, возможная турецкая операция на севере Сирии, а также вопросы, связанные с безопасностью на севере Сирии и дальнейшим урегулированием конфликта в политическом формате. Будучи сильным лидером, стремясь перевести Турцию из разряда региональных в разряд мировых держав, Эрдоган крайне ревностно относится ко всем контактам России с Соединенными Штатами в этой области. Причина предельно проста: Турция пытается отойти от НАТО и найти свое место в отношениях с Востоком, в том числе с Россией. И в этой связи очень важно не оттолкнуть, а наоборот всячески притянуть ее к себе, как бы сложно ни было. Для этого нужно будет решать застарелые болезненные вопросы. И в перспективе это однозначно вопросы геополитики, потому что Турция в рамках своего разворота на Восток не отказывается от политики экспансии и это опасно, т.к. ее ресурсная база во многом обеспечена при участии России за счет наших крупных проектов, реализуемых вместе с Турцией. От которых мы, конечно, получаем экономическую выгоду, но получаем и определенный риск. Турция становится сильнее от этих проектов, но она пока не отказалась — а должна бы отказаться — от вот этой своей экспансионистской политики особенно на тюркоязычном пространстве. Но мы видим ровно противоположные тенденции.

Здесь также важно отметить, что Казахстан переходит на латиницу, создана транскавказская железная дорога, идет укрепление взаимодействия в рамках вот этого тюркского мира. И попытка влиять на тюркоязычные регионы России — все это, к сожалению, у Турции пока присутствует, особенно у националистической части элиты.

О чем говорили президенты России и Турции?

Сегодня на первый план вышла Сирия, старт нашего сотрудничества в области безопасности. Оно уже привело к тому, что мы собираемся поставлять Турции зенитно-ракетный комплекс С-400.

Но здесь возникает вопрос: из Турции прозвучали заявления о том, что С-400 они готовы закупать только при передаче технологии. Это заявил министр иностранных дел, но тут же практически был опровергнут президентом Эрдоганом, который отметил, что закупки будут осуществляться в соответствии с договоренностями, но, естественно, турецкая сторона будет рада совместному производству и передаче технологий.

Россия же, передавая технологии или ЗРК, должна быть на 100% уверена в партнере, должна стратегически продумать этот шаг, чтобы в будущем поставки ЗРК способствовали вытаскиванию Турции из системы безопасности, существующей в рамках НАТО, а не привели бы к тому, что наши коллеги приобретут знания о российских технологиях за турецкий счет, а потом просто решат вопрос с Эрдоганом силовым образом.

Следующий комплекс вопросов, которые стоят на повестке дня — это, бесспорно, вопросы, связанные с экономикой. Здесь все достаточно ровно и гладко как с точки зрения крупных проектов (строительство «Турецкого потока», возведение АЭС «Аккую»), так и рядового сотрудничества. И Эрдоган на пресс-конференции выразил надежду, что этот процесс будет только ускоряться.

Развиваются отношения и в области межчеловеческой коммуникации, наблюдается рост потока туристов в Турцию, хотя обстановка в стране достаточно непростая: в Турции по-прежнему действует режим ЧП. 

Но есть болезненные сферы, связанные с ограничениями, которые были наложены российской стороной после того варварского шага, который Турция совершила, сбив наш самолет, в результате чего был убит российский пилот. Ограничения были наложены и сих пор не до конца сняты, но это предмет переговоров, которые сейчас активно ведутся.

В целом в экономической сфере у нас идет нормальное активное взаимодействие. Конечно, будет очень сложно достичь поставленных целей —100 млрд долларов товарооборота, но к достижению этой цели страны прикладывают все усилия.

Еще раз подчеркну: вопросы геополитики и безопасности — основные на повестке дня сегодня. По ним идет сложный и напряженный диалог, но сам факт того, что лидеры России и Турции видятся практически каждый месяц, созваниваются раз в неделю или две, говорит о многих положительных факторах, что мы ищем точки соприкосновения, ищем пересечения наших интересов в регионе и в мире в целом. Учитывая открытость и готовность российского режима к диалогу с Турцией достичь можно многого, как сегодня сказал В.В.Путин: «у нас нет проблем, связанных с протокольными вещами»: президенты действительно регулярно общаются и обсуждают самые сложные вопросы. Это самое важное в рамках существующего процесса, чтобы не было таких моментов, когда Россия и Турция смогут взаимодействовать друг с другом напрямую, а будут общаться через третьи стороны в лице Соединенных Штатов. Турки считают себя очень самостоятельными, хотя это не до конца так, и самое главное — они способны к прямому диалогу с нами, и этот диалог можно и нужно вести.

В какой мере переговорный процесс между нашими странами институализирован? Это договоренности двух систем или в большей мере двух лидеров?

Очень важно, чтобы отношения России и Турции складывались не только на уровне лидеров, но и на институциональном уровне. Институциональный уровень отношений, не подверженный влиянию тех или иных лидеров, крайне важен, потому что Эрдоган — как и любой другой политик — не вечен. И если ситуация в Турции изменится и сменится руководство страны, России будет крайне сложно и поддерживать имеющиеся проекты и двигаться вперед в отношениях с Турцией. Более того, нужно всегда исходить из того, что лучшая оборона — это наступление, нужно все больше и больше не бояться формировать, не бояться воздействовать.

При всех положительных моментах в отношениях России и Турции Эрдоган, прилетая в Россию, старается всегда посетить Татарстан. Это говорит об определенных позициях, которые у Турции есть, ее устремлениях. Нам нужно, учитывая это, не бояться предъявлять ответные действия такого же характера, которые бы создавали возможности для диалога по данному вопросу. Потому что нам нужно думать не только (что, бесспорно, очень важно) о сохранении нашей территории и нашего суверенитета от внешнего воздействия, но нам нужно думать и о наступательной стратегии в отношениях, особенно когда речь идет о такой важной для нас державе. Нам нужно сформировать стратегию в отношениях с Турцией на длительный срок вперед. Эта стратегия должна подразумевать сценарирование, которое охватывало бы даже самые кажущиеся невозможными варианты, чтобы быть уверенными в том, что наши деньги, силы, ресурсы в дальнейшем не канут в Лету.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу