Кавказоведы констатировали усиление боевиков на фоне формирования Нацгвардии

12.10.16

Кавказоведы констатировали усиление боевиков на фоне формирования Нацгвардии

Эксперты МГИМО: Ярлыкапов Ахмет Аминович, к.ист.н.

Эскалация вооруженного конфликта сразу в четырех регионах Северного Кавказа может быть связана как с усилением подполья, так и с желанием силовиков продемонстрировать эффективность Нацгвардии, считают опрошенные «Кавказским узлом» кавказоведы. При этом, по их словам, в обострении ситуации могут быть заинтересованы обе стороны.

Как информировал «Кавказский узел», с 7 октября спецоперации прошли в Ингушетии, Дагестане и Чечне. В данных спецоперациях, по подсчетам «Кавказского узла», были убиты 17 предполагаемых боевиков, ранения получили пятеро силовиков. В Кабардино-Балкарии 9 октября четыре человека обстреляли наряд ДПС — двое сотрудников полиции были убиты.

В апреле текущего года Владимир Путин постановил образовать Федеральную службу войск Национальной гвардии России, а также преобразовать внутренние войска МВД России в войска Национальной гвардии России, одной из основных задач которых должна стать борьба с терроризмом. В июле Путин освободил от должности полномочного представителя в СКФО Сергея Меликова, назначив его первым замдиректора Федеральной службы войск Национальной гвардии.

«Причиной эскалации могла стать активизация членов подполья»

Действия силовиков могут быть связаны с «попыткой Нацгвардии заявить о своей эффективности», считает руководитель проекта по России и Северному Кавказу Международной кризисной группы Екатерина Сокирянская.

По ее словам, обострение ситуации в Чечне, Дагестане, Кабардино-Балкарии и Ингушетии также «может быть связано с грядущим завершением года». «Приближается конец года, скоро силовым ведомствам нужно будет „подбивать“ статистику. И силовики, таким образом, „делают“ результат», — сказала корреспонденту «Кавказского узла» Екатерина Сокирянская.

Вместе с тем она подчеркнула, что «причиной эскалации могла стать и активизация членов подполья». «По официальной информации, убитые и задержанные в Дагестане и Ингушетии люди были связаны с Сирией. В Дагестане, как утверждается, была раскрыта „спящая ячейка“ боевиков, а об убитом в Ингушетии Саутиеве силовики заявили, как о вернувшемся из Сирии», — напомнила Екатерина Сокириянская.

«Если верить информации силовиков, то получается, что на Северном Кавказе происходит активизация групп, сочувствующих „Исламскому государству“ (организация признана террористической, ее деятельность на территории России запрещена судом. — Прим. „Кавказского узла“)», — добавила эксперт.

Екатерина Сокирянская также заметила, что «пока сложно говорить о том, является ли обострение ситуации тенденцией или единичным эпизодом». «Об этом пока говорить рано, хотя сигнал тревожный», — считает Екатерина Сокирянская.

9 октября ночью в селении Мескер-Юрт в Шалинском районе Чечни найдено тело сотрудника Нацгвардии с несколькими огнестрельными ранениями. По предварительной информации, огонь по сотруднику Нацгвардии велся из проезжавшей мимо машины.

«Обе стороны могут быть заинтересованы в обострении ситуации»

В свою очередь старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов предположил, что спецоперации в Чечне, Ингушетии и Дагестане «могли являться пиар-акцией Нацгвардии. Однако не исключена и «возможная активизация самого вооруженного подполья», считает эксперт.

«В ситуации с прошедшими спецоперациями возможен взаимный интерес сторон, с точки зрения отчетов. Ведь боевикам тоже важно отчитаться о своих действиях, от этого сильно зависит их финансирование. А оно, как правило, привязано к осени», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» Ахмет Ярлыкапов.

Комментируя обстрел наряда ДПС в Кабардино-Балкарии, он напомнил про убийство в ходе спецоперации в Санкт-Петербурге одного из лидеров боевиков Северного Кавказа Залима Шебзухова.

«В августе силовики отчитались об уничтожении Шебзухова, который оставался последней видной фигурой «Имарата Кавказ» (организация признана террористической, ее деятельность в России запрещена по решению суда. — Прим. «Кавказского узла»). Убийство Шебзухова могло предоставить возможность для укрепления в Кабардино-Балкарии людям, связанным с признанным террористическим и запрещенным судом «Исламским государством», — привел свою точку зрения Ахмет Ярлыкапов.

В Кабардино-Балкарии нет участников вооруженного подполья, все разыскиваемые за террористическую деятельность местные жители находятся за пределами республики, заявил 2 сентября замглавы кабардино-балкарского МВД Казбек Татуев.

«Наблюдается новая фаза борьбы с вооруженным подпольем»

При этом Ахмет Ярлыкапов обратил внимание на то, что «действия силовиков характерны для тех времен, когда методично уничтожался «Имарат Кавказ» (организация признана террористической, ее деятельность в России запрещена по решению суда. — Прим. «Кавказского узла»).

Признанное террористическим и запрещенное в России судом «Исламское государство» на Северном Кавказе действует более тонко, чем лидеры «Имарата Кавказ», также считает Ахмет Ярлыкапов.

«В ИГ меньше знаковых, ярких фигур, которых можно точечно уничтожать, а после зачищать территорию после них. В случае с ИГ у силовиков все так гладко, как с „Имаратом Кавказ“, не получится. Ведь сейчас нет структуры, которая бы помогала силовикам теснить ИГ. Тогда как „Имарат Кавказ“ испытывал прессинг и со стороны ИГ, и со стороны силовиков („Имарат Кавказ“ и „Исламское государство“ признаны террористическими организациями, их деятельность в России запрещена по решению суда. — Прим. „Кавказского узла“)», — подчеркнул старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО.

Вскоре после убийства Магомеда Сулейманова, Залим Шебзухов считался одним из самых авторитетных боевиков на Северном Кавказе и главными претендентом на пост главы «Имарата Кавказ». Однако отсутствие с тех пор информации об избрании нового лидера «Имарат Кавказа» и соперничество с «Исламским государством» позволяют говорить об ослаблении «Имарата Кавказ» и, возможно, прекращении его существования как единого целого, отмечается в размещенном на «Кавказском узле» в разделе «Справочник» материале об «Имарате Кавказ».

На Северном Кавказе «наблюдается новая фаза борьбы с вооруженным подпольем», считает старший научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и государственной службы Денис Соколов.

По его мнению, «данная фаза наступила после предыдущей, предолимпийской». «После Олимпиады-2014 внимание силовиков было привлечено к ситуации на юго-востоке Украины, возникла пауза. Сейчас, видимо, эта пауза закончилась», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» Соколов.

При этом эксперт предположил, что активизация вооруженного подполья «соответствует ситуации, складывающейся во внешней и внутренней политике России». «Активизация подполья вполне соотносится с тем, что сейчас происходит в Сирии», — считает Денис Соколов.

«Еще одним фактором обострения ситуации на Северном Кавказе является снижение потока сторонников ИГ в Сирию. С одной стороны, туда стало сложнее доехать, с другой — ИГ теряет свою привлекательность», — заявил Денис Соколов.

«Целью давления силовиков является пополнение рядов подполья»

Спецмероприятия в Чечне, Ингушетии и в Дагестане проводились в рамках единой спецоперации на Северном Кавказе, не исключил журналист Forbes Орхан Джемаль. По его предположению, силовики на Северном Кавказе «переходят к новому этапу борьбы с подпольем».

«Сейчас на Кавказе у силовиков есть эффект „дефицита леса“. Сейчас они обладают более внушительными ресурсами, чем тогда, когда Басаев захватывал города. Сейчас количество членов вооруженного подполья в регионах Северного Кавказа является незначительным. И силовикам нужно оправдывать ту „черную икру с хлебом“, которую они имеют. Что касается вооруженного подполья, то никакой сверхактивности, на фоне прошлого, я не замечаю», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» Орхан Джемаль.

Вместе с тем он подчеркнул, что сейчас силовики на Северном Кавказе «усиленно выдавливают местных жителей за рамки правового поля». «Ужесточается режим профучета, данная проблема является наиболее острой для Дагестана. Происходят задержания, у людей берутся отпечатки пальцев, их фотографируют. Целью этого давления, по моему мнению, должно быть пополнение рядов вооруженного подполья и обретение противника. Причем такого противника, который будет оправдывать пребывание силовиков в таком количестве на Северном Кавказе», — заключил Джемаль.

Правозащитный центр «Мемориал» констатировал этой осенью волну похищений жителей Северного Кавказа. Только за период с 19 сентября по 4 октября в Дагестане были похищены не менее 12 человек, подсчитал ПЦ «Мемориал». По информации правозащитников, на протяжении ряда лет силовики занимаются фабрикацией дел в отношении похищенных жителей Дагестана. Силовики объясняют исчезновение людей уходом «в лес», возбуждают уголовное дело, которое немедленно прекращается в связи со смертью подозреваемых. По подобной схеме пропали, а затем были объявлены погибшими уже в этом году несколько жителей Дагестана, в том числе Магомед Сулейманов, Рамазан Рашидов и Шамиль Рамазанов, а в 2014 году — Ариф Мамалиев.

Алихан МАМСУРОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Кавказский узел»
Распечатать страницу